Александр Белоглазов о своем ВИЧ-статусе: «Неприятно немного, но можно жить»

Если вы думаете, что ВИЧ – это конец света, вы ошибаетесь. Каждый новый герой проекта «Позитивная девиация» разбивает этот стереотип вдребезги. Александр Белоглазов, социальный работник общественной ассоциации «Второе дыхание» города Бельцы, — тоже.

Об открытии ВИЧ-статуса

До сих пор я никогда не афишировал свой статус. У меня всегда был страх: как воспримут меня друзья, знакомые, как родственникам рассказать. Открыть его я согласился тогда, когда мне предложили принять участие в проекте «Позитивная девиация». Я думал около недели, надо ли мне это? Потом все-таки согласился. Сегодня из близких о моем статусе знает только мама.

О диагнозе

Я узнал о том, что ВИЧ-положительный в 2011 году. Это было прямо перед тем, как уехать на реабилитацию в терапевтическое сообщество «Viata Noua». Нужно было сдать несколько плановых анализов и один из них подтвердил, что у меня ВИЧ. Позже врач сказал мне, что оказывается, первый раз у меня нашли ВИЧ в 1998 году. Я сначала очень удивился, а потом начал вспоминать, что нас тогда закрывали в КПЗ на 15-20 суток и принудительно брали анализ крови, даже не говоря зачем. Я тогда тоже сдал и забыл. А оказалось, что тогда у меня выявили статус, но мне почему-то не сказали, результаты все это время хранились в санэпидемстанции. Я не спрашивал их, почему они мне ничего не сказали. Тогда в 2011 я хотел одного – поехать на реабилитацию и избавиться от зависимости.

У меня даже шока особого не было, я все время же вращался в кругу с теми, у кого уже был ВИЧ. Мы все кололись общей иглой, «ширкой», поэтому статус я предвидел. Когда потреблял, на все это не обращал внимания, потому что когда ты находишься в системе – тебе все по барабану. Будет и будет.

О лечении

Лечение я начал сразу же после окончания реабилитации, в 2012 году. Первое время не хотелось, если честно, надо же было таблетки каждый день пить, забывать нельзя. Но сегодня я пью 1 таблетку, это как-то успокаивает. Пьешь перед сном и не напрягаешься.

О переменах

После того, как я узнал что у меня ВИЧ, я стал более дисциплинированным, ответственным. Я уже понимаю, как важно следить за здоровьем, сдавать вовремя анализы, принимать таблетки. Я стал интересоваться этой болезнью, больше читать. Благодаря АРВ-лечению у меня самоизлечился гепатит В, с которым я жил с рождения. Во время потребления в заразился гепатитом С и со временем задумался о лечении. Сейчас прохожу его, недавно сдал анализ – вируса он не показал, чему я очень рад.

Недавно в интернете была новость про то, как человека почти вылечили от ВИЧ, я тогда подумал, как было бы круто принять участие в этом эксперименте. Если бы так случилось и я еще бы и ВИЧ вылечил, то наверное стал бы себя чувствовать немного спокойнее. Уже не надо было бы принимать таблетки, не надо постоянно ходить к врачам. Что еще? Просто бы жил бы, по сути, так же, просто без таблеток и врачей.

img_8430

О наркотиках

Я потреблял наркотики почти 20 лет. До реабилитации я перепробовал все: в монастыри ходил, в дурках лежал, капался в больницах, метадон пил. Помогли мне только в терапевтическом сообществе «Viata Noua». Я тогда сильно устал от потребления. Уже ни удовольствия, ни кайфа оно мне не приносило. Одна забота – встал, найди, уколись и опять.

Первые пару недель реабилитации было сложно. Другой режим, надо было соблюдать разные ответственности, послушание, подчинение – иногда приходилось переступать через себя. Но вот с тех пор уже 5 лет я в трезвости. Там, где мне помогли, люди такие же как и мы, бывшие наркоманы, которые живут в трезвости и помогают добиться этого другим.

