Самир Логин: Нам всем стоит немного поменяться и стать добрее

Участник проекта «Сила танца. Битва сильнейших» и полуфинала молдавского отборочного тура на конкурс Евровидение, артист, автор собственных песен Самир Логин умеет обаять с первого взгляда. Говорит тоже хорошо. А уж как поет – можете оценить, вбив в гугл его имя. Мы его послушали и встретились лично, чтобы расспросить о взглядах на благотворительность и эпидемию ВИЧ.

Слушай, откуда у тебя такое имя такое необычное — Самир? Какие у тебя корни?

Вообще это мой псевдоним. По паспорту я Петр. Родился в Молдове, моя мама молдаванка, а папа наполовину украинец, наполовину цыган. Его мама, моя бабушка, была русской цыганкой, у дедушки в роду тоже есть немного романских кровей. После Второй мировой войны на Украине была голодовка, и дедушка со своими братьями бежал в Россию. Там ему повстречался табор с цыганами, в котором дедушка познакомился с моей бабушкой, влюбился, украл ее, и они переехали в Молдову. С тех пор у них родилось 12 детей.

В свое время из-за темного цвета кожи меня кем только не называли: и эфиопом, и тюрком, и латиносом, и даже евреем. Я уже привык.

Как ты к этому относишься? Я имею в виду к такому делению по национальности?

Я думаю, что общество не нужно делить. Чем оно разнообразнее, тем больше яркости добавляет. Когда спрашивают, какой ты национальности, а ты им отвечаешь «Я цыган или ром», людям должно становиться интересно, они не должны пугаться, отдаляться от тебя. У нас же когда узнают, что ты ром или цыган, сразу ассоциация «Значит вор». Вот это неприятно. Я, например, никогда в жизни не брал чужого, я даже в мафию не могу спокойно играть, потому что не терплю махинаций (улыбается). Я ненавижу фальшь и вранье, это не приведет ни к чему хорошему.

Как думаешь, почему мы – я имею ввиду большую часть общества — такие не толерантные, почему постоянно клеймим других?

Я думаю, что проблема даже не столько в обществе, сколько в тех, кто добавляет масло в огонь. У нас люди вообще очень добрые, но, к сожалению, среди них есть те, которые как будто специально разжигают ненависть, рознь. Причем по любому поводу.

17141726_1824995467547423_448429844_n

Бороться с ними, кстати, довольно сложно. Но давай о тебе: скажи, пожалуйста, каким образом тебя занесло в танцы, ты же всегда был артистом, певцом?

Небольшая предыстория: мой папа всегда хотел воплотить во мне свои мечты: он был музыкантом и спортсменом, долго пытался выбирать, но в конце концов стал спортсменом, выиграл звание чемпиона СССР, стал мастером спорта. Когда мы с братом были маленькие, папа отдал нас в спортивную секцию, а потом и в музыкальную школу. Я делал успехи и там и там, но лет в 15 я посмотрел фильм «Последний танец за мной» и меня, конечно, разорвало, я не мог спать, я постоянно думал об этом фильме и хотел танцевать. Родители же убеждали меня в том, что танцы – это несерьезно, в итоге мечту свою я забыл. Время шло, я выиграл несколько чемпионатов по дзюдо, закончил экономическую академию, поставил на всем этом точку и стал заниматься тем, что мне действительно нравилось – музыкой.

И вот спустя какое-то время тебе предложили принять участие в проекте «Сила танца». Ты сразу же согласился?

Моментально! Но когда пришел в тот день домой, начал спрашивать себя: осилю ли я? как я себя буду на сцене чувствовать? Я вообще очень эмоциональный во время выступления. Когда пришло время полуфинала, у меня был такой мандраж, что не передать словами. К финалу я стал более уверенным в себе и те эмоции, которые я испытал тогда, – это были, наверное, одни из лучших эмоций в моей жизни. Я отключился от всего и получал нереальный кайф.

Сейчас ты готовишься к «Битве сильнейших», волнуешься?

Сейчас мне намного легче, потому что я уже прочувствовал себя во время танца, мне уже не так страшно, я уже не так переживаю. Я знаю точно, что самое главное – танцевать от души, в конце концов, никто кроме тебя и тренера не знает, какими должны быть следующие движения (улыбается). И еще очень важно, чтобы зритель тебе поверил.

О чем будет твой танец?

Не могу рассказывать все полностью. Сам номер очень крутой, а идея просто волшебная. В качестве намека скажу лишь, что за основу мы взяли сюжет книги «Скорбь сатаны» английской писательницы Марии Корелли. В танце будет игра, какая именно — узнаете в полуфинале. Тема, которую мы выбрали, мне очень сильно нравится и конечно мне очень повезло с тренерами. Я очень рад, что тема получилась очень глубокая, философская, думаю, мы сможем обыграть это так, что всем понравится. Смысл моего выступления в следующем: только от нас зависит, насколько мы далеко становимся от светлой стороны или от темной. Объясню на примере: когда человек делает добро, он начинает привыкать к этому и делает еще больше добра. А чем глубже он залезает в грязь, тем больше она его затягивает. Например, человек покурил травку, просто так с друзьями, и все, он уже просит снова повторить, дальше больше. И таким образом он в один день понимает, что больше не может от этого отказаться и что он полностью в этом погряз. Или же, человек пошел в спортзал, начал заниматься, отказался от вредной еды, почувствовал результат, начал тренироваться еще больше, почувствовал эйфорию и все, он уже занимается каждый день, он ведет здоровый образ жизни.

