«Я женщина, а значит я вестник перемен». Эксклюзивное интервью регионального директора ООН-Женщины в Восточной Европе и Центральной Азии Ингибьёрг Солрун Гисладоттир

Две женщины всегда найдут, о чем поговорить. Особенно когда одна из них является региональным директором ООН-Женщины в Восточной Европе и Центральной Азии. В интервью нашему сайту Ингибьёрг Солрун Гисладоттир рассказала о своей миссии в ООН-Женщины, отношению к политике и собственной семье.

Госпожа Ингибьёрг, год назад вы уже были с визитом в Молдове. Тогда в одном из интервью местной газете вы сказали, что невозможно ощутить перемены от работы организации UN Women сразу, для этого нужно время. Прошел год, что изменилось на ваш взгляд в Молдове в контексте соблюдения гендерного равенства и расширения прав женщин?

Когда я говорила об этом, я в первую очередь имела в виду то, что достижение гендерного равенства и расширение прав и полномочий женщин, – все это похоже на марафон. Это долгосрочная цель, достижение которой состоит из определенных шагов. Поэтому те, кто работают в этой сфере, должны быть привержены этому делу, они должны быть настойчивы, толерантны, им необходимо запастись терпением, чтобы постепенно, шаг за шагом двигаться к этой цели. И сегодня я вижу конкретные шаги, которые были сделаны для того, чтобы достичь этого уровня в Республике Молдова. Возьмем в качестве примера проекты по позитивной девиации, которые внедряют пять неправительственных организаций, отчеты которых мы сегодня заслушали (интервью проходило после встречи представителей НПО, внедряющих проекты по позитивной девиации – прим.ред.). Права и полномочия этих женщин, которые сегодня представляли промежуточные результаты, тоже были расширены благодаря UN Women. Они, сами когда-то страдая от насилия и дискриминации, получили реальную поддержку и дальше продолжают поддерживать других женщин, которых обычно воспринимаются как жертвы. Так же в качестве примера реальных перемен я могу говорить о новом законодательстве по квотам, а так же в контексте домашнего насилия. Конечно, не только UN Women способствовали всем этим достижениям, но наша организация внесла свой значительный вклад в это большое и важное дело. Это были лишь несколько примеров, которые позволяют увидеть определенный прогресс в вашей стране за последнее время.

Совсем скоро нашу страну ждут президентские выборы, а на предвыборной арене уже красуются независимые кандидаты женщины. Если произойдет чудо и грядущие выборы выиграет представительница прекрасного пола, как вы думаете, ситуация в нашей стране изменится?

Ни одна женщина, вне зависимости от того, насколько она сильна и целеустремленна, не сможет изменить ситуацию сразу же. Для этого необходима критическая масса женщин, которые всего этого добьются вместе, объединив усилия. Разумеется, женщина на посту президента в качестве ролевой модели будет влиять на то, чтобы сформировать вокруг себя эту критическую массу, которая необходима. Если говорить об Исландии, откуда я родом, в 1980 году в нашей стране была избрана первая в мире женщина президент на демократических выборах. И конечно когда другие женщины, увидели это, они подумали «Раз она может, значит, и я могу!». Такой настрой может изменить очень многое в обществе.

img_6931

Возвращаясь к ситуации в Молдове: наша страна является пережитком СССР, у взрослых людей другой менталитет, нежели у жителей той же Исландии. Как вы думаете, что должно щелкнуть в мозгу нашего избирателя, чтобы он проголосовал за женщину президента?

Нужен культурный сдвиг, и никто кроме женщин, не сможет его осуществить. Женщины должны это сделать сами, ради себя. Надо понимать, что все мы — женщины и мужчины — растем и живем в патриархальном обществе. Только благодаря смелым действиям и смелым личностям мы сможем расшатать эти патриархальные устои.

Вы наверное знаете, что в нашей стране всюду процветает гендерная дискриминация. К женщинам-водителям с презрением относятся на дороге, женщин-руководителей не воспринимают всерьез, женщину-маму винят во всех бедах ее ребенка. Как нам со всем этим быть?

