«Когда я открыла свой ВИЧ-статус – на душе стало свободнее, дышать стало легче». ВИЧ-позитивные люди рассказали о том, как изменилась их жизнь после открытия статуса

В 2014 году в Молдове прошла акция «Мой статус не секрет». Тогда, три года назад, пять смельчаков открыли свой ВИЧ-статус, сфотографирововшись для банеров и дав несколько десятков интервью. С каждым годом ВИЧ-положительных людей с открытым лицом в Молдове становится все больше и больше. Эта в том числе заслуга проекта «Позитивная девиация», который инициировала организация ООН-Женщины Молдовы два года назад и который внедряет «Позитивная Инициатива». Сегодня людей, которые не скрывают свой статус — чуть больше 25 человек. Мы решили расспросить их о том, как изменилась их жизнь после открытия статуса. Сегодня первая часть искренних ответов.

22770473_1432393216878756_8600097386694954418_o

Татьяна Таранова, Тирасполь

Никогда свой статус не скрывала, то есть сразу приняла такую позицию, что скрывать нельзя. Из плюсов такой позиции — уважение в сообществе. Минусы — люди, далекие от темы ВИЧ осуждали, не понимали зачем, и даже говорили, что диагноз придуман для зарабатывания денег (улыбается). Не жалела о том, что раскрыла статус, ни разу. Хотя бы членам семьи нужно говорить, это не семья, когда вы вместе, только если все хорошо. Тяжело оставаться в вакууме, когда у тебя нет поддержки близких, это так же приведет к более серьезным проблемам со здоровьем и психикой.

22768377_1687984611214818_1855201786_o

Наталья Паламарь, Тирасполь

Изменилась ли сама жизнь после открытия статуса? Наверное, нет. Есть несколько, но довольно весомых плюсов — я наконец-то обсуждаю этот вопрос с сыновьями, раньше не могла решиться. И с другими членами семьи — мачехой, сестрами, от всех ощущаю поддержку. Еще один плюс — могу сейчас без опаски говорить с другими людьми, ушел сковывающий ужас. Вот стоило раз пересилить надуманные страхи, и они испарились. Из минусов — моя подруга после моего участия в телепередаче мне наговорила не очень приятные вещи, но потом я решила, что это плюс.

Я не жалею о том, что раскрыла статус, я рада, что решилась, для меня это новый хороший опыт. Каждый сам для себя решает раскрывать или не раскрывать, но жить без секретов намного легче. А еще мне очень нравится «иная» аббревиатура СПИДа — самая справедливая идентификация друзей. Ну и тот аргумент, что все мы хотим изменить отношение к ВИЧ-позитивным людям, так вот стоит начать с близких. Нас тысячи, у каждого есть несколько родных и близких, они имеют право на то, чтобы прочувствовать на себе эти внутренние изменения. Поставьте себя на место родного или любимого, неужели вы бы отвернулись от своего человека?

21584133_1646708705342409_916213706_o

Евгений Чернов, Новые Анены

После того, как я раскрыл свой статус и дал публичное интервью – я стал свободным, у меня ушли страхи, я научился жить со статусом. Минусов, наверное, нет. Я живу с ВИЧ, какой в этом может быть минус? Я сталкивался с внешней дискриминацией, но больше вредит самостигматизация, однозначно.

Я принял правильно решение, я это точно знаю. «Позитивная девиация» придала мне уверенности, появилось больше желания жить, я чувствую поддержку от других ребят. А то что все больше и больше ребят открывают свой статус, — так это же просто супер. На встречу своим страхам надо идти и разрушать их.

Из достижений за прошедшее время – я начал принимать лечение от гепатита, опять же, меня вдохновил пример моих коллег, которые имея ВИЧ и гепатит нашли в себе силы, собрали документы и встали на программу бесплатного лечения. Через три месяца одной проблемой в моей жизни станет меньше и это здорово.

22690351_1685176358162310_627817570_o

Ирина Белевцова, Кишинев

Я открыла мой ВИЧ-статус в 2014 году, во время кампании «Мой статус не секрет». Однозначно моя жизнь после этого изменилась в лучшую сторону. Я стала себя чувствоваться намного легче, потому что перестала бояться, что моему ребенку кто-то скажет, о том, что ее родители ВИЧ-позитивные. Я очень рада, что моя младшая дочка Яна (старшая Александра уже знала на тот момент о том, что у меня ВИЧ) смогла справиться со своими страхами. Сегодня ей не страшно, если кто-то из ее друзей или одноклассников узнает и задаст ей вопрос по поводу ее родителей. У нее есть готовый ответ и меня это радует. Ответ этот простой – «Каждого человека определяет не его статус, а его жизненная позиция».

Первое время после того, как я открыла статус, мне многие писали, звонили, говорили при встрече, что мы с мужем молодцы, что таким образом мы помогаем другим преодолевать какие-то жизненные трудности. Люди писали из разных концов света и это очень мотивировало. Было чувство, что все это не зря. В такие моменты понимаешь, что ты на правильном пути.

