«Да, и обязательно отдельные полотенца». Личные истории победителей конкурса «Жить со знаком +»

Сегодня мы публикуем личные истории, которые были присланы на конкурс «Жить со знаком +» и которые по мнению жюри оказались самыми лучшими. Победительницы конкурса были торжественно награждены на благотворительном вечере «Red Ribbon Gala Awards 2016» и получили в подарок сертификаты на покупку бытовой техники. Все три истории, представленные ниже, будут опубликованы в журнале «Мой Мир» октябрь-декабрь 2016.

alp_1109

Первое место: Наталья Паламарь, Тирасполь, 40 лет.

«Если тебя полюбят, то и с ВИЧ, с онкологией и с чем бы то ни было».

Через три месяца мой ВИЧ будет праздновать свой первый юбилей – 10 лет. Наверное куплю ему тортик и мороженное. Люблю ли я его? Нет. Но я испытываю некую благодарность за то, чему он меня научил.

Про то, как все начиналось

Тетушка, принесшая мне 10 лет назад новость о том, что теперь я положительная, с сочувствием сообщила, что проживу еще года два-три, соблюдая определенные условия, которые, по ее мнению включали в себя соблюдение здорового образа жизни, тщательную дезинфекцию ванн, туалета и прочего бытового инвентаря. Да, и обязательно отдельные полотенца. Тетенька — врач-эпидемиолог, я ей поверила и с остервенением драила хлоросодержащими моющими средствами каждый раз после посещения собственной персоной санузла и ванной комнаты. И почти падала в обморок, когда дети брали мои вещи. И самое главное, она строго настрого запретила расставаться с тем человеком, от которого мне сие наследие положительное перешло. «Раз уж так получилось, вы должны быть вместе», — сказала мне она. Для меня это было самым непонятным, почему это я должна?

Уже через месяц, в течение которого я много плакала и мысленно продумывала кто останется с моими детками и как разделить квартиру между ними,- жизнь как-то сразу начала меня вести в абсолютно другую плоскость. Именно положительную. Я вспомнила, что где то на встречах с НПО краем уха слышала, что есть организации, помогающие людям, живущим с ВИЧ. В начале 2007 года в своем городе мне не удалось найти такую и тут – о чудо – такая организация нашла меня сама, правда организация была из другого города. Пригласили на мой первый семинар, где я ничерта не поняла про то, что рассказывали, но зато встретила людей, которые жили, работали, учились, лечились, в общем просто жили обычно, без истерики и надрыва, в которых я на тот момент купалась. В Тирасполе люди просто вставали на учет в санстанции, а в Кишиневе люди диагностировались и получали лечение. И тут я поняла, что умирать отменяется. Организацию в Тирасполе нашла по приезду (отдельная признательность Алине Такмеловой), лечебное учреждение для диагностики и лечения открыли в том же году. Бросила свой юрфак. Сейчас понимаю, что зря, нужно было доучиться, но тогда казалось, что в органы не возьмут (нельзя с ВИЧ) и зачем мне тогда тратить время и деньги.

Про семью

Много лет никому из деток не рассказывала. Боялась. Первой стала доченька, с девочками проще. Еще через год — младшенький сын. Не жалею ни секунды. Все страхи, оказались миражом. Никаких осуждений, ничего. Полное принятие. А еще доча недавно рассказывала, как в ее окружении появилась девочка с ВИЧ и пытались ее подруги задевать, но моя-то уже информирована – не дала, защитила. И снова я убедилась, как от нас зависит то, что происходит вокруг. Все мои близкие, подруги не позволят себе плохо думать или относиться из-за ВИЧ-статуса к тем, кто рядом с ними.

Про любовь

Любовь она либо есть, либо нет. Что добавить? Пофигу человеку, если он тебя любит, на твой ВИЧ. Как обычно люди поступают? Начинают исподволь спрашивать мнение, слышат неприятное что-то и все, решают не открываться. Я с первого дня сказала. Повторюсь: если тебя полюбят, то и с ВИЧ, с онкологией и с чем бы то ни было.