Самое худшее – принять это, поверить в это и просто свыкнуться с таким отношением. Нужно менять такое отношение к женщинам, и вот как раз СМИ – это один из наиважнейших каналов, через который это можно сделать. Потому что СМИ могут как подкреплять эти стереотипы в обществе, так и видоизменять их.

Когда вы сталкиваетесь с такой явной дискриминацией в СМИ – оставляете комментарий, звоните в редакцию?

В первую очередь можно и нужно звонить журналисту или автору, поскольку зачастую репортеры совершают подобные ошибки от незнания, а не целенаправленно. Однако целенаправленная работа с отдельными журналистами не всегда ведет к желаемому результату. Можно применить более широкий подход и проанализировать всю деятельность отдельно взятого СМИ, возможно, стоит организовать широкое мероприятие и предложить СМИ самим оценить то, как они освещают вопросы гендерного равенства, под каким углом. Когда это самоанализ, тогда и результатам больше доверяешь, чем если бы кто-то извне тебе говорил о твоих ошибках.

Несколько месяцев назад в интернете завершился флешмоб «Я не боюсь сказать», который инициировала украинская активистка. Она выложила на своей странице в Фейсбуке откровенный рассказа о том, как пережила сексуальное насилие. Миллионы женщин подхватили ее инициативу, выложив в социальных сетях откровенные рассказы собственного опыта, иногда очень трагического. Как вам такая инициатива?

Безусловно, это сильнейший инструмент, потому что он значительно расширяет возможности женщин. Они видят, что они не одни в своей беде. Если до определенного момента им казалось, что это их личная проблема, и что у всех все нормально, а они какие-то не такие, — то когда они видят, что огромное количество женщин стакивались с тем же, они преодолевают свой страх и стыд. Потому что на самом деле им нечего стыдиться, они в этом не виноваты. Когда женщины видят что их много и что они не одиноки в своих намерениях, это способствует наращиванию той самой критической массы, которая необходима для воплощения в жизнь каких-то перемен.

Но иногда подобные вещи превращают женщин в «мужененавистников».

Мне кажется, что большинство женщин все-таки любят мужчин, поскольку почти у каждой из нас есть мужья, отцы, сыновья. Просто иногда нам очень сложно построить здоровые отношения. Я верю в позитивный подход и считаю, что мужчины тоже должны понять, что изменения стереотипов и патриархальных устоев будут и в их пользу, и они тоже выиграют от этих перемен. Мы ведь занимаемся вопросами гендерного равенства не только ради самих женщин, но и ради мужчин. У меня, например, двое взрослых сыновей и я меняю этот мир и ради них тоже.

В скором времени наша организация будет проводить кампанию против насилия. Мы фокусируют свое внимание на женщинах, живущих с ВИЧ. На ваш взгляд, какие инструменты наиболее эффективны для того, чтобы донести до женщин определенный посыл, изменить их отношения к некоторым вещам?

Социальные сети всегда были очень сильным инструментом. И, конечно же, очень важно показывать людей живущих с ВИЧ в положительном свете, они не должны представать жертвами. Они, прежде всего, люди, которые ведут активную жизнь. Они творческие, они успешные, у них своя жизненная позиция, они проживают эту жизнь полной грудью.

А как на ваш взгляд нам бороться с дискриминацией в отношении женщин, живущих с ВИЧ, потребительниц наркотиков, работниц коммерческого секса?

Мне кажется, что предрассудки в отношении этих женщин обусловлены как раз неинформированностью и страхом. Мне кажется очень важным привлечь внимание общества к этой категории женщин, люди должны увидеть конкретных людей за этой проблемой. То есть не просто говорить вобщем о какой-то категории, а показывать и рассказывать о конкретных личностях, которые представляют эти категории, представлять их истории жизни.

