«Ни одного дня не пожалел об этом». Трое людей, прошедших реабилитацию после тюрьмы, рассказывают о сложностях, поражениях и победах

Каждый год в Молдове тысячи людей освобождаются из тюрьмы. Кого-то дома ждут родные и близкие, а кто-то выходит в никуда. Отдельным счастливчикам везет, и они отправляются на реабилитацию в терапевтическое сообщество «Позитивная Инициатива», где учатся жить без наркотиков, без зависимостей, с чистой душой и открытым сердцем. Трое люди, которые после освобождения выбрали реабилитацию рассказали свои личные истории.

Марина Цугранис, 47 лет

«Надо причину понять, чтобы поменяться»

Дочка

У меня несколько близких людей в жизни — мама, тетя и дочка. С дочкой у нас немного натянутые отношения. Она мне всегда говорила: «Мама, ну ведь ты у меня такая сильная. Всегда справлялась, всегда выживала. Как ты не можешь справить с этой наркотой?». Ей сейчас 30 лет, она мой единственный ребенок. Она знает обо всем, через что мне пришлось пройти. Как и моя мама.

Когда меня первый раз отправили в тюрьму, ей было 12 лет. С тех пор, когда я ее вспоминаю, она всегда у меня перед глазами та 12-летняя маленькая девочка. Она никогда не задавала вопросов, почему я в тюрьме, ей не надо было разжевывать. Она знала, что это из-за наркотиков.

IMG_2160

Тюрьма

Я очень плакала, когда первый раз туда попала. Был не страх, был стыд – за родственников, за ребенка. Мне тогда было 29 лет. В тюрьму меня привезли прямо из больницы, где я лежала на детоксикации. Я была в халате и наручниках, в чем была – в том и привезли.

Я не объясняла дочери, куда я уехала, мама объясняла. Дочка никогда ко мне не ездила в тюрьму маленькая, моя мама была против этого. Первый срок я отсидела около 8 месяцев. Вернулась домой, продержалась около года, не кололась. А потом опять. Все мои сроки – за потребление.

Дочка была всегда больше с мамой и я благодарна ей, за то что она вырастила моего ребенка, и та никогда не видела меня под кайфом, как я употребляю.

Наркотики

В какой-то момент все пошло не так, случайно. Я начала употреблять в 21 год, уже была замужем, у меня был ребенок. У нас тогда не ладились отношения с мужем, я шла по улице, о чем-то думала. И мимо проехали знакомые, а у них полная машина мака, тогда был сезон. Мы разговорились, они предложили, я согласилась. И все, вся моя жизнь пошла под откос.

У меня был прекрасный муж, у него был свой бизнес, своя квартира, все складывалось хорошо. Но наркота все перевернула.

Сколько лет я сидела, сколько кололась – я всегда понимала, что это не мое. И всегда знала, что мне надо валить. Я просто не знала куда.

Представляешь, я могла идти по улице, вести ребенка в садик, впереди меня шла такая же мама и рассказывала сказку, а я все время дергала: «Давай быстрее, поправь шапку». Дергала, чтобы быстрее отвезти ее и пойти уколоться. У меня в голове постоянно крутилось: «Надо-надо, где взять».

Муж два года не знал, что я потребляю. Он меня и в клиники ложил, и друзей-наркоманов бил, что он только не делал. А в итоге сдался, и мы начали потреблять вместе. Через какое-то время мы расстались. Он уже 17 лет в трезвости. Мы иногда общаемся.

Причина

Почему я начала потреблять? Наверное, потому что у меня детства не было. У меня был очень строгий папа. Ни он, ни мама особо со мной не разговаривали, не объясняли. Меня вырастили бабушка и дедушка.

Папе никогда не нравилось, что бы я ни делала. Он мог на работе быть вежливым и приветливым, а приходил домой и мог меня избить до переломов. Однажды сломал палец за то, что я попробовала курить.

Наркотики заменяли мне вот эту любовь, которую я недополучила.

IMG_2152

Метадон

На метадон я пошла, когда была на свободе. Мне его предложил нарколог, я согласилась. Но маме не сказала, знала, что она будет против. Так и вышло в итоге. Но метадон мне очень помог. Я его принимала 7 лет. Три года назад я его бросила, в тюрьме, насухую. У меня после этого около 2 месяцев были галлюцинации. Но я выдержала.

Помню первые дни после того, как я бросила — я тогда посмотрела на все трезвым взглядом и поняла, что мне нужна реабилитация. Потому что бросить наркотики – это ерунда, ну помучаешься, ну поездишь по больницам, вылезешь все равно. Но чтобы вылечиться, надо внутри что-то поменять, надо причину понять, чтобы измениться.