Про здоровье

Ничем мое здоровье не отличается от человека без ВИЧ. Да, пью таблетки, да, сдаю анализы один раз в полгода, но это вообще не проблема. Один раз в день выпить одну таблетку не составляет труда. Я здорова.

Чему же меня научил мой «+»?

Радоваться. Радоваться солнцу, дождю, тишине, шуму, тому, что имеешь и не имеешь. Радоваться за себя. Радоваться за других. Я всегда радуюсь, причем тихо. Поселилась во мне какая-то тихая радость. Бывают, конечно, и какие то печальки, но они ничего не стоят, быстро проходят и снова заполняется сердце радостью.

app_7017

Второе место: Наталья Налимова, Кишинев, 36 лет.

«Плюс который мне казался концом, может быть наоборот началом чего-то действительно положительного в моей жизни»

Если бы мне задали вопрос «что такое жить со знаком плюс?» 12 лет назад я бы, наверное, как и большинство людей ответила — что это счастливая и беззаботная жизнь, ведь плюс подразумевает что-то хорошее и позитивное. В своих планах и мечтах ты сама себе ставишь плюс когда достигаешь поставленной цели. Вот ты закончила школу на отлично — это плюс. Поступила в университет — это следующий плюс, первые деньги, заработанные самостоятельно и потраченные в своё удовольствие и ты опять ставишь маленький плюсик к своим победам. А какое счастье, когда ты мечтаешь иметь ребёнка от любимого человека и наконец-то спустя 3 года ты видишь положительный тест на беременность! Но бывают в жизни ситуации, когда этот знак меняет всю твою жизнь за несколько минут. И этот самый плюс превращается в боль, страх и слёзы отчаянья.

Мне было 26 лет и вся моя жизнь перевернулась с ног на голову когда сдав анализ на ВИЧ, врач спокойным голосом сообщил что результат положительный. Я помню свои ощущения до сих пор, мои слёзы непроизвольно текли из глаз, а я не могла понять, о чём мне говорят? Что значит положительный? Как? Этого не может быть! Это какая-то ошибка, ведь никогда не употребляла наркотики, я замужем, только родила ребёнка и во время беременности сдавала анализы, и они были отрицательные! Я не хотела никого слушать, в голове крутилось одно: это ошибка. А если нет, то что с моей девочкой? Врачи сказали, что проверить ребёнка можно будет только когда ей исполнится 3 года. Сегодня это можно сделать намного раньше. Как оказалось мой супруг давно болел и знал об этом, просто не нашёл в себе сил мне сказать. Мы поговорили обо всём и решили, что будем жить столько, сколько нам отмерено свыше.

Еще одним моим решением было собрать всех моих родных и близких и сообщить о диагнозе один раз, чтобы потом не возникало никаких вопросов. Сейчас я горжусь этим, потому-что я получила огромную поддержку с их стороны, которую я чувствую на протяжении всех лет. Это как большая армия за моими плечами, которая не только меня оберегает, но и готова ринуться в бой, если будет такая необходимость. Не бойтесь делиться своими проблемами и переживаниями с родными и близкими, тот кто вас действительно любит, никогда не осудит и всегда будет на вашей стороне.

Теперь все мои мысли занимала только дочь. Честно скажу — это были самые ужасные 3 года моей жизни. Ты смотришь на своего ребёнка и не знаешь, здорова она или нет. За результатом анализов поехала моя мама, потому что я боялась туда идти. Я помню, как она позвонила мне и начала рыдать в трубку телефона. Всё что я разобрала, это были слова «Она здорова». В тот день я впервые выдохнула. Выдохнули все. И я поставила точку. Больше я не хотела что бы в нашей семье обсуждались вопросы касательно ВИЧ-инфекции. Через год умирает мой муж от передозировки наркотиков. Я осталась одна с ребёнком. Вот тогда я начала понемногу задумываться, а что если врачи были правы и я тоже скоро уйду? Что будет с моей девочкой? Кто будет о ней заботиться? Как оказалось такие же вопросы волновали и моих родных. Моя сестра долго подбирала слова для того что бы поговорить со мной о необходимости сходить в СПИД-центр, ведь с момента постановки диагноза прошло уже 6 лет. Я согласилась сходить вместе с ней правда с тайной надеждой, что мне скажут, что это ошибка и я здорова. Я помню, как мои слёзы не текли по щекам, а каким-то не понятным для меня образом просто брызгали из глаз на колени. У меня была стадия СПИДа.

