«Когда речь идет об эпидемии, о здравоохранении, о жизни людей — тут не должен вставать вопрос денег». Эксперты о новой Национальной программе по ВИЧ/СПИДу на 2016-2020 гг.

«Национальная программа призвана удержать эпидемию в рамках групп повышенного риска инфицирования и не допустить распространения ВИЧ в рядах населения» — так звучит основная цель Национальной программы по профилактике и контролю с ВИЧ/СПИДом на 2016-2020 гг., которая на ближайшие пять лет будет определять действия страны в ответ на эпидемию ВИЧ/СПИДа. На все про все — 1,046 миллиард лей, из которых чуть больше 40% — в дефиците. Мы попросили прочесть текст программы экспертов общественной ассоциации «Позитивная Инициатива», «Viata Noua» и «Mamele pentru Viata» и высказать свое мнение на этот счет.

Ирина Белевцова, председатель общественной ассоциации «Mamele pentru Viata», член Евразийской сети по СПИДу

12885763_924905467627536_1868867535081596193_o

Проблема заключается в том, что сегодня в обществе образовался слой населения, состоящий из ВИЧ-положительных женщин, которые происходят из сельской местности, у многих из этих женщин низкий уровень менталитета. Кроме того, есть женщины с ВИЧ, которые психически нездоровые и которые силу своего психического заболевания не способны, понять каких-то элементарных вещей. В этих случаях конечно же нужно подключать мультидисципалинарную команду, в состав которой будут входить социальный работник неправительственной организации, психиатр, врач-инфекционист, для того, чтобы все месяцы, которые женщина должна принимать профилактическое лечение во время беременности, она прослеживалась каким-то из этих специалистов. Кроме того, в период после родов ВИЧ-позитивная женщина с психическими проблемами должна давать профилактический сироп ребенку, а значит ей тоже нужен очень строгий контроль. Для этого нужны кризисные центры для мамы и ребенка, чтобы весь этот период мама с малышом находились под строгим наблюдением врачей или социальных работников. Что касается городского населения, то все перечисленные в национальной программе пункты для достижения менее 2% случаев передачи ВИЧ от матери к ребенку, — подходят и реально смогут достигнуть этого показателя.

Так же я считаю, что беременные, которые отказываются проходить тестирование на ВИЧ, должны нести серьезную ответственность, вплоть до административной. Потому что беременная женщина в ответе не только за себя, но и за ребенка.

Что касается повышения числа женщин-потребителей инъекционных наркотиков, которое влияет на распространение эпидемии (так сказано в программе – прим.ред) — чтобы его снизить, необходимы изменения во всех областях. Потому что причин этого роста множество: это и низкий уровень жизни, и несовершенный институт брака, и низкий уровень воспитания, школьного и дошкольного в том числе, и целый комплекс других проблем. Именно поэтому таким женщинам очень важен доступ к качественной реабилитации на базе терапевтических сообществ, во время которой прорабатываются все уровни.

Инна Вуткарев, координатор работу в ПУ, общественная ассоциация «Viata Noua»

88

Сегодня мы констатируем тот факт, что в ситуации с ВИЧ тип распространения эпидемии изменился, в том числе среди заключенных. Если изначально ВИЧ-положительными выявлялись заключенные, принимающие инъекционные наркотики, то сегодня в большинстве случаев заражение происходит половым путем. Из-за того, что человек не подозревает, что он заразился ВИЧ, очень часто люди попадают в тюрьму на стадии СПИДа, с очень низким иммунитетом, с полностью разрушенным здоровьем. Так же важно, чтобы в комплексе работали все вовлеченные стороны, именно поэтому в прошлом году мы инициировали работу мультидисциплинарных команд на уровне ПУ и ДПУ, куда входят не только врачи, но и сотрудники НПО, врачи, сотрудники режима, психологической и социальной службы, и сами заключенные из числа волонтеров-активистов, которые могут оперативно реагировать на какие-то ситуации. Очень важно чтобы разные специалисты принимали участие в решение проблемы, потому что там, где ВИЧ – там и гепатиты, и туберкулез, и инфекции, передающиеся половым путем, и наркотики.

Что касается мер профилактики среди заключенных, они должны быть следующими: информирование общей массы, доступ к программам снижения вреда, в том числе для фармакотерапии метадоном, а так же доступ к реабилитационным программам. Отсутствие денег (имеется ввиду дефицит – прим.ред.) не является причиной того, чтобы пренебрегать здоровьем людей, их жизнями. Тем более в пенитенциарной системе, где человек лишен свободы выбора, передвижения, а значит, его базовые потребности должны осуществлять в полной мере. Если же случится так, что этот вопрос встанет — мы должны будем реагировать, все общество должен будет реагировать.

Александр Коротаев, социальный работник общественной ассоциации «Viata Noua»

12646683_886062081511875_2982746514984158947_o

Я думаю, что тот минимум, который планируется достигнуть по охвату фармакотерпией метадоном (в нац.программе говорится, что фармакотерапия метадоном к 2020 году будет предоставляться не менее чем 4,2% людей, которые являются потребителями инъекционных наркотиков – прим.ред.) — это очень маленький процент при таком количестве зависимых в нашей стране. Если поднять планку и охватить действительно всех тех, кто в этом нуждается — нужны кардинальные изменения. Простой пример: при таком же количестве потребителей в Молдове, в других странах на программе ФТМ находятся тысячи человек. У нас их несколько сотен. Безусловно роль неправительственного сектора играет важную роль в процессе реализации программы. Покрытие клиентов сервисными услугами делает программу полноценной, восполняя многие потребности клиентов.

