img
Евгений Барда о том, как переболел туберкулезом: «Мне ни один раз в жизни говорили, что я не жилец. Потом, правда, встречали на улице и очень у 18 Апреля 2018

Евгений Барда из Рыбницы несколько лет назад переболел туберкулезом с лекарственной устойчивостью. Когда снимок легких подтвердил болезнь, Евгений потерял хорошую работу, а дома ждали трое детей. На пару со своей женой, он боролся что было сил. И вышел победителем. Сегодня Женя работает старшим социальным работников в общественной организации «Тринити», воспитывает троих детей, ведет здоровый образ жизни и уверяет, что семья и родные – это и есть главное лекарство от болезни. После противотуберкулезной терапии, разумеется.

Болезнь

Я заболел туберкулезом в 36 лет, сейчас мне 39. В то время я работал на металлургическом заводе, в заводоуправлении. У меня была ответственная работа, хорошая зарплата, моя жена вот-вот должна была родить третьего ребенка. И вдруг у меня начался кашель, он все никак не проходил. Я стал ходить к фтизиатру, а она мне каждый раз: «У вас все хорошо». А я же вижу, что кашель не проходит. И я стал ее одолевать: «Давайте сделаем другой снимок, давайте назначим еще одно обследование». В итоге мы сделали томографию легких и у меня нашли очаг туберкулеза.

За несколько дней до того, как мне подтвердили диагноз, моя жена родила ребенка. Я был на родах, целовал малыша, обнимал его, и вот, через пару дней я узнаю что у меня туберкулез. Я был в шоке, это был очень сильный стресс. Нашим старшим детям тогда было 11 и 6 лет, я очень испугался за всю нашу семью.

Когда о диагнозе узнали на работе, всех начали проверять, мой кабинет несколько раз отмывали дезинфицирующим раствором, со мной перестали здороваться, перестали общаться практически все, даже очень близкие друзья. Некоторые до сих пор не общаются. Такой менталитет.

Лечение

Когда я заболел, мне нужно было уходить на больничный и это была катастрофа. Потому что я терял свою хорошую зарплату и это было ощутимо.

На время лечения я переехал на дачу к другу, чтобы изолироваться от семьи. Жена приезжала мне, только чтобы передать еду. Мы с ней говорили у калитки, и она уезжала.

На начальной стадии, я вообще не выделял палочку, у меня просто был очаг. Поэтому я пролечился 3 месяца, вышел на работу и продолжал принимать лечение.

У меня была первая линия лечения, никаких побочных эффектов. Само лечение было бесплатное, все было терпимо.

Когда я вышел на работу, через два месяца у меня случился рецидив, и врач поставил диагноз – открытая форма туберкулеза с лекарственной устойчивостью. Меня сразу госпитализировали в Бендеры. Я пролежал в больнице больше 5 месяцев. После 2 месяцев лечения, когда я перестал выделять палочку Коха, меня стали отпускать на выходные домой. Я не могу без семьи, для меня семья – это святое. Я без детей и жены не могу вообще.

В больнице не было сложно, я везде создаю свой мир. Я и там его создал. Увлекся историей, у меня был телевизор, я Достоевского перечитал, Оноре де Бальзака.

Единственная сложность, с которой я столкнулся – потеря аппетита. Я не знал, что мне делать, перепробовал все, но ничего не помогало.

Через пять месяцев госпитализации меня выписали, и я продолжал принимать лечение дома.

Что я только не делал, чтобы поскорее поправиться – и медведок сушил, а затем ел, и настойки пил, и физкультурой занимался, в общем старался как мог. В общем и целом, лечение от лекарственно-устойчивой формы я пил полтора года.

Детей конечно обследовали всех за это время, но профилактики не давали, у них все хорошо.

Страх

Те, кто лежали со мной в больнице – больше 30% сегодня покойники, на моих глазах очень много людей погибало и это очень грустно.

Нет, страшно мне не было. Я просто до такой степени хочу жить, что готов ради этого на все. Когда я болел, меня ничего не интересовало, мне нужно было вылечиться и вернуться к семье, больше ничего.

30704481_1721482481246397_7120402190119731200_n

30712105_1721482254579753_1864807673879330816_n

Поддержка

Конечно бывали сложные периоды, когда я мог на пару минут войти в такое состояние грустное, когда тяжело. Но у меня огромная поддержка – это моя супруга, Ира.

Вообще семья и дом – это для меня самое святое и это меня стимулирует больше всего сегодня. Для меня дороже ничего нет, кроме них.

Когда я закончил лечение, сказал себе – «Ты стал еще крепче». Я вообще считаю, что каждая трудность должна нас закалять, как дамасская сталь, которая становится только лучше после обжигания.

Кстати, с завода я уволился конечно. Год волонтерил в организации «Тринити», которую основала мой супруга, а потом устроился туда работать.

Мне ни один раз в жизни говорили, что я не жилец. Потом правда встречали на улице и очень удивлялись, что я еще живой.

Сегодня

Сегодня я помогаю таким же людям, как и я в организации «Тринити». Я не жалею о том, что поменял место работы. Хотя нам было очень тяжело: пока я работал на заводе, начал делать в квартире ремонт и взял приличный кредит в банке. У Иры зарплата была смешная на тот момент, а еще и трое детей. На меня все это очень давило.

Конечно потом все наладилось, с кредитом расплатились, никто с голоду не умер. Ира была всегда рядом, поддерживала меня. Моя зарплата была меньше ста долларов, когда я пришел в организацию. Конечно мне было тяжело с этим свыкнуться. Но я рад что ушел с завода, я стал на многие вещи смотреть по-другому и понял главное – деньги и карьера, не самое важное в жизни.

Сегодня, чтобы поддерживать себя в хорошей физической форме, я минимум 3 раза в неделю плаваю в бассейне, мы с Ирой увлекаемся скандинавской ходьбой. Я слежу за своим питанием и вообще за тем, как питается вся семья. Каждое утро еду за свежим козьим молоком и пою им всю семью.

После того как я переболел, я стараюсь помогать тем, кто борется с этой болезнью сейчас Очень важно, чтобы в такой момент был кто-то, кто тебя поддержит, кто протянет руку помощи. Я сейчас с двумя ребятами вожусь, езжу с ними на обследование, регулярно общаюсь с нашим пульмонологом.

Если человек следит за собой, если вовремя замечает симптомы и обращается к врачу, — туберкулез можно излечить полностью. И это уж точно не приговор.

Кстати, почему я хотел так быстро выздороветь? Потому что мы с Ирой очень хотим еще одного ребенка, девочку. Очень хотим, и мы ее родим, однозначно.

Елена Держанская

Подписывайтесь на нашу страницу в Фейсбуке и Одноклассниках!
positivepeople.md