Как-то в одном из интервью вы признались, что жизнь вне политики намного лучше. Почему?

Возможно, мне не стоило это говорить, но дело в том, что после 25 лет работы в политике я была сильно истощена. Быть в политике 25 лет – это слишком много. И оставаться так долго в политике люди не должны, потому что это заразительно, вообще люди заражаются политикой. Это как находится долгое время в зараженной воде (смеется). Не смотря на это, я считаю очень важным, чтобы люди посвящали политике какой-то промежуток своей жизни, принимали в ней активное участие. Это огромная привилегия и уникальная возможность состоять, например, в муниципальном совете, парламенте, быть на посту министра и иметь возможность таким образом оказывать влияние на общество. После моего ухода из политики я два года отдыхала, пополняла запас своей энергии, формулировала новые идеи, а затем начала работать в UN Women.

img_6936

Какова ваша миссия в этой организации?

Я работаю в рамках мандата, который четко сформулирован – это расширение прав и возможностей женщин, как политических, так и экономических. Это так же работа с вопросами насилия в семье, гендерного равенства. Что касается моего личного вклада, то он основывается на моем накопленном опыте в политической сфере. В своей деятельности я считаю важным привлечь на свою сторону правительство для того, чтобы заручиться их поддержкой и продвигать вопросы, с которыми мы работаем. С другой стороны, очень важно мотивировать и объединять гражданское общество в рамках этой деятельности. Потому что так называемые вестники перемен есть в каждой стране, в каждом регионе, на каждом уровне. Моя задача заключается в том, чтобы их выявить и направить в нужное русло.

Смею предположить, что в свое время вы совмещали карьеру с семьей. Поэтому задам вопрос, который волнует каждую работающую маму – как вам удалось совмещать одно с другим?

Мне бы никогда это не удалось, если бы мой муж не взял на себя полную ответственность за дом и детей. Когда женщины начинают заниматься какой-то деятельностью, той же политикой или общественной работой, развиваться профессионально и строить карьеру, — они не могут это накладывать на все те семейные и домашние обязанности, которые у них уже есть. Мужчина в свою очередь тоже должен двигаться в сторону дома и семьи для того, чтобы эти обязанности разделить. Иначе получается, что мы делаем всю эту неоплачиваемую работу по дому, плюс ту, за которую нам платят.

По роду своей деятельности вы наверняка встречаете множество женщин. Можете выделить среди них ту, которая вас особенно впечатлила?

Очень сложно выделить какую-то одну, поскольку я их встречаю каждый день, и все они по-своему уникальны. Как, например, эти женщины, которые были на сегодняшней встрече, которые сами прошли через насилие в семье, дискриминацию, которые были жертвами, но в определенный момент приняли решение изменить свою реальность. Они такие сильные! Настоящие чемпионы.

Может в вашей семье был кто-то, кто особенно сильно повлиял на вас?

Я родилась в 1954 году, в то время не было так много ролевых моделей женщин, я имею в виду официальных лиц, — на которые мы могли бы равняться и хотеть быть такими как они. Меня назвали в честь моей прабабушки. И, наверное, ее образ всегда был со мной. Она родилась и выросла в очень бедной фермерской семье и всю жизнь боролась за свое право быть личностью. В детстве я часто слушала истории про прабабушку, как она себя проявляла, как добивалась своего. И вот эта стойкость, она видимо передалась мне по наследству – от прабабушки бабушке, потом моей маме, а затем и мне. Мне кажется это не что-то специфическое. Я уверенна, что если вы посмотрите на свою маму, бабушку или прабабушку, вы тоже проследите такую последовательность. Потому что это удивительно, как нашим предкам удалось самим выжить в то непростое время, еще и вырастить нас.

img_6945

И напоследок, продолжите, пожалуйста, фразу «Я женщина, а значит я …».

Я женщина, а значит я вестник перемен.

Благодарим организацию ООН-Женщины в Молдове за помощь в организации интервью.

Текст, фото: Елена Держанская