Я не знала, что это означает но чётко понимала слова врача, который сказал что если мы не начнём лечение, то больше чем год я не протяну. В тот момент мне очень захотелось жить. Я знала, что вытерплю все, что бы не происходило с моим организмом, но я буду жить! Я уже писала про армию за моей спиной из родных и близких, так вот именно в тот момент они сомкнули свои ряды и встали на мою защиту своей любовью и поддержкой. Я не буду описывать свои ощущения на начальном этапе приёма АРВ-терапии, лучше я вам расскажу какой это кайф и радость когда ты сдаёшь свой первый анализ и тебе говорят что динамика положительная, что твои иммунные клеточки выросли на 50 единиц! В тот момент я была действительно по-настоящему счастлива. Именно тогда я поняла, что буду жить и сделаю всё от меня зависящее, чтобы моя жизнь заиграла новыми красками! В тот самый момент, по какому-то стечению обстоятельств я познакомилась с людьми, которые уже много лет имели ВИЧ-статус и это не мешало им вести нормальную и счастливую жизнь. В моей голове произошла революция, питалась их энергетикой и позитивными взглядами не только на жизнь, но и на диагноз. Я чётко стала понимать, что плюс который мне казался концом, может быть наоборот началом чего-то действительно положительного в моей жизни. Так и произошло. У меня появилось желание связать свою работу с ВИЧ-инфекцией и помню как попросилась на работу в НПО, которое оказывало услуги людям, живущим с ВИЧ. Я прошла собеседование в августе, но взять могли меня только в январе. Видимо моё желание было слишком велико, и я стала напоминать о себе практически каждую неделю с вопросами: «Может мне что-то почитать? Может я могу сейчас быть полезной? Может надо чему-то поучиться?» Я добилась своего, меня приняли на работу спустя месяц. Это были новые для меня впечатления, я ведь до этого никогда не работала с людьми. Ребята были разного возраста, социального положения, с зависимостью и без, но всех нас объединял диагноз и в первую очередь то, что мы все люди! Это очень здорово, когда ты чувствуешь себя полезным, и ты можешь помочь кому-то в трудный момент жизни.

Как говорится дальше больше. Многие ребята говорили что сталкиваются с дискриминацией в отношении себя со стороны медперсонала и я иногда думала как я себя повела бы в такой ситуации. Первые эксперименты я ставила на врачах своей поликлиники. Приходя на прием, я всегда говорила о своём статусе и знаете что самое интересное? Все врачи реагировали очень спокойно и даже дружелюбно. Обсуждение моего здоровья и статуса за обеденным столом и в кругу друзей стало нормой. С каждым днём я всё больше понимала, что могу и хочу говорить об этом открыто, не боясь, что в меня могут кинуть камень. И опять в этот момент в моей жизни появляются люди такие же, как я, но при этом заявляют о себе на всю страну! Я была в восторге! И когда мне предложили присоединиться к ним и говорить о проблеме открыто, не скрывая своего лица, я ни секунды не сомневалась. Моей дочери на тот момент уже было почти 10 лет и она была единственным человеком, с которым я никогда не говорила на тему своего заболевания. Я решила, что пришло время. Дорогие родители никогда не недооценивайте своих детей. Когда вечером я ей сказала, что у мамы ВИЧ она ответила: «Мамочка я знаю, я же вижу что ты каждый день пьёшь таблетки и я читала у тебя на работе, так что не переживай ты же всё равно моя любимая мама и для меня самое главное что ты со мной». Всё, я освободилась еще от одного страха. Все родители переживают как и когда рассказать своему ребёнку. В одном уверена точно, необходимо рассказать, иначе можно упустить момент и с каждым годом это будет сделать всё сложнее и сложнее. Учитесь доверять родным.

