Представительница ООН Женщины в Молдове Улзийсурен Жамсран: О гендерном равенстве, правах человека и о том, откуда на самом деле возникают конфликты

Улзийсурен Жамсран – представительница ООН Женщины в Молдове, мама двоих детей и участница ролика «Насилию нет оправдания», который совсем недавно выпустила «Позитивная Инициатива». Не смотря на то, что Международный женский день еще далеко, мы решили взять у Улзий интервью и расспросили ее о том, что же подразумевает под собой равенство полов и как его достичь.

Улзий, в интернете довольно много написано об организации UN Women. Но давайте возьмем обычного человека, что ему надо знать о вашей организации?

Раньше мы работали как UNIFEM, ее очень хорошо знали как агенство ООН по правам жещин и гендерному равенству. В 1995 году была принята «Пекинская декларация и платформа действий», цель которой – улучшить положение женщин во всем мире. В ней подробно изложены стратегические цели, существующие проблемы, и организационные механизмы, все это поддерживала UNIFEM. В 2009 году было принято решение о создании организации UN Women, в полной мере она начала работу в январе 2010 года. Чем мы занимаемся? Название говорит само за себя: мы продвигаем гендерное равенство, делая основной упор на ту часть населения, которая постоянно получает меньше внимания, меньше возможностей, меньше прав. Кстати, именно поэтому мы и назвали организацию именно UN Women (ООН Женщины), чтобы было понятно, права какой части населения мы защищаем и продвигаем.

Для тех, кто не очень в теме давайте поясним: гендерное равенство — это равенство полов, то есть, женщины и мужчины. Но исходя из вашего ответа, подтекст такой: у женщин мало прав и их надо продвигать. Так получается?

Смотрите: у этого стола, за которым мы беседуем, четыре ножки. Если одна из них короче, чем другие, стол будет шататься, и чтобы он совсем не сломался, эту ножку надо удлинять, то есть, надо в нее что-то вставить, чтобы она стала такой же длины, как и остальные. Этот стол — наше общество, которое шатается именно из-за того, что женщины не могут получить в полной мере те права, которые у них есть по законодательству. Эти права, к сожалению, в основном существуют только де-юре и не во всех странах соблюдаются. Поэтому нужно постоянно предпринимать меры, включительно временные специальные меры, чтобы общество развивалось демократическим путем, чтобы между положением мужчины и женщины в обществе был баланс.

Когда я готовилась к нашей встрече, то вспоминала, когда лично я сталкивалась с дискриминацией по половому признаку. Это было в государственном роддоме и детской больнице, где моему мужу не разрешали находиться. Почему вы не займетесь этим вопросом? Почему, например, не лоббировать закон, который разрешил бы папам находится вместе с мамами в больнице, реанимации, роддоме и т.д?

Как раз одна из основных плоскостей, в которых мы работаем — это законодательная база, которая должна соответствовать международным законодательным нормам. Например, в конституции РМ есть Статья 4, которая четко гласит: когда возникает разногласие между национальной законодательной базой и международной, которое ущемляет права человек, — превалирует международная. Подобная статья существует практически во всех конституциях мира, но, к сожалению, люди о ней даже не догадываются. Что она означает: если человек видит, что национальная законодательная база нарушает или не полностью защищает