Достучаться до небес. Психолог Инна Вуткарёв о страхе смерти, механизмах защиты и о том, почему на вопрос «Что бы вы сделали в последний день своей жизни?», люди отвечают одно и то же

Смерть – штука трагическая, и вместе с тем, ужасно загадочная. Мы редко о ней задумываемся в обычной жизни, а зря. Иногда полезно жить сегодня так, будто вы делаете это в последний раз. О чем это мы? Почитайте сегодняшнее интервью с психологом Инной Вуткарёв и все узнаете.

Инна, наш разговор об отношении человека к смерти, я бы хотела начать с вот какого вопроса: почему у потребителей наркотиков или алкоголя, страх смерти такой стертый?

Изначально люди, которые выбирают деструктивное поведение, нацелены на внутреннее саморазрушение. Это так же усугубляется тем, что у человека, зависимого от наркотических веществ, притупляются все его инстинкты: инстинкт самосохранения, инстинкт родительства, он больше не видит выбора в своей жизни. Все его существование нацелено на поиск и употребление наркотиков. У него бывают очень короткие периоды, когда он находится в состоянии психологического спокойствия, но такая нормальная психологическая стабильность чаще всего у него отсутствует, ее заменяет депрессия, чувство собственной никчемности, тревожность, кратковременное ощущение кайфа и так далее.

Бывает так, что наркопотребитель находится на грани своей смерти, но не осознает этого. Стоит ли в этот момент применять силу, например, запереть его дома, отправить в больницу?

Насильственно ему «помочь» нам не позволит закон. Даже если человек умирает у нас на глазах, мы не имеем права что-то делать против его воли.

Но ведь мы, и тут я представляю себя на месте жены или мамы наркопотребителя, хотим ему помочь?

Это мы так думаем. Уже несколько лет в нашей стране действует постановление ООН, согласно которому для человека первична не жизнь, а достоинство. На фоне этого постановления во многих странах легализуют эвтаназию, к примеру. Это делается для того, чтобы дать человеку возможность уйти из жизни достойно. Что касается наркопотребителей, которые находятся на грани жизни и смерти, нужно понимать что находясь в критической ситуации, потребитель убежден, что для него в этой жизни все потеряно, больше нет никакого смысла, остались только боль и разочарование. Поэтому если мы хотим действительно ему помочь, человеку надо дать альтернативу, то есть показать, что даже в этой ситуации существует такой, такой и даже такой выход. Человек сам решит, что ему делать и как поступить.

Есть такие профессии, которые так или иначе предполагают столкновение со смертью — это хирурги, онко-врачи, работники паллиативных служб, аутрич-работники, что делать им, когда их пациенты или бенефициарии умирают? Как с этим жить дальше?

Человек, который выбирает такую профессию, должен быть готов к тому, что рано или поздно ему придется столкнуться с проблемой смерти в работе. Независимо от того, будет ли он что-то делать для своего пациента или бенефициария, или нет. Каждый раз, когда умирает кто-то из тех, кого мы знаем, мы меряем его смерть на себя. То есть, мы сталкиваемся не со смертью чуждого человека, а со своей собственной смертью и это очень сильно меняет ощущение безопасности. Смотри, каждый раз когда мы планируем завтрашний день, мы как бы защищаемся от страха смерти, каждый раз когда мы перебегаем дорогу на красный или не пристегиваемся ремнем безопасности, мы пытаемся доказать себе, что мы неуязвимы. И каждый раз, когда мы слышим, что кто-то умер или погиб, мы уверены в том, что с нами такого не может случиться. Наш мозг автоматически работает на чтобы защитить нас от ужаса смерти.

Потому что, если бы было наоборот…

old-time-clock
Мы бы не выдержали. Когда люди часто с этим сталкиваются в силу специфики своей работы, они со временем вырабатывают собственные механизмы защиты, один из них – это деперсонализация, когда очередной умерший человек, пациент или бенефициарий становится одним из индикаторов, одной из очередных «личных историй», одним из списка пациентов в регистре. На этом фоне появляется черствость, сухость, скупость эмоций, не умение сопереживать. В нашей стране — это практически единственный выход, потому что у нас нет экстренных психологов, у нас отсутствуют кризисные центры, куда я, к примеру, могу пойти и выплакаться в случае, если у меня вчера умер бенефициар, которого я вела много лет. Люди выгорают на работе, потому что они не справляются эмоционально и это большая проблема. Люди, которые пришли в профессию, потому что они любили людей и хотели им помочь, со временем ощущают внутренний конфликт, потому что внутренне они людей продолжают любить, но они не справляются со сложными ситуациями и многие вещи начинают делать на автопилоте.

И все же, когда это случилось, что делать?

Мы можем пойти к частному психологу, это был бы отличный выход, но не каждый может себе это позволить. Но в идеале у нас должны быть кризисные психологи, супервайзеры. А что мы делаем в таких ситуациях?

Мы выдыхаем и тихонько радуемся, потому что это случилось не с нами. Отличный пример, когда мамочка читает новость про умершего от гриппа ребенка и про себя думает «Хорошо, что я вчера своему витамины купила…». Этого надо стесняться, это нормально?

Это механизм защиты, он не является положительным для личности, но альтернативы нет, и нам приходится так думать. Знаешь в чем разница между нами, обычными смертными, и великими духовными наставниками, Далай Ламой, например? Последние постоянно находятся в контакте со своей смертью. Они все время о ней говорят, готовятся, рассуждают на тему того, что будет после ее наступления. Они ее не боятся и воспринимают как естественное продолжение жизни. И они живут сегодняшним днем — здесь и сейчас, они умеют чувствовать жизнь. Потому что каждый наш день может стать для нас последним. И очень важно прожить его так, чтобы потом не было мучительно больно. Часто когда людям задают вопрос – чтобы они сделали в последний день своей жизни, — почти все хотят побыть с семьей, посмотреть на море, сходить в парк, почитать книгу. Ведь это обычные вещи, о прелести которых мы порой забываем.

