Самые честные личные истории 2016 на www.positivepeople.md

На протяжении года мы писали для вас самые честные личные истории людей, которые заслуживают уважения за свою искренность. Сегодня мы собрали самые лучшие из них. Эмоций хватит надолго, гарантируем.

Светлана Зайцева, социальный работник «Здорового будущего», Тирасполь.

«Я была на работе, позвонили моей маме, которая сидела с ребятами, попросили привести детей в органы опеки, якобы посмотреть на их благополучие. Мама, ничего не подозревая, приехала куда попросили. А там милиция, все наготове. Вызвали меня, и не показывая мне мальчишек – забрали их насильно в интернат. Объясняли это тем, что была угроза жизни детям. Потом мы выяснили, что это было незаконно».

img_0106

Людмила Тодерица, волонтер организации «Mamele pentru Viata», Кишинев.

В 17 лет я начала потреблять наркотики, о статусе узнала в 19, это был 1999 год. Близким тогда сказала так: «Мне осталось 2 месяца жить, у меня ВИЧ». Но прошел год, все хорошо, второй – все хорошо, на третий год меня отправили лечиться от наркотиков. Это не помогло и только через два года я сама вылезла из всего этого.

img_9139

Даниил Янчиогло, аутрич-работник О.А. «Viata Noua», Кишинев.

«Все мои деньги уходили на героин. Я половину своей жизни проработал на него, это же надо было так подсесть. Интересное наблюдение, сколько бы я не работал, я не продвигался по карьерной лестнице, моя зарплата не увеличивалась. Героин поставил мне рамки – не больше и не меньше, а вот так».

IMG_3831

Инна Хильман (Бирюкова), работник общественной организации «Здоровое Будущее», Центра новых возможностей содействия защите здоровья и социальной справедливости «Точка опора», Тирасполь.

«Помню вечер, когда я впервые увидела одну из дочерей в состоянии наркотического опьянения. Только тогда я поняла, насколько пригодился мой опыт потребления наркотиков: я же моментально могу отличить, когда человек под кайфом».

img_8946

Олег Тюрин, волонтер социального центра «Viata cu Speranta», Бельцы.

«Я перепробовал все: скоростные наркотики, опиаты, героин, амфетамины, винт. Сегодня я полтора года не употребляю. Но временами мне как-то страшновато».

img_8522

Светлана Лебедева, социальный работник общественной ассоциации «Второе дыхание», Бельцы.

«За год до беременности у меня было сильное заражение крови, я лежала в больнице и меня буквально вытащили с того света. Я перкумарилась и в этот момент забеременела. Кстати, до последнего я не знала что у меня двойняшки. В городе меня все осуждали, вплоть до нецензурной брани».

IMG_5949

Руслан Хришка, аутрич-работник общественной ассоциации «Viata Noua», Кишинев.

«По большому счету, кроме самых близких – мамы, отца, брата и сестры – от меня все отвернулись, многие разговаривали со мной с опаской, бывало идешь по улице, а тебе вслед кричат: «Спидник идет!». Никогда не забуду как папа, взрослый дядя, прочитав в газете о лекарстве от СПИДа, которое якобы вылечивает болезнь, прибежал ко мне и со слезами на глазах говорит: «Руслан, я продам дом, машину, но я тебя вылечу»».

44

Константин Васильев, волонтер общественной ассоциации «Viata Noua», Кишинев.

«В тюрьме я отсидел 17 лет. Скоро мне исполнится 34…»

g76q6713

Татьяна Мещерякова, работник общественной ассоциации «Второе дыхание», Бельцы.

«Поэтому когда мне сказали, что я беременна и что у меня статус, я не знала что меня больше расстроило – первое или второе. Лечащий врач сказал что мне нужно идти и прерывать беременность. Мне дали талончик на аборт, я пошла в женскую консультацию, посидела, подумала, вернулась домой. Потом во второй раз пошла, в третий».

img_6077

Артем Михайлов, волонтер общественной ассоциации «Viata Noua», Кишинев.

«Помню в 16 лет, когда в один из вечеров дедушка закрыл комнату и конкретно всыпал мне, я посмотрел на него такими глазами страшными, злыми и сказал: «Еще раз подымишь на меня руку, я за себя не отвечаю». Только тогда он понял, что переборщил».

img_0917

Писала и выбирала Елена Держанская