Алёна Шкарлет: Сейчас я хочу жить, как никогда

Каждая личная история, как новый роман, который хочется поскорее дочитать до конца и спокойно выдохнуть. Сегодняшняя истории Алены- это роман про любовь, любовь к жизни, которая дает силы просыпаться по утрам и бороться, бороться, бороться.

Я недавно подсчитывала, сколько времени была в зависимости – вышло около 32 лет. Нет, я не потребляла все эти годы без остановки, были периоды, когда я бросала, когда потребляла с какой-то периодичностью, но в общем и целом цифра такая.

В 14 лет я первый раз покурила коноплю, мне не понравилось, у меня закружилась голова, мне стало плохо, и я к этому не возвращалась, пока не начала колоться. Это было после окончания школы.

У меня была компания, в которой я пыталась устроить переворот – они все потребляли наркотики, а мне это не нравилось. В какой-то день после варки мака у меня дома, у них осталось очень много, через чур много, его некуда было девать, а выбросить жалко и я попробовала. Мне понравилось с первого раза, это был роковой момент для меня.

Конечно, я боялась уколов, поэтому первый раз за меня все сделали друзья — один мне колол, другой пережимал, третий дул. После первого раза меня накрыло, это были ощущения, которые я никогда раньше не испытывала. У меня развязался язык, я была настоящей кинозвездой. На следующий день это состояние прошло, но наступила зависимость, с которой я боролась почти всю сою жизнь, как Дон Кихот с ветряными мельницами.

IMG_0630

Какая была причина? Я бесилась с жиру, наверное. Ведь у меня было счастливое детство, полная семья, трезвые родители. И, тем не менее, я стала наркоманкой, как и те, кто вырос в неблагополучной семье или те, у кого родители были потребителями. Потому что нет никакой закономерности – наркотики могут проникнуть в жизнь любого.

Проблема было во мне, я осознала это только сейчас. Тогда же я винила в своей болезни город, людей, друзей, того, кто первый раз меня уколол. Но все это заблуждение, самообман, удобные отговорки.

Я признавала, что я наркоманка только тогда, когда мне это надо было. Где-то внутри я все равно говорила себе, что я справляюсь и у меня получится от всего этого избавиться.

Моей дочке 15 лет, она сейчас учится в колледже в Израиле. С ее отцом мы знакомы со школы. Он какое-то время работал в Израиле, потом вернулся за мной, мы расписались и снова уехали в чужую страну, там же я и родила.

Я родила поздно, в 31 год. Помню, как за полгода до беременности, я вложила с Стену Плача записку, в которой написала, то хочу Соню. И судьба послала ее мне.

С ней я была в трезвости несколько лет – во время беременности и пока кормила грудью. А потом началась война и мы отправили Соню к моим родителям в Кишинев. Сначала она была у них месяц, потом еще один и еще. Дочка была нашим тормозом, благодаря ей, мы оба держались в трезвости. Но она уехала и через какое-то время мы сорвались, ведь муж тоже когда-то потреблял. Она осталась в Кишиневе, а мы там.

А потом умерла мать, через 40 дней умер отец. И я прилетела домой, за дочкой. Смерть родителей была сильным стрессом. Мама всю жизнь просила, чтобы я бросила наркотики. Помню, как плакала на ее могиле и клялась исполнить ее желание. Четыре года после ее смерти я не прикасалась к наркотикам, но потом все началось по новой.

Когда дочке было 11 лет, я познакомилась с мужчиной, мы стали жить вместе, он тоже был потребителем. Мы все время ее обманывали, но она все видела и понимала. Помню, мы с дочкой как-то возвращаемся после магазинов, а он дома уже был под кайфом и что-то ей бурно рассказывал. А она подходит ко мне и говорит: «Мне страшно», и я не знала, что ей ответить, просто сказала: «Мне тоже страшно, Сонь».

Еще один длительный период трезвости был в тюрьме, где я отсидела почти три года. Это было до рождения дочки, я занималась махинациями с валютой, так и загремела. Главное, чему меня научила тюрьма – больше никогда туда не возвращаться.

IMG_0622

Чтобы я сделала, если бы нашла наркотики у ребенка? Я даже представить это не могу, потому что мне страшно, даже в холодный пот бросает. Мне бы наверное хотелось выть, орать от боли, от отчаяния, зная о том, как это тяжело и к чему может привести. Но я обязательно поговорю с ней на эту тему сейчас, возраст уже подходящий. Мне есть, что ей сказать. И я знаю, что она меня поймет.

Первый раз я прошла реабилитацию в терапевтической общине в Фалештах. Затем, в 2011 году я приехала в общину «Viata Noua». Реабилитация мне нужна была для того, чтобы устроится работать в НПО аутрич-работником в своем родном городе Бельцы. Мне тогда все еще казалось, что я справляюсь, но на работе мне сказали, что для этой должности мне нужны минимум 3 месяца реабилитации. Я их прошла и на второй день меня взяли.

Меня вдохновляла новая должность, новые обязанности, я считала своим долгом помогать другим. У нас очень тяжелый город, очень много людей в зависимости и очень много тех, кто уже на кладбище, его так и называют «кладбище молодых». Я могу по пальцам посчитать, сколько моих друзей из прошлой жизни осталось в живых.

Семь месяцев длилась моя служба во благо общества, потом снова начались наркотики. В этот раз это был уже винт. Когда я поняла, что сама не справляюсь со всем этим, я приехала сюда, в Березки.

Реабилитация проходила тяжело, особенно первое время. Для меня это был стресс – чужие люди, одни мужчины, каждый день расписан по часам. Очень бы хотелось, чтобы достроили корпус для женщин, потому что общие бытовые условия – это не всегда здорово.

Сейчас я учусь доверяться, потихонечку открываюсь, хотя раньше я была очень закрытая, не верила никому, кроме себя. И вот что из этого всего вышло…

Если бы у меня была возможность что-то стереть из своей жизни, как на флешке, я бы удалила все, оставила бы только свое детство с родителями и рождения ребенка. Потому что вся остальная жизнь была мучением.

Мне надо выстоять в том положении, в котором я сейчас нахожусь, укрепиться, зацементировать свою трезвость. Пока что я не знаю, как мне это сделать.

Жизнь без наркотиков – это жизнь без наркотиков, когда у тебя нет постоянных проблем, когда ты не боишься, когда не зависишь ни от чего и ни от кого, когда просто живешь спокойно. Сейчас, пройдя полный курс реабилитации, я хочу жить, как никогда.

А еще я хочу открыть свой цветочный магазин! Мне нравится возиться с цветами, хотя я понимаю, что все это не так просто, но у меня есть мечта и она меня греет.

Что мне сейчас приносит кайф? Жизнь без кайфа, мне этого достаточно.

Текст, фото: Елена Держанская