Реабилитация

После последнего срока я побыла дома всего 1 день и сразу поехала на реабилитацию. Реабилитация помогла мне многое пересмотреть, я в себя заглянула, исследовала себя в каких-то ситуациях. Если бы у меня была возможность вернуться на один день в прошлое и что-то поменять, я бы вернулась в тот день, когда первый раз попробовала наркотики. И просто бы прошла мимо.

Помню однажды к нам пришла психолог на стационар и попросила представить новый год — 2018. И все представили, а я не могу, у меня в голове зона, актовый зал, елка. Я так плакала тогда.

На реабилитации было очень тяжело. Я приходила к Вове Додону и говорила: «Мне зона детский садик по сравнению с ребцентром» (улыбается). Тяжело было, вокруг одни мужчины, за ними нужно быть убирать, стирать. Но я все делала, стиснув зубы. Сейчас я уже скучаю по ним, а тогда было очень сложно.

А как я плакала, когда меня заставляли коровник мыть? (смеется). Я же еще петухов боюсь, они меня в детстве поклевали. И вот я боюсь, а надо же кормить. Ребята, конечно, помогали, успокаивали. Сейчас я все это вспоминаю с улыбкой на лице.

До реабилитации я была обозленная, постоянно чем-то недовольна, во мне был конфликт, много негатива. Сейчас я потихоньку меняюсь. Конечно, тяжело адаптироваться. Я однажды потерялась в городе, села в маршрутку и вышла в другом конце города, расплакалась. Пока я не готова жить самостоятельно, но я привыкаю.

Трезвость

Я в трезвости почти три года, 19 октября будет ровно три. Конечно это для меня важная дата, я ее отмечаю как свой второй день рождения. Первый месяц после метадона я дни считала. Я ведь и раньше бросала, но больше года не выдерживала. Но в этот раз я была твердо уверена, что брошу. Наверное, я правда устала.

Почему люди начинают потреблять? Некоторые по дурости. Кто-то глушит в себе боль, обиду.

Хотела бы я вычеркнуть эти годы, когда потребляла, когда сидела? Наверное да, но ведь в любой ситуации чему-то учишься, хорошему, плохому.

Мечта

В детстве мечтала стать стюардессой. А когда чуть постарше стала – с детьми хотела работать. Я очень хочу внуков, думаю, что наверстаю с ними то, чего недодала дочке. Дети – это те, с кем я могу быть ласковой, спокойной, у меня уходит негатив, потому что они настоящие.

Сейчас хочу пойти на курсы психолога, учиться хочу. Ну, а потом хочу помогать таким как я, хочу ездить в тюрьму, проводить группы, разговаривать, вдохновлять.

А еще мечтаю встретить следующий новый год дома, с мамой, с дочерью. У меня так давно этого не было. Может получиться в этот раз.

IMG_2223

Алексей Бредюк, 35 лет

«Пока ни одного дня не пожалел об этом»

Тюрьма

В общей сложности я провел в тюрьме 9 лет, у меня была два срока. За что сидел? Воровал из-за наркотиков. Первый срок я считал дни до освобождения, а уже во второй не так переживал. Возможно из-за того, что я был на метадоне, он все-таки приглушает эмоции. С первого дня я ходил на группы к ребятам из «Viata Noua», уже тогда я понимал, что надо что-то менять. А уже в последний год перед вторым освобождением я точно знал, что надо поехать на реабилитацию. Пока ни одного дня не пожалел об этом.

Реабилитация

Мне осталась неделя до окончания моей реабилитации. После нее по плану адаптация. В терапевтическое сообщество «Позитивная Инициатива» я хотел попасть еще пять лет назад, мне многие советовали это место. Но я тогда так и не дошел. Тогда пять лет назад я встал на программу фармакотерапии метадоном, а потом сел в тюрьму на 4 года. Как только освободился – сразу на реабилитацию, в тот же день.

Контраст конечно большой по сравнению с тюрьмой: здесь другой контингент и конечно отношение. Я вообще первый месяц в шоке ходил, никак не мог понять, почему все такие хорошие, святые что ли. Сейчас я работаю над тем, что стать таким же. До сих пор бывают тяжелые дни, когда очень все надоедает. Но потом приходишь в себя и все проходит.

Мои родные очень переживают за меня, но и в тоже время они очень рады. Ждут, когда я приеду в гости. И самое главное они спокойны.

Наркотики

Наркотики я начал потреблять лет в 12-13, это конопля была. Лет в 16-17 начались тяжелые наркотики. А в 19 я уже сел в тюрьму. После освобождения я женился, у нас была семья, появились деньги, надо было их куда их тратить. Ну и началось: клубы, гулянки, героин. Жена уходила, возвращалась. А потом устала и мы разошлись друзьями. До сих пор общаемся.

Только здесь, на стационаре я начал разбираться в себе и понимать, в чем все-таки была истинная причина потребления. Наверное, это были какие-то страхи, обиды, комплексы, много всего. А наркотики заглушали все это.

Наркотики несколько раз забирали у меня абсолютно все: семью, жену, друзей, квартиру. Теперь мне придется все начинать сначала.

Зависимость

Когда мне приходится объяснять людям, что такое зависимость, я говорю просто — это болезнь, состояние, когда наркотик тебя контролирует, владеет тобой. Это стопроцентное рабство. И перебороть это самому нереально. Здесь же, в терапевтическом сообществе, понимаешь, что эту болезнь можно победить. Но надо придерживаться всех принципов, шагов, нарабатывать навыки.

Сейчас я прекрасно понимаю, почему у меня не получалось раньше бросить. Дело же не в наркотике как таковом, дело в эмоциональном состоянии, чувствах, страхах, переживаниях, обидах. Конечно я жалею о тех годах, которые я потратил на наркотики. Но надеюсь, что столько же лет, но уже без наркотиков, у меня впереди.

IMG_2237

Семья

У меня не очень благополучная семья была. Отец выпивал, дома постоянно были какие-то конфликты. У нас еще дома была точка продажа вина, это в 90-е было. Все детство я видел эти пьяные лица, наверное, это тоже повлияло.

Мне многое запрещали, а я не слушал и делал все назло. Ссорился, убегал из дома. Единственным авторитетом была старшая сестра, я ни разу с ней не ругался. В 15 лет отец умер, ну а мама уже ничего не могла мне сказать.

Когда она поняла, что я курю марихуану, то махнула рукой: «Лучше кури, хотя бы дома спокойно сидишь». Ну а для меня это романтика была. С мамой у нас сейчас хорошие отношения. Я простил ее, не знаю, как она. Но думаю, что тоже. Злости она на меня точно не держит.

Программа по обучению и менторству

Программа менторства конечно новая для меня и поэтому очень интересная (речь о проекте «Неформальное образование и менторство для успешной интеграции уязвимых групп населения», который спонсирует DVV International Moldova – прим.ред.). Мысли начать свое, хоть и небольшое дело, — были. Я часто думаю открыть свою фотостудию, папа по профессии был фотографом, мне это передалось.

Развиваться мне очень нравится, благодаря программе я научился куче навыков, и эти перепелки конечно мне уже как родные стали. Мне нравится процесс выращивания, выхаживания. Были какие-то страхи в самом начале, но через «не хочу» и «боюсь» я их переборол. Очень хочется те знания, которые в нас вкладывают, применить в деле.

Трезвость

Какой у меня план трезвость сохранить? Поработать в офисе «Позитивной Инициативы», окружить себя людьми, которые не дадут сорваться, поддержат, будут рядом в моменты эмоциональных срывов. Ну и конечно есть огромное желание помогать таким же как я, потому что бросить после 20 лет потребления – это неплохой пример. А еще хочу доказать родным, что я могу поменяться, что могу быть трезвым, могу быть опорой. И пока не собираюсь сворачивать с этой дороги.

Мечта

В детстве ни о чем я не мечтал, у нас разруха была полная. Хотя нет. Уехать мечтал, моя сестра тогда уже жила заграницей, и я хотел к ней. Сейчас я хочу иметь большой дом, с кучей детей, родней, чтобы в семье был достаток. Ну, и, наверное, какое-то признание хочется в той сфере, которую выберу для работы.

IMG_2332

Виталий Мишин, 35 лет

«Это место, где меня сделали добрым, ответственным, внимательным человеком»

Реабилитация

Я здесь почти 9 месяцев. Этот период был самый ценный, самый важный и продуктивный для меня. Здесь я многое познал, первый раз в жизни поставил цели, построил планы. Прошлой весной я приезжал сюда впервые, нас тогда вместе с другими заключенными вывезли на 1 день. И вот после этого у меня появилось огромное желание приехать сюда и пройти реабилитацию. Еще в заключении ребята рассказывали о жизни здесь, о том, как люди меняются.

Я приехал сюда сразу же после освобождения. Первое время было непривычно конечно. Потому что в прошлой жизни я вел себя по-другому, и до сих пор хочу исправить в себе многое, я к этому стремлюсь.

Терапевтическое сообщество – это место, которое меня поменяло, сделало меня порядочным человеком, с планами, целями, перспективами. Это место, где меня сделали добрым, ответственным, внимательным человеком.

Заключение

Я пробыл в тюрьме около 11 лет. Первый раз я попал туда в 22 года. В тюрьме сложно. Когда привыкаешь, конечно не замечаешь всего вокруг, свыкаешься.

Помню, когда мне сказали, что вот на следующий день я освобождаюсь, мне было как-то страшновато выходить. Отвыкаешь от реальности, выходишь за забор, а там все по-другому. В тюрьме ты находишься постоянно под чужим влиянием, ты зависим от чужого мнения, ты постоянно думаешь и следишь за тем, как ты говоришь, как ходишь. И когда выходишь на волю – в магазин страшно зайти, не знаешь, как там хлеба попросить, забываешь, как это делается. Живешь тюрьмой – подъем, завтрак, обед, ужин. Я первое время в тишине не мог спать, в тюрьме привыкаешь засыпать в шуме, под разговоры, под музыку.

Молодость

Вообще моя жизнь в плане развития закончилась в 15 лет. Тогда я пошел другим путем, стал жить дворовыми понятиями. Там все друзья если не выпивали, то потребляли наркотики. Половина уже побывали в тюрьме. Почему-то я все время находил именно таких друзей — бандюганов. Мне тогда нравилось все это. В 10 классе я бросил школу.

Тогда я просыпался и думал, как и где выпить, что покурить и самое главное где взять на это денег. Когда мог — подрабатывал. А когда денег не было — крал. Конечно чувство страха после преступления было, но я все равно шел снова и снова. Деньги сразу же тратил – на еду, одежду, наркотики, развлечения.

Наркотики

Наркотики начались в 16 лет, это были легкие наркотики – трава, таблетки. Первый раз я плотно подсел в 28 лет. Один раз укололся, на второй день уже искал новую дозу. Два года я был в плотном потреблении. Потом меня посадили. Окончательно я бросил наркотики перед тем, как приехать на реабилитацию.

Перемены

Самое сложное во время реабилитации – когда некоторые ребята не понимали моего желания измениться, не верили, что я могу жить по-другому. Я был настолько смерен менять себя, что был готов делать абсолютно все. Да, трудности были, и я их до сих пор преодолеваю и это нормально.

Чтобы бросить наркотики, нужны люди рядом, которые будут мотивировать, вселять в тебя уверенность. Я в этом сам убедился.

Желание открыть свое дело

Программа менторства и обучения (речь о программе «Неформальное образование и менторство для успешной интеграции уязвимых групп населения», которую финансирует DVV International Moldova – прим.ред.) новая для меня, но я с удовольствием слушаю лекции, изучаю материалы. Конечно у меня в планах открыть что-то свое, в плане бизнеса. Рано пока об этом говорить, мне нужно сначала самому устояться. Хотя конечно базовые знания мне очень пригодятся. Уже сейчас перед глазами складывается ясная картинка, я надеюсь, что я применю эти знания в своей жизни и у меня получится открыть свое дело.

Отдельное спасибо организаторам за желание нам помочь и энтузиазм, который они передают нам на мастер-классах и лекциях. В такие моменты ощущаешь себя нужным и понимаешь, что кто-то действительно хочет тебе помочь. И тебе хочется ответить взаимностью.

IMG_2365

Брат и сестра

Из родственников у меня остались только брат и сестра, мы не общаемся, к сожалению. Брат за границей живет, сестра в Молдове. Конечно я хотел бы наладить с ними отношения, поглядим-посмотрим.

Родители умерли, они были хорошими, всегда старались, чтобы из меня что-то получилось. Если бы они увидели, что со мной сейчас происходит – они были бы счастливы.

Ошибки

В моей жизни часто были моменты, когда мне было стыдно за себя. Однажды я залез к брату в квартиру, я ему потом признался в письме в этом, но в глаза мы друг другу не смотрели. Последний раз мы виделись лет 7 назад.

Больше всего я жалею о том, что не слушался родителей в детстве. Что брата не слушал. Что сделал этот поступок. До сих пор корю себя за это.

Счастье

Счастливым я себя почувствовал здесь, в терапевтическом сообществе «Позитивная Инициатива». Потому что здесь я понимаю куда я иду, что буду делать потом.

А в детстве я был больше всего счастлив, наверное, когда мне родители электрогитару подарили. Мне правда не куда было ее подключать, но я был очень счастлив!

Текст, фото: Елена Держанская
positivepeople.md