История пережитого насилия. Алена Шкарлет: Я его простила, за все эти унижения, за ВИЧ-статус

Евразийская Женская Сеть по СПИДу третий год подряд проводит кампанию «Насилию нет оправдания!». Кампания пройдет в том числе в Молдове. Центральной идеей станут личные истории женщин, живущих с ВИЧ, в которых они поделятся тем, как переживали насилие. Публикация историй станет флешмобом в соцсетях, который начался 25 октября. Для этой кампании мы написали несколько искренних историй. Сегодня публикуем первую из них.

Алена Шкарлет родилась и выросла в Бельцах. Семь она живет с ВИЧ, несколько лет она в трезвости. В молодости Алена пережила насилие со стороны мужчины. Он же заразил ее ВИЧ. Время, верные друзья и дочка – вот что помогло ей идти дальше.

Детство

У меня было счастливое детство, полная семья, трезвые родители. В семье меня никогда не били, не наказывали. Я однажды даже сказала маме: «Если бы ты меня наказывала, может с меня и вышел бы толк». Я много думала о том, почему я притягиваю мужчин-агрессоров, ведь мои родители прожили вместе 49 лет, потом умерли один за другим и ни разу даже слова плохого не сказали друг другу. Семья была образцовая, хотя настоящего, близкого общения в семье было мало. Может это и сказалось на моем характере, поведении.

Наркотики

Я недавно подсчитывала, сколько времени была в зависимости – вышло около 32 лет. Нет, я не потребляла все эти годы без остановки, были периоды, когда я бросала, когда потребляла с какой-то периодичностью, но в общем цифра такая.

У меня была компания, в которой все потребляли наркотики и однажды я попробовала. Мне понравилось с первого раза, это был роковой момент для меня. Сейчас я в трезвости три года. Я прошла реабилитацию. И это был один из самых важных периодов моей жизни.

Брак

Первый раз я вышла замуж в 20 лет, мы вместе прожили полтора года. Ничего из этого не вышло, я хотела замужество просто, чтобы остепениться. Мы развелись, я отсидела срок. И вышла замуж во второй раз. Муж увез меня в Израиль, там я родила Соню.

Я родила поздно, в 31 год. Помню, как за полгода до беременности, я вложила в Стену Плача записку, в которой написала, то хочу Соню. И судьба послала ее мне.

Никакого насилия ни с первым, ни со вторым мужем у меня не было, никогда. Со вторым мужем мы до сих пор официально в браке, он никак не даст мне развод. Но мы уже давно разошлись, не живем вместе.

Острые ощущения

Между браками был период, когда мне нужны были острые ощущения, и я их нашла, с моим соседом. Несколько раз мы переспали, и он наградил меня ВИЧ. Уже сейчас я понимаю, что он просто воспользовался мной, тогда мне казалось, что это очередное приключение.

Он знал, что болеет, но не сказал мне. Он все время был в отказе, не принимал лечение.

Мы разошлись сразу же после того, как я узнала, что у меня ВИЧ. И он начал меня терроризировать, закрывал меня дома, забирал телефоны. Однажды разбил мне лицо, чтобы я не смогла выйти на работу. Мог кричать мне во время скандала: «ВИЧ-евая, да кому ты нужна!». Это были постоянные унижения.

В какой-то момент я не выдержала, пошла в полицию и написала заявление. И все прекратилось.

ALP_9286

ВИЧ

Когда мне отдавали результат анализа в поликлинике, попросили подписать бумагу о нераспространении инфекции. Я тогда спросила медсестру: «А все эту бумагу подписывают?», а она отвечает: «Да». А я ей «Послушайте, я прямо сейчас вам смогу сказать от кого я заразилась, его ведь накажут?». Медсестра ответила, что это невозможно доказать и не стоит даже пытаться.

Я его простила, за все эти унижения, за ВИЧ-статус. А тогда конечно была обида, страх, много всего было. Он же пытался меня вернуть, уговаривал, обещал квартиру переписать на ребенка. Но я была так зла на него, что не хотела даже видеть.Через несколько лет после того, как мы расстались, он умер от туберкулеза.

Помню, когда мне сказали, что у меня ВИЧ, мне даже позвонить не кому было. Просто некому, никто бы не понял меня. Так и пошла домой, прорыдала весь вечер.

Единственный человек, который был рядом – Ира Поверга. Я могла звонить ей в любое время, она меня буквально вытянула из всего этого кошмара. Ну и время конечно. Я себя вспоминаю тогда – сколько же ошибок я наделала… Сейчас конечно поумнела. А еще меня спасала Соня.

Помню, сижу на кухне, курю, уже представляю, как уйду из этого мира, а тут Соня забегает что-то спросить. И я как будто проснулась – вот она Соня, вот ради кого надо жить дальше, принимать терапию, бороться за жизнь.

Соня

Соня много лет в Израиле, она учится в колледже, сейчас ей 17 лет. Поселений раз мы виделись 3 года назад. Скоро она прилетает в Кишинев и мне нужно ей очень многое рассказать. Я очень ее жду. Мы постоянно созваниваемся, она мне все рассказывает, а я переживаю, что не рядом с ней. Надеюсь, мне удастся исправиться, когда она прилетит.

Признание

Не молчать – это самый главный совет женщинам ситуациях, когда они переживают насилие. Есть люди, которые помогут, посоветуют, направят. Очень много женщин молчат, многие наши знакомые, коллеги терпят насилие, а мы даже не догадываемся, потому что они носят это в себе, и это очень тяжело.

В прошлом году я впервые рассказала о своем опыте пережитого насилия, снялась для баннеров, давала много интервью. Сложно было решиться, но я сделала это, мне нужно было решиться, чтобы доказать себе, что я уже все это пережила.

Подписывайтесь на нашу страницу в Фейсбуке и Одноклассниках!
positivepeople.md

Текст: Елена Держанская
Фото: Константин Димитренко