Сегодня я счастливая мама, любящая дочка и хороший друг для всех моих близких и друзей. Я занимаюсь любимой работой и строю планы на будущее ни секунды не сомневаясь, что все, что я задумала обязательно исполнится, если приложить усилия. Теперь я точно знаю, если вам ставят диагноз ВИЧ, только от вас зависит каким будет этот плюс.

app_7055

Третье место: Алена Лисник, Сороки, 44 года.

«Значит надо рассказать правду»

О своём положительном ВИЧ-статусе я узнала в 2010 году, когда собиралась зарегистрировать брак со своим вторым мужем (он из Азербайджана и надо было проходить медкомиссию). Мы сдали анализы и пришли результаты — оба положительные.
Муж долгое время употреблял наркотики, он принял диагноз легко. А у меня была шок, депрессия, истерики. Если бы не соцработники врач-инфекционист, я не справилась бы точно. Я прост, не знала, что делать дальше, как с этим жить… Усугубляло ситуацию то, что я жила вместе с дочкой, у которой маленький ребёнок и с младшем сыном, которому было 12 лет. Они не понимали, как я в такое короткое время, из спокойной и жизнерадостной, превратилась в постоянно плачущую истеричку.

Вопрос стоял: что делать? Успокоиться и играть роль жизнерадостной особы не получалось, значит надо рассказать правду. Долго готовилась. Не могла решиться не потому что было страшно как они отреагируют, а потому что боялась причинить боль. Всё таки решилась, рассказала, объяснила им всё, что я в то время успела узнать о путях передачи вируса. Они начали задавать вопросы о лечении. Так, как я мало что знала об АРВ-терапии, мы вместе стали искать информацию о болезни, о лечении. Это нас сплотило. Муж уже не употреблял наркотики, но стал пить. Не справлялись сами и звонили его родственникам. Боролись за его жизнь как могли. Вскоре он начал принимать АРВ-терапию. Поднялся иммунитет. Стал поправляться, бросил пить. В ноябре 2011 года и я начала АРВ-терапию принимать.

Вроде всё возвращалось на круги своя. Но недолго длилась тишина… Было, видимо, затишье перед бурей. Осенью 2012 года заболел его отец, ему надо было уехать. Мне условие: его родным про болезнь ни слово! Значит, он собирается прерывать терапию. Опять шок, истерики, опять борьба. Но решение осталось за ним. Он уехал. Я ничего не смогла изменить, о чём очень жалею. Муж остался жить с родителями, вместо терапии стал снова употреблять наркотики и в августе 2015 года умер. А мог бы жить. Два года я его ждала, потом стало ясно, что он уже не вернётся.

Я на терапии, анализы хорошие. Дети выросли. Младшему исполнилось 16 лет и уехал в Россию с моей сестрой. Старший сын тоже в России. У дочери к этому времени трое детей и своя жизнь. А я одна. Решила устроить свою личную жизнь. Была неудачная попытка с ВИЧ-отрицательным мужчиной и в итоге только одни угрозы, обвинения. Короче, год кошмара. И я решила: если и строить отношения, то только с ВИЧ-положительным. Стала искать между прочими делами: работа, заботы о внуках, заботы о своём здоровье. Не скучала, не зацикливалась, но надеялась. Регулярное посещение групп взаимопомощи дало свои результаты. Стали встречаться с Виталием Порческу, он тоже с положительным статусом, узнали друг-друга поближе (хотя на группах казалось, что мы хорошо знаем друг друга).

Виталий стал моим идеалом: спокойный, внимательный, работяга, чистюля, серьёзный. Он меня покорил — я влюбилась. 25 декабря 2015 года он мне сделал предложение и я, соглашаясь, стала самой счастливой! У нас общие интересы, общие взгляды, общие цели, вместе сплотились и преодолеваем трудности жизни. А самое главное, у нас по трое детей (у него трое мальчишек, у меня девочка и два мальчика), а теперь у нас на двоих шестеро замечательных детей, которые нас уважают и любят. Вместе мы идём по жизни с девизом «Живи, мечтай, побеждай!».

www.positivepeople.md