Фильм хороший есть на эту тему – «Достучаться до небес».

Да, когда ты каждый день живешь не во имя будущего, а ради настоящего – это и есть счастье. Люди, которые постоянно живут в долгу перед жизнью — не счастливы, они не живут по-настоящему. Но в этом случае возникает вопрос, а знаем ли мы, что значит жить сегодняшним днем? Ведь это совершенно не означает, что каждый день надо прожигать. Просто выходя из дома, например, не делайте этого в обиде на родных, потому что возможно вы их больше не увидите. Прощаясь перед сном со своими ребенком, скажите ему насколько он важен для вас и как сильно вы его любите, потому что вы не знаете точно — проснетесь ли вы утром или нет.

В этой части статьи все должны заплакать.

Знаешь, я, например, последние лет 8 так и живу. Один мой близкий человек много лет назад погиб, и я насколько ярко столкнулась со смертью, что для меня это стало чем-то вроде откровения, я поняла тогда, что так тоже может быть.

А вот когда престарелые люди боятся смерти, о чем это говорит?

Они боятся, прежде всего, неизвестности, потому что никто из живых не знает что будет после, не знает какого это, мы же все привыкли жить опытом другого человека. Никто же не возвращается после смерти, мы умираем всего один раз и навсегда, именно поэтому эти переживания очень значимы для человека.

То есть их нельзя оставлять без внимания?

Однозначно. Самое страшное в жизни умирающего – это одиночество в момент смерти. Как бы нас не любили, как бы нами не дорожили, умираем мы одни. Часто люди из-за собственных страхов и переживаний, пытаются вытолкнуть умирающего человека из своего жизненного пространства. Но именно в такие моменты крайне важно чтобы рядом были близкие, родные люди, которые бы не боялись говорить о смерти. Человеку, который находится на пороге смерти, очень важно делиться своими переживаниями, очень часто именно в такие моменты люди осознают истинные жизненные ценности.

Я расскажу тебе одну ситуацию, в которой до сих пор не определилась – как я к этому отношусь. Один мой близкий человек в детстве пережил смерть бабушки, которая долго и мучительно умирала в другой комнате. Он помнит все – ее боли, ее страх, ее смерть, то, как ее выносили уже мертвой на носилках из дома. И мне кажется, что все-таки это было не очень хорошо – позволять ребенку переживать весь этот ужас.

lost_time_by_vanleith-d4em3se

Чем современнее становится мир, тем дальше наши дети уходят от жизненных истин. Рождение как и смерть – это нормально. Буквально каких-то сто лет назад, люди появлялись на свет и умирали дома, в кругу семьи, это было частью жизни. Но сейчас, чем дальше мы двигаемся вперед, тем сильнее отрицание смерти, старости. Вся наша современная жизнь нацелена на то, чтобы не умереть, неважно как ты живешь. Но истинный смысл жизни в том, чтобы что-то привнести в этот мир, чтобы жить наполненной и счастливой жизнью. И когда ребенок видит то, как происходит смерть — ничего в этом плохого нет, но с ребенком, конечно же, надо говорить, ему надо объяснять, что происходит.

А как отвечать на вопрос ребенка «Куда отправился дедушка (бабушка) после смерти?»

Все зависит от родителей, если они поддерживают идеологию, согласно которой после смерти есть жизнь, то они так ему и ответят «Дедушка живет в другом измерении, на другой планете». Если вы сами считаете, что после смерти человек просто исчезает, так и отвечайте ребенку, не дурите его и никогда не говорите то, во что сами не верите. Объясните ребенку, что всему приходит конец, чем раньше он это поймет, тем раньше он повзрослеет в моральном плане, научится ценить жизнь и людей. Говорите честно «Вот смотри, цветы растут-растут и увядают, деревья растут-растут и тоже увядают. Всему отмерено время».
Вполне логично, что после такого объяснения ребенок спросит вас «А ты тоже умрешь?». Отвечайте честно, что да, тоже умрете, но до этого момента у вас еще есть много времени.

После чего он, скорее всего, спросит «А я тоже умру?»

Да, но когда ты будешь старым престарым, когда увидишь все-все в своей жизни, когда сделаешь много полезного, когда у тебя самого будут дети, внуки, правнуки.

А как ты думаешь, надо ли брать ребенка на кладбище, когда умирает кто-то из близких?

Это очень спорный вопрос. Ты как думаешь, зачем проводят похороны?

Чтобы проститься?

Почти, это ритуал, во время которого ты переходишь от стадии отрицания к стадии принятия. Неважно по какому ритуалу проводят похороны, важно то, что через подобное происходит принятие и осознание того, что человека больше нет. Есть люди, которые просто не могут находиться на похоронах и они очень болезненно выходят из депрессии, потому что в их голове остается убеждение в том, что человек жив, они просто не могут до конца поверить в то, что человека больше нет. Если вы решили взять ребенка на похороны, то однозначно его надо подготовить и это нормально, когда ребенок прощается с кем-то из близких, неважно какого он возраста. Он должен иметь на это право, потому что это единственный шанс сказать «Прощай». Да, конечно, если на похоронах у ребенка истерика, его надо увести домой и постараться успокоить. Но запрещать ему идти на похороны неправильно.

Записала Елена Держанская