Еще одна вещь: когда я открыла свой статус на всю страну, я совершенно перестала бояться, что кто-то узнает, я перестала комплексовать из-за этого. Сегодня когда я с кем-то знакомлюсь, и меня спрашивают где я работаю, — я всегда рассказываю, что я помогаю ВИЧ-положительным и наркопотребителям. Как правило у людей сразу же возникает вопрос – а почему именно таким? Я отвечаю, что знаю эти проблемы не понаслышке. Как правило реакция у людей адекватная. Сегодня я думаю, что я достаточно зрелая и полноценная личность и для меня самое главное, чтобы я была в гармонии с собой.

img_0106

Светлана Зайцева, Тирасполь

У меня ничего не поменялось после того, как я открыла свой статус. Единственное изменение – я стала счастливее (смеется). Я долго ждала свою вторую половинку и в этом году мы встретились. Мы живем вместе, его совершенно не смущает мой ВИЧ-статус, он регулярно сдает анализы, он здоров. Любимый обо мне заботится и в отличных отношениях с моими сыновьями. А еще мы недавно вместе съездили к морю, исполнили мечту любимого. Как же это здорово!

Ну и конечно я стала свободнее, перестала скрывать свой статус, перестала бояться сказать кому-либо. Да и вообще, я думаю, что многие догадывались о том, что у меня ВИЧ, и когда я дала интервью и рассказала об этом, я просто расставила все точки над и.

Тем, кто живет в страхе, я бы сказала так – чем больше люди боятся, тем сложнее жить. Я не боялась, но меня отговаривала моя мама, она очень не хотела, чтобы кто-то об этом узнал. Я знаю множество людей, которые боятся статус родным родителям открыть. Надо слушать свое сердце, мое сердце мне всегда говорило – открой статус. Я его послушала и не жалею.

img_8430

Александр Белоглазов, Бельцы

Не могу сказать, что моя жизнь как-то изменилась после открытия статуса. Да, были люди, которые говорили за спиной, что это пиар и показуха. Но тех, кто одобрял этот поступок – было все же больше.
Мне лично стало намного легче после этого. Я больше не мучаюсь «говорить или не говорить», я спокойно рассказываю, что у меня ВИЧ и я знаю, что это такое. Это очень помогает в работе.

Тем, кто боится открыть статус, я бы посоветовал все переосмыслить, подготовиться к этому, подумать. Решение должно быть взвешенным. Для этого нужно время. Я тоже не сразу решился. Но когда я открыл лицо, я был полностью готов к любым сценариям.

IMG_8361

Анастасия Кляхин, Сорока

Когда я дала интервью, в котором открыла свой статус – реакции были неоднозначные. Больше всего напряглись близкие, родные, особенно мама. Дочка итак знала, что у меня ВИЧ, с ней никаких недомолвок не было. Когда неоднозначная реакция прошла, близкие начали меня жалеть, теперь самый частый вопрос от них: «Как ты себя чувствуешь?». Раньше это никого не интересовало, теперь вдруг все засуетились. Однажды даже спросили: «А сколько ты будешь жить?». У меня ответ простой – сколько захочу, столько и буду.

Своей историей я показала, что ВИЧ может заразиться любой. И совсем необязательно принадлежать к какой-либо группе риска. Это болезнь касается каждого и поэтому нужно знать о ней максимально много информации.

Когда я открыла статус – на душе стало свободнее, дышать стало легче. Я знаю, что я не смогу изменить ситуацию вокруг, но изменить свою жизнь я смогу. И принятие своего статуса – важный шаг на пути к этому. Хотя, наверное, своим открытием я может и смогу кому-то помочь: моей маме недавно позвонила подруга, и рассказала, что ее ребенок тоже живет с ВИЧ. Но не принимает свой статус. В общем, теперь я пытаюсь его найти, надеюсь мне удастся, я постараюсь переубедить его, чтобы он начал принимать АРВ-терапию. Ведь это самое главное в нашем положении.

22790146_1689022284444384_222573885_o

Наталья Налимова, Кишинев

С тех пор как я открыла свой статус, ничего плохого не случилось. Было только хорошее. Стало больше уверенности в себе и в своих силах. Сейчас, когда уже прошло достаточно времени, я наблюдаю положительную реакцию со стороны обычных людей. Мне постоянно пишут люди из других стран, спрашивают совета, делятся своими переживаниями из-за своего ВИЧ-статуса. Вот буквально на днях написал ВИЧ-позитивный парень родом из Молдовы, который живет в России, мы много общались офлайн. Скоро он приезжает сюда, и я хочу помочь ему пройти обследование, начать терапию. И вот такие моменты конечно подбадривают.

Со стороны семьи у меня всегда была поддержка, что бы ни случилось. Папа мне прямо сказал, когда узнал о ВИЧ-статусе: «Пускай только кто-то попробует что-то плохое сказать о тебе!» (смеется). Маму немного это тяготит, я вижу это по ее лицу, когда рассказываю про работу. Но она меня все-равно поддерживает.

В самой работе мне стало намного легче. Сейчас я могу консультировать людей из любой точки страны, потому что больше не скрываю свой статус, и это ощутимо повысило мою мотивацию. Меня конечно некоторые спрашивают: «Зачем ты вообще это сделала?». Но сам вопрос для меня странный, потому что я считаю, что так нужно. И все.

В жизни многое произошло за этот период – я стала членом Евразийской Женской Сети по СПИДу, что очень почетно для меня. Сейчас я прохожу стажировку в ЮНЭЙДС Молдова и для меня это важный шаг в карьере. Сегодня я чувствую себя на своем месте, и это здорово.

Записала Елена Держанская

Подписывайтесь на нашу страницу в Фейсбуке и Одноклассниках!
positivepeople.md