Среди проблем, с которыми мы можем столкнуться в ближайшие 5 лет при реализации программы – риск того, что ФТМ превратится в банальное употребление метадона, когда человек выпивает свою дозу и остается предоставлен сам себе. Если человеку не оказывать помощь и не поддерживать его, тогда программа теряет свой смысл. Ведь ФТМ — это препарат метадон и целый комплекс услуг, предоставляемый клиентам, всё это в сумме даёт результат. Для того чтобы избежать этих проблем, в этом процессе очень важна отлаженная работа государственного сектора и НПО, насколько качественна будет выстроена коммуникация между ними, настолько будет и положительный результат сфере фармакотерапии метадоном в Молдове.

Что касается дефицита, конечно есть вероятность, что он отразится на финансировании программ снижения вреда, ведь потребители наркотиков всегда были самой последней группой населения, а которой заботится государство. Я бы опасался ситуации, которая в прошлом году произошла в Крыму, когда сотни людей на терапии метадоном остались без препарата. Чтобы этого избежать, необходимо в первую очередь совершенствовать существующий алгоритм внедрения фарамакотерапии метадоном и обеспечивать ту самую комплексность услуга на сто процентов. В этом случае результат будет говорить сам за себя.

Алина Кожокарь, специалист по приверженности лечению, общественная ассоциация «Viata Noua»

IMG_6256

Думаю для достижение цифр, прописанных в нац.программе, а так же реального результата необходимо вовлечение всех заинтересованных сторон, как госструктур, так и гражданского общества. На сегодняшний день в принципе отсутствует культура заботы о собственным здоровьем в нашей стране, и одна из проблем, с которой мы сталкиваемся — ВИЧ-позитивные пациенты не всегда своевременно проходят диагностику, аргументируя это отсутствием денег на дорогу. Некоторые в принципе не понимают для чего необходимо прослеживать динамику СД4-клеток. Думаю, что это достижимо только в случае, если пациенту будет оказываться качественное сопровождение, к каждому необходим свой подход, так как мы все разные.

Нам необходим четкий отлаженный механизм по переадресации ВИЧ-позитивных людей к психосоциальным услугам. Не все пациенты, которых ставят на учет в медицинское учреждение имеют доступ к информации, они не знают, какие услуги существуют у нас в стране, какие преимущества, возможности. Тем самым часть людей выпадают в принципе. А если говорить о будущем — доступ к медико-социальным услугам, одна из ключевых задач, которая играет важную роль для людей, живущих с ВИЧ. Научиться жить с ВИЧ, своевременно посещать кабинет по АРВ-лечению, проходить своевременно диагностику, принимать свой ВИЧ-статус и жить дальше — это нужно время и специалисты, которые помогут пройти все эти этапы.

На мой взгляд, существующий дефицит (в нац.программе – прим.ред.) может повлиять на доступ к АРВ-лечению для ВИЧ-позитивных, а так же непосредственно есть риск сокращения финансирования программ по психосоциальному сопровождению которые сейчас поддерживаются Глобальным Фондом.

Руслан Поверга, председатель общественной ассоциации «Позитивная Инициатива»

13445535_1062251383812651_1788868942609853399_n

Нынешняя Национальная программа по ВИЧ/СПИДу — это продукт общих усилий, в подготовке которого принимали участие как представители госструктур, так и неправительственные и международные организации.

Учитывая тот факт, что эпидемия сконцентрирована в группах риска, хорошо что программа сфокусирована именно на них. На мой взгляд, программе немного не хватает внимания общему населению, ведь эпидемия давно уже вышла за рамки, что называется в народ. Так или иначе, программа отвечает основным потребностям и это хороший план действий на ближайшие пять лет.

Есть одно «но»: в ней достаточно много линий/услуг, которые в бюджете находятся в колонке дефицит и это реальная угроза. Я очень надеюсь, что мы не столкнемся с проблемой выбора – либо одно, либо другое. Правда заключается в том, что при решении такой проблемы как ВИЧ/СПИД, невозможно выбирать между лечением и профилактикой, уходом, поддержкой и тестированием — это все абсолютно разные плоскости. Нам нужно и то, и другое, и третье, потому что мы реально верим в то, что эпидемию нужно и можно остановить. Когда речь идет об эпидемии, о здравоохранении, о жизни людей, тут не должен вставать вопрос денег. Я понимаю, что если ответственные лица думают о том, как действовать здесь и сейчас, то конечно они будут думать о том, как сэкономить. Если же они будут планировать на 10 — 15 лет вперед, то любой здравомыслящий человек понимает — надо инвестировать, потому что с каждый годом цена вопроса будет дорожать.

В случае если кризисная ситуация с лечением все-таки наступит, как это происходит сейчас в других странах, у нас есть план действий. Во-первых, мы уже сейчас начали оптимизацию ресурсов в нашей организации, потому что мы не можем требовать оптимизации ресурсов от государства, не сделав этого сами. Во-вторых, мы продолжаем искать дополнительное финансирование, чтобы покрывать определенные линии, подключая к этому процессу, в том числе и коммерческий сектор. И наконец, в-третьих, мы не будем просто так соглашаться с тем, что нет денег на лекарства. Мы будем вести переговоры, мы выйдем в плоскость прямой адвокации, вплоть до протестов. Потому что это вопрос наших жизней.

Расспрашивала Елена Держанская