Чингис Базаров: Единственное, что мне удалось завоевать пока – это трезвость

«Сегодня я получаю удовольствие от того, что я открываю глаза и мне не плохо», признается Чингис Базаров, волонтер терапевтической общины «Viata Noua», наш сегодняшний герой рубрики «Личные истории». О том, как за несколько месяцев изменить свою жизнь до неузнаваемости и снова стать человеком, — читайте в нашей сегодняшней статье.

Мое имя переводится как «завоеватель». Пока единственное, что мне удалось завоевать – это трезвость. Сейчас мне 28 и вот уже год, как я абсолютно трезв.

Первый раз я укололся в 17 лет, это была «ширка». Если честно, я ничего не понял после первого укола. Начиналось все с простого – сначала выпивал с друзьями во дворе, потом стал курить коноплю, потом какое-то время мы жевали мак. Это не самый приятный способ получить кайф, но один из самых доступных. Когда мне все это надоело, я решил уколоться. Да, было страшно, но желание стать частью крутой компании, завоевать их уважение и не быть белой вороной, — оно заглушило этот страх и я «вмазался».

Сколько я всего натворил, пока кололся – не описать словами. На мне висели несколько статей, в какой-то момент дело шло к четырем годам усиленного режима. Но меня всегда спасала мама. В какую бы безвыходную ситуацию я не попадал, она всегда меня вытаскивала.

У меня были периоды, когда я кололся и пил месяцами. Помню, как я однажды проснулся после продолжительного запоя, подошел к окну – а там зима. Я то последний раз помнил себя летом, вот так.

Мама боролась со мной как могла: она меня и кодировала, и гипнотизировала, чего она только не делала. Я держался буквально несколько недель, после чего опять срывался.

Бывали моменты просветления, когда я начинал просить прощения, плакал, обещал невыполнимое, но все это быстро проходило.

Помню, когда меня встречали по городу и спрашивали как дела, я отвечал: «Да как дела, милиция меня ищет, дома не живу, а так все хорошо».

IMG_9361

За много лет потребления меня уже знали все милиционеры города, в котором я жил. И вот однажды, один из них пришел к моей маме на работу и предложил отправить меня на реабилитацию. Ну а чтобы хоть как-то обнадежить мою маму, которая на тот момент почти опустила руки, он рассказал историю преодоления зависимости своего двоюродного брата. Позже оказалось, что им был Вова Додон.

Помню, каким я приехал сюда (в терапевтическую общину – прим.ред.) – худой, побитый, с длинными волосами, никому не верил, все время ждал подвоха. Меня тогда очень удивило, что совершенно незнакомые люди относятся ко мне с пониманием и уважением. Уже через месяц реабилитации я понял, что больше не хочу возвращаться к наркотикам.

Почему я начал потреблять? У меня сильно развит страх неприятия, только в компании я чувствовал себя в безопасности, принятым, ощущал что у меня есть свое мнение. Все это конечно пыль, но тогда мне это казалось чем-то невообразимо важным.

Я вырос без отца, мама всегда очень много работала, и я по большей части был предоставлен сам себе. Конечно же, мама замечала, что со мной что-то не так, пыталась разговаривать, наставлять, но я бы очень строптивым и делал, что хотел.

В детстве я мечтал стать милиционером, у меня даже была настоящая милицейская фуражка. Теперь я мечтаю помогать другим оставаться трезвыми, и если благодаря моим усилиям хотя бы один человек сможет освободиться от зависимости, я буду по-настоящему счастлив.

Уже сейчас я делаю все возможное, чтобы остаться работать здесь, мне очень нравится обстановка, в которой мы все вместе живем – наши отношения строятся на честности, открытости и доверии. Мы все друг другу помогаем, мы все на равных.

Именно здесь я научился говорить «спасибо» и «пожалуйста». Еще я научился быть добрым. Для меня это огромное достижение. А еще я научился корову доить, готовить обед на десятерых, даже брынзу делать умею.

Мое самое любимое занятие в общине – наблюдать за маленькими цыплятами. Они когда рождаются — такие белые и пушистые, зато потом через месяц они такие страшные, облезлые…все как у людей.

Раньше я никогда не делал что-то, не видя в этом какой-то выгоды, я был типичным потребителем, во всем. Сейчас я меняюсь, учусь отдавать, помогать, заботиться о других. Это помогает мне становиться еще добрее.

IMG_9341 IMG_9339

Моя мама всегда говорила так: нет безвыходных ситуаций, есть безвыходные люди.

Никогда не надо сдаваться и никогда не поздно начать менять свою жизнь. Я тоже одно время думал, что уже ничего изменить нельзя, это неправда. Люди меняются в любом возрасте.

Если бы сейчас я встретил своего отца, то, наверное, просто поговорил бы с ним по душам, как мужчина с мужчиной. Но мне бы не хотелось, чтобы он знал, через что прошел его сын.

Мой процесс выздоровления продолжается каждый день – я учусь быть ответственным, выполнять то, о чем меня просят, ставить себе цели, задачи и достигать их. Тяжело конечно, но мне нравится.

Самая большая заслуга в том, что я выздоровел, — принадлежит Богу, моим наставникам и кураторам, маме, и в самое меньшей степени – мне.

Сегодня я получаю удовольствие от того, что я открываю глаза и мне не плохо. От того, что мне звонит мама и мы разговариваем с ней часами напролет. Я получаю удовольствие от красоты вокруг – ведь здорово же, когда солнце светит, вокруг трава зеленая, над головой голубое небо. У меня иногда слезы наворачиваются от всех этих новых для меня чувств.

Вот сейчас я получаю удовольствие от общения, а раньше у меня как было – человек начинал со мной разговор, через некоторое время я понимал, что несу какую-то чепуху, в этот момент я вставал и со словами «Сейчас приду», уходил. Потом через некоторое время возвращался и с таким умным видом говорил: «И на чем мы остановились?» (улыбается).

Записала Елена Держанская