У тебя в жизни случались ситуации, когда надо было выбирать между плохой и хорошей стороной, образно говоря?

Скорее да. Просто на тот момент я не понимал – хорошо это или плохо. Бывали моменты, когда мне нужно было закрыть глаза на некоторые вещи и просто идти дальше. Но я этого не делал и возможно, себе же во вред. Жизнь все-таки интересная штука, она такая разнообразная и настолько глубокая. Часто кажется, что так легко принять решение, или с чем-то расстаться, но это легко на словах, в чьих-то советах, а на самом деле не все так просто. Ситуации в жизни разные и давать советы или судить – очень сложно.

17160415_1824996420880661_1546071127_n

Этот наш совместный проект — «Силы танца» и «Позитивной Инициативы» — он для тебя как инструмент чтобы творить добро?

Я для себя решил не делать из этого шоу. Я просто продолжаю заниматься любимым делом, и если у меня появляется желание и возможность что-то для кого-то сделать, рассказать, поддержать — я это делаю от чистого сердца. Не нужно сгущения красок, не нужно навязывать свое мнение или пытаться что-то доказать. У нас же полно других проблем, кроме СПИДа и полно организаций, каждая из которых уверенна, что их проблема – самая страшная. И вместо того чтобы просто продвигать добро, они начинают продвигать какую-то идею, тем самым раздражая обычных людей своей навязчивостью. Не надо навязывать, надо просто делать добро.

А вот как думаешь все эти банеры, листовки, мероприятия, которые мы постоянно проводим — они что-то поменяют в обществе?

Я думаю, что людям нужны примеры тех, кто прошел через все это, я имею в виду, ту же ВИЧ-инфекцию. Прошел и чего-то добился. До того как я познакомился с вашей организацией, у меня было не самое толерантное отношение, я например думал, что вот поздороваешься с таким человек, и все, сразу заболеешь. В детстве нашими соседями была семья, где были люди, живущие с ВИЧ. И мои родители запрещали мне здороваться с ними, общаться с их ребенком. Я сейчас понимаю, что это был обычный страх, инстинкт самозащиты. Но тогда мы этого не понимали, потому что не было информации. Люди, в итоге, переехали в другой город.

Сейчас твое отношение изменилось?

Конечно, потому что я познакомился с людьми, которые живут с ВИЧ, они здоровы, они счастливы, они работают, у них здоровые дети. И сейчас я знаю об этой проблеме гораздо больше, чем тогда. Да, есть те, кто сознательно заразился, но есть и те, кто совершенно не виноват в этом. И те и другие нуждаются во втором шансе.

Вообще второй шанс надо давать?

Конечно. Каждый человек имеет право на второй шанс. Человек не виноват в некоторых деяниях. Так сложилась ситуация, где-то сломался, где-то компания нехорошая попалась, где-то случилась стрессовая ситуация и человек потерял самоконтроль. Где-то не хватало любви, и человек пытался ее искать в чем-то другом. Часто человек не туда сворачивает. И выйти на главную дорогу очень сложно, но когда ему подают руку помощи – ему легче со всем этим справиться. А когда от него отворачиваются, мы просто теряем человека.

17124901_1824991337547836_60666606_n

Слушай, что мы можем сделать, чтобы стать ближе к таким людям? Я имею в виду тех, кто столкнулся с ВИЧ?

В первую очередь им надо помочь. И может даже не столько мероприятиями или чем-то подобным, сколько моральной поддержкой, какими-то необходимыми вещами в жизни: работой, например, качественным лечением. Их не так уж и много, людей которых затронула эпидемия ВИЧ, их же не миллион. Я думаю, что и мы, и наше государство, вполне можем помочь им не выпадать из общества, а продолжать работать, учиться, строить отношения, создавать семьи. И знаешь, я бы наверное оставил бы немного страха к этой болезни, чтобы люди не думали: «Ну и что, что заразился, это же не страшно, лекарство же есть и мне помогут». Нужен небольшой страх, совсем чуть-чуть. Это все-таки болезнь, пускай с ней можно жить нормально. Но надо убрать ненависть и обиду, относиться к людям с ВИЧ с любовью, помогать им и объяснять остальным, как защитить себя, как защитить близких. А ведь это так просто: нужно предохраняться и не принимать наркотики, все.

Представь, что тебе позвонил давний знакомый и рассказал, что у него ВИЧ. Как бы ты отреагировал?

Конечно же, я сначала буду шокирован, но потом расскажу ему, что знаком с этой проблемой, предложу помощь и попытаюсь поддержать. Но опять же, насколько близок мне этот человек? Это важно. У каждого из нас есть свои проблемы в жизни и их много. У каждого из нас есть близкие и родственники, которым мы обязаны помогать в первую очередь.

То есть ты расставляешь приоритеты, когда дело касается помощи?

Конечно. В первую очередь я помогу своим близким, ну а дальше уже по мере возможностей. Хотя я никогда не отказывался, если меня приглашали на благотворительный концерт, например, и никогда не ждал от этого какой-то супер-рекламы или благодарностей. Если я могу хоть чем-то помочь, я помогаю.

Первого марта был важный для нас день – «Ноль дискриминации». Ответь, пожалуйста, почему дискриминация – это очень плохо?

Дискриминация рождает ненависть и злость. Я понимаю, что мы все созданы такими, и что мы всегда будем делить людей на классы и касты. Но нам всем стоит немного поменяться и стать добрее, это самое главное. Добро ведь это классно чувство. Добро создает добро. И мир становится красивее, реально красивее.

Лена Держанская

positivepeople.md