Алекс Шнайдер: Неопределяемая вирусная нагрузка – это защита для окружающих и гарантия долголетия человека, живущего с ВИЧ

Автор и директор мобильного приложения для ВИЧ-позитивных людей «Life4me+» Алекс Шнайдер в середине октября запустил кампанию «Неопределяемый — Не передающий». Специально для сайта positivepeople.md Алекс подвел промежуточные итоги кампании и спокойно рассказал о своем ВИЧ-статусе.

Алекс, скажи, кампания «Н=Н» уже закончилась?

Изначально мы говорили, что кампания будет проводиться с 16 октября по 1 декабря, но как мы и предполагали – кампанию подхватили многие страны и сейчас она продолжается. Из 15 стран региона ВЕЦА, десять уже подключились к кампании, больше 80 организации активно принимают в ней участие, среди них, как ни странно, много СПИД-центров, чему мы очень рады.

Давай все-таки еще раз проговорим ее смысл. В чем она заключается?

Смысл в том, что ВИЧ-позитивные люди, принимающие антиретровирусную терапию достигают нулевой вирусной нагрузки и не могут передать вирус другим, а значит они неопасны для окружающих. Этот факт доказан наукой и оспорить его невозможно.

Думаешь, что такие кампании действительно помогут людям поверить в это?

Это только начало. Благодаря кампании «Н=Н» люди начинают понимать, что вообще такое нулевая вирусная нагрузка. Следующие шаги – это конечно включение в образовательные программы медицинских университетов и колледжей некого блока про смысл неопределяемой вирусной нагрузки, это будет прекрасным началом. Дальше нужно вводить отдельную главу в школьную программу, проводить обучающие семинары, статьи писать, личные истории показывать. И каждый раз напоминать, что неопределяемая вирусная нагрузка – это защита для окружающих и гарантия долголетия человека, живущего с ВИЧ.

Слушай, какие еще пробелы у обычных людей в отношении ВИЧ?

Все думают, что это что-то грязное. Я помню, когда я рассказал своим родителям о том, что у меня ВИЧ, в их интонации сразу чувствовалась какая-то брезгливость. И конечно, когда людям, которые вообще ничего не знают о ВИЧ/СПИДе начинаешь рассказывать про «Н=Н» – это бессмысленно. Им надо вначале азы объяснить, что ВИЧ – это хроническая болезнь, с ней можно жить, заниматься спортом, работать. А для этого нужно чтобы люди как можно чаще раскрывали свой статус. Понятно, что это сложно и не у каждого хватает сил. Но люди все больше об этом говорят и это здорово.

Вообще в мире существует гораздо более тяжелые с точки зрения физиологии болезни, которые нуждаются в особом лечении, а люди, живущие с ними – в особом уходе и поддержке. У меня же есть терапия, которую государство оплачивает, слава богу. Я считаю себя полностью здоровым человеком.

Слушай, а когда люди узнают о том, что у тебя ВИЧ, какой вопрос первый задают?

«Как ты заразился? Где ты это подцепил?». Просто люди не осознают, что ВИЧ рядом с ними. Им почему-то кажется, что ВИЧ где-то там на луне. Вопрос конечно странный, ну честно. Заразился как и все остальные, все очень просто, надо было использовать презерватив. При этом почему-то никто не спрашивает, а как я себя ощущаю? Как чувствую?

Все друзья, которым я рассказал о статусе, – они все после этого пошли провериться. Не потому что я мог их заразить, просто они поняли, что ВИЧ рядом и нужно об этом задуматься. И с такими проверками у троих друзей обнаружился положительный ВИЧ-статус. Сегодня они принимают терапию, у них все хорошо.

22814363_10155212925687869_6941528991488872170_n

22467746_2034513400114159_213713642687312810_o

Тяжело тебе было раскрываться?

Нет, 10 лет назад у меня был каминг-аут про свою сексуальную ориентацию. А после этого уже не так страшно про ВИЧ говорить.

Ну и главный вопрос – у тебя нулевая вирусная нагрузка?

Конечно. До того, как я стал ВИЧ-положительным, я уже работал в сфере ВИЧ и был осведомлен. Поэтому, когда я узнал о статусе, на следующий же день начал принимать терапию, и уже буквально через пару недель у меня была нулевая вирусная нагрузка.

Твой супруг нормально к этому отнесся, я имею ввиду ВИЧ?

Конечно, он подкованный в этом плане. Когда я пришел и сказал, что у меня ВИЧ-статус, он мне ответил: «Это ничего не значит, я все равно тебя не брошу». На что я ему сказал: «Ну еще бы» (смеется). Мы на тот момент лет 7 жили вместе, и в принципе было понятно, что у нас все серьезно и мы будем вместе, что бы ни случилось.

Елена Держанская

Подписывайтесь на нашу страницу в Фейсбуке и Одноклассниках!
positivepeople.md