О том, как все начиналось

Я сам напросился. Мне было просто интересно и очень хотелось попробовать – что это за наркотик такой, от которого все так странно себя ведут. Мы тогда с друзьями собирались в подвале моего дома – там стоял диван, магнитофон, мы играли в настольный теннис, в карты, короче романтика. Сначала мы покуривали травку, потом начали выпивать. Потом пошли наркотики. Мама долго не догадывалась, а я все время оправдывался «Ну выпили», «Не спал, устал». Она же сама толком не знала что такое наркотики. Потихоньку она начала догадываться. Когда узнала, я уже плотно сидел в системе.

О желании завязать

Нужно так наесться этой наркоты, чтобы она поперек горла стояла. Пока мне нравилось, пока мне наркотики приносили кайф и я себя чувствовал нормально — кто бы что мне не говорил, кто бы что не показывал, – все это было до фени. Когда понимаешь, что здоровье уже не то, что каждый год сидишь в тюрьме, когда с родственниками одни скандалы – вот тогда понимаешь что пора бы завязать. Когда я начинал бросать, для меня наркотики были как еда – надо поесть, чтобы встать и пойти.

img_8416

О принятии статуса

Мне нужно было время на то, чтобы понять, как рассказать все маме, понять, как буду жить дальше. Это же болезнь неизлечимая. Потом просто успокоился. Посмотрел на тех, кто живет с таким же статусом и понял: раз они живут, то я выживу. Конечно, это неприятно, неудобно, но что теперь поделать?

О работе

Когда ко мне на консультацию приходят люди, в первую очередь я стараюсь их просто успокоить, сказать что не все потеряно, что ВИЧ — еще не конец жизни. Есть лечение, люди живут, и потом уже привожу в пример себя. Некоторых пугает, как близким рассказать. Но все это постепенно можно решить, главное понимать, что на этом жизнь не заканчивается. Неприятно немного, но можно жить.

О «Позитивной девиации»

Я вижу отношение людей в медицинских учреждениях к тем, кто живет с ВИЧ, то же отношение обычных людей – они же о ВИЧ толком ничего не знают. И даже когда с ними начинаешь говорить, у них сразу какой-то страх появляется, отторжение, что эти люди как-то опасные, что сними нельзя работать, что это чума 20 века. Это все стереотип из 80-х годов. Если мы будем об этом говорить открыто и много, люди будут познавать эту информацию правильно. Они усвоят, наконец, что с ВИЧ живут, что есть лечение, что женщины могут рожать здоровых детей, работать, заниматься всем тем, чем занимаются обычные люди. Но конечно надо контролировать свою болезнь и это самое главное.

Об ошибках

За все в жизни нужно платить. В своей жизни я наделал очень много ошибок, много нехороших, злых вещей. Но на сегодняшний день у нас есть бесплатные лекарства, медицинское обслуживание. Так что я еще легко отделался. Если бы я жил немного раньше, например в 80-е годы, вот тогда бы мне было не так весело как сейчас.

О переменах

Сегодня я на работе, которая приносит мне удовольствие, у меня наладились отношения с родителями, знакомыми, друзьями, я вылечил один гепатит, долечиваю второй, у меня поменялся круг общения, другие ценности, появились реальные мечты. Я мечтаю семью завести, жениться, стать семейным. Мне кажется, что я вроде бы созрел для этого.

img_8443

О трезвости

Когда мозги трезвые, начинаешь думать – а для чего я вообще живу на этом свете? Раньше я жил для себя, а сейчас хочется для кого-то.

О любви

Я думал над этим. Мне кажется, что любовь – это когда ты готов отдать за человека жизнь. Если ты к этому не готов, значит, ты не любишь по-настоящему. Так я думаю. Пока что я такой любви не встречал, но очень надеюсь, что она еще впереди.

Интервью подготовлено в рамках проекта «Прототип инновационного подхода позитивной девиации женщин и мужчин, живущих с ВИЧ в Молдове». Цель проекта — снижение уровня стигмы и дискриминации по отношению к людям, живущим с ВИЧ путем внедрения прототипа позитивной девиации для увеличения числа ЛЖВ, живущих успешно и с открытым лицом, не скрывая свой статус. Данный проект финансирует организация UN Women, реализует проект общественная ассоциация «Позитивная Инициатива».

Текст, фото: Елена Держанская