«На самом деле этих законов так много, что сегодня главный сутенер секс-работниц в Нидерландах – правительство». Репортаж о том, как устроена индустрия секс-работы в Нидерландах

Нидерланды – одна из нескольких стран в мире, где легализована секс-работа, или по-простому – проституция. Журналист Елена Держанская, освещающая Международную конференцию по СПИДу в Амстердаме AIDS 2018, побывала в специальном пресс-туре и попыталась разобраться в том, как устроена индустрия секс-работы и почему не все так гладко, как кажется. Предупреждаем: в этой статье нет никакого оценочного суждения, только факты.

Информационный центр проституции (Prostitution Informational Centre) расположен в историческом квартале Амстердама. Из окон центра виднеется вышка самой старой церкви Амстердама (Ауде-Керк), работники центра шутят, что это неспроста. Говорят, что в прошлом веке проститутки, или как теперь принято называть – секс-работницы работали всегда вокруг церкви, потому что этот район был самым оживленным, где всегда можно было найти клиентов.

Информационный центр, или как его еще сокращенно называют PIC регулярно устраивает экскурсии об изнанке секс-работы для всех желающих. Стоимость одной экскурсии – 17 евро. Сегодня исключение, и для журналистов, приехавших на Конференцию по СПИДу в Амстердаме экскурсию проводят бесплатно. «Мы очень хотим, чтобы эта табуированная тема была освещена не только у нас, но и в странах СНГ», — скажет в самом конце одна из организаторов экскурсии и работница центра Надя.

RH20180721-0397

RH20180721-0462

RH20180721-0470

В Амстердаме тема секс-работы совсем не табу. По статистике, в среднем ежедневно в 4 крупных городах Нидерландов (Амстердам, Роттердам, Утрехт, Ден Хааг) выходят на работу около 2200 человек, сюда входят секс-работницы, которые работают «за стеклом» борделей на Аллее красных фонарей, в эскорт-услугах, через веб-сайты, в порноиндустрии, а также в массажных салонах. Средний возраст секс-работницы Нидерландов 34 года. Заниматься проституцией легально разрешено с 21 года.

Деятельность секс-работниц легализована столько времени, сколько себя помнят работники PIC. Хотя большинство человек называют годом легализации 2000-ый. На самом деле в 2000-ом году были легализованы бордели, в которых секс-работницы могут предоставлять свои услуги легально.

Легализация подразумевает принятие законов правительством Нидерландов, которые призваны полностью декриминализовать секс-работу. «На самом деле этих законов так много, что сегодня главный сутенер секс-работниц в Нидерландах – правительство», — шутит Надя.

По ее словам, несмотря на легализацию, местные секс-работницы не могут устроиться на работу официально и работают на правах фрилансеров. Как и все граждане Нидерландов, они платят налоги, которые в среднем съедают около 50% зарплаты.

С налогами все очень строго. Налоговый инспектор может нагрянуть с проверкой в любой момент. Штрафы высокие. Практически у каждой работницы секс-индустрии есть свой бухгалтер. Многие совмещают секс-работу с основной. Как это делает Карен, которая присоединилась к экскурсии в самом начале. Карен специализируется на людях с ментальными и физическими особенностями. Много лет она работает медсестрой, а два года назад, видя с какими трудностями в плане секса сталкиваются пациенты, Карен пришла в PIC. У Карен стандартный прейскурант – 170 евро за час работы. Как правило сам секс занимает 5-6 минут. Остальное время уходит на общение, подготовку. «Люди хотят сделать все быстро и уйти. Здесь повсюду камеры наблюдения, поэтому прийти и уйти из борделя незамеченным невозможно», — говорит Карен.

Многие клиенты находят Карен сами, например, постояльцы домов престарелых или больниц. Они сами звонят Карен и вызывают ее. Из 170 евро, чистыми Карен получает 125. Остальное уходит в налоговую.

Карен, как и большинство девушек арендует комнату в борделе в зависимости от загруженности. Цены за аренду варьируются (днем аренда дешевле, чем ночью) и чаще всего они заложены в цену услуги.

Девушка состоит в Союзе секс-работниц, который помогает последним защитить свои права. Несмотря на легализацию, в стране до сих пор есть люди, которые осуждают подобное занятие, в том числе теперешнее консервативное правительство. Чтобы научить секс-работниц защищать свои права, в 1994 был создан центр PIC. Сюда можно прийти за консультацией, просто пообщаться с равным консультантом, выпить кофе, узнать о том, где получить бесплатную медицинскую помощь.

Кстати о ней. Каждые 3 месяца секс-работницы обязаны проходить медицинский осмотр. Если осмотра нет – женщину вправе лишить лицензии. Из-за таких строгих правил уровень заболеваемость ВИЧ среди секс-работниц ниже, чем среди студенток Нидерландов. Презерватив здесь использовать обязательно. Секс-работница вправе отказать клиенту, если он не захочет использовать средство защиты.

В некоторых борделях правила строже, чем в больнице. В один из таких борделей и ведут участников экскурсии после центра PIC. Бордель расположен в квартале Красных фонарей. Здесь принципиально нельзя фотографировать. Знаки, предупреждающие об этом, есть везде, на каждой двери. Сам квартал на первый взгляд ничем не отличается от сотник таких же, да только на первых этажах вместо квартир — небольшие бордели, которые представляют собой небольшое помещение-комнату, с дверью и окном. За оконным стеклом на стуле сидит секс-работница и завлекает клиентов. И дверь, и окно можно открыть только с внутренней стороны, опять же, в целях безопасности. Если, например, клиент покажется девушке пьяным, или под воздействием наркотиков – она может просто не открыть ему дверь. Также в целях безопасности в каждом борделе есть красная кнопка, на которую можно нажать в случае, если клиент начал вести себя агрессивно. После ее нажатия в течении 5 минут в комнату придет хозяин борделя, который должен разобраться с ситуацией.

RH20180721-0578

Полицию здесь не вызывают, хотя по словам самих секс-работниц, отношения с полицейскими у них напряженные. «Среди полицейских много мужчин и она часто дискриминируют нас», — признается Карен. Забрать в полицейский участок могут в двух случаях: если секс-работница работает на улице, а также если у нее найдут наркотики, превышающие количество, допустимое к хранению.

После посещения информационного центра мы направляемся в одно из помещений Старой церкви Амстердама. Внутри нее развешена фотовыставка, посвященная самим секс-работницам из разных стран СНГ. Хозяйка фотовыставки Марика – одна из основателей центра PIC, в прошлом секс-работница. Сегодня рядом с ней бок о бок работает ее старшая дочь. Обе спокойно говорят о прошлом опыте Марики (она оставила секс-работу после рождения дочери). Обе вложили много сил в фотовыставку. Ради нее они объехали почти весь СНГ. На одной из фотографий изображена секс-работница из Будапешта. «Вы даже не можете представить с какой стигмой ей приходится жить. Мало того, что она ромской национальности, так еще и работает в секс-индустрии», — рассказывает Марика. Все сделанные фотографии, а также небольшие интервью, лягут в основу книги, которая совсем скоро будет издана. «Мы хотим, чтобы книга стала своеобразным манифестом в поддержку работниц коммерческого секса», — уверенна Марика.

RH20180721-0603

Следующий пункт назначения – работающий бордель, расположенный в Квартале красных фонарей. В борделе несколько комнат, в каждой стоит сама лежанка, похожая на топчан, раковина с жидким мылом и одноразовыми полотенцами, иногда комнату дополняют разными аксессуарами, например, круглой ванной.

«В нашем борделе даже висит инструкция о том, как правильно мыть руки», — рассказывает новая участница экскурсии – 47-летняя Дина. Дина много лет занимается секс-работой, с 1992 года Дина живет с ВИЧ, а недавно еще и с открытым лицом. «Этот бордель был разработан и построен самими секс-работницами, здесь предусмотрено все, даже есть специальные шкафчики с небольшими отверстиями, в которые девушка сразу же опускает деньги. Открыть шкафчик может тоже только она и только специальным ключом», — рассказывает Дина.

ВИЧ-положительные работница секс-индустрии не редкость для Нидерландов. По словам Дины, люди с ВИЧ, а особенно если речь о геях и трансгендерах, часто не могут найти подходящую работу, поэтому идут в секс-индустрию. Саму Дину много лет назад бросил парень сразу же после того, как нашел в ее шкафчике АРВ-терапию.

T

T

RH20180721-0664

RH20180721-

По словам Дины, клиентам она всегда говорит о ВИЧ-статусе, но считает это необязательным. «Ведь секс происходит по согласию двух людей, а значит оба должны осознавать всю ответственность от происходящего», — считает девушка.

Дина в прошлом юрист и медсестра. Она родилась в семье ортодоксальных иудеев. Когда родители узнали, что Дина трансгендер – ее выгнали из дома. В поисках денег она пошла в секс-работу. И сейчас оказывает так называемые «люксовые эскорт-услуги», это значит что несколько раз в месяц Дина выезжает заграницу на закрытые вечеринки, по приглашению.

Сегодня она также состоит в Союзе секс-работников и старается всячески продвигать их права. «Очень обидно слышать о секс-работницах плохие вещи, например, что им нельзя доверять, или что они все больны чем-то. На самом деле мы такие же люди, как и все. Просто мы выбрали другую работу», — сетует Дина.

После экскурсии по борделю, мы отправляемся в бесплатный медицинский центр недалеко от центральной площади Амстердама «P&G292». Центр работает для секс-работниц с обеда и до позднего вечера, в праздники и выходные. Сюда можно прийти, чтобы получить консультацию гинеколога, сдать тест на ВИЧ, получить консультацию врача общего профиля, сделать вакцины, получить направление на выдачу доконтактной профилактики. И если есть необходимость – лечение. Все сервисы бесплатные, и главное – полностью лишенные стигмы и дискриминации. Главный спонсор центра – правительство Нидерландов.

RH20180721-0784

RH20180721-

«Мы осуществляем около 2000 консультаций в год. Некоторые девушки нас находят сами. Других ищут наши аутрич-работници, кого-то мы приглашает через интернет. Общение происходит по-разному. Главное – это обеспечить секс-работниц качественными медицинскими услугами, что мы и делаем», — говорит один из работников медицинского центра.

Экскурсия продолжается презентацией трейлера первой оперы «Sex Worker’s Opera», в которой приняли участие как профессиональные певицы, так и секс-работницы. Опера будет идти в Амстердаме целый месяц, вход платный – 10 евро для студентов, 15 евро для всех остальных. Все собранные деньги будут направленны на работу информационного и медицинского центра. Чтобы разработать сценарий и либретто оперы, ее организаторы объездили десятки стран и проинтервьюировали столько же секс-работниц. Постановщики специально не рассказывают, кто именно из участниц обычные певцы, а кто секс-работницы, чтобы не провоцировать дискриминацию. «Это не просто опера. Это наша попытка дать возможность секс-работницам быть услышанными. Ведь они нуждаются в этом», — заключает одна из организаторов.

Заканчивается экскурсия посиделками с работниками центра, оживленной беседой и обменом электронными адресами на всякий случай.

***
На следующий день после экскурсии, на официальном открытии Международной конференции по СПИДу в Амстердаме AIDS 2018 в самом начале на сцену перед публикой в 15 000 человек в шикарном красном костюме выйдет там самая Дина. Она выйдет чтобы впервые на публике рассказать о том, что много лет живет с ВИЧ, что много лет занимается секс-работой и что будет бороться за права таких же как она до конца – «Потому что мы – не красивое украшение, которое радует глаз. Мы люди, которые имеют точно такие же права, как и все остальные».

От редакции: дорогие читатели, нам бы очень хотелось узнать ваше мнение о том, насколько подобный подход прижился бы в Молдове. Оставляйте ваши комментарии под статьей или в социальных сетях.

Елена Деражанская, Амстердам
Фото Rob Huibers for IAS, www.aids2018.com

Подписывайтесь на нашу страницу в Фейсбуке и Одноклассниках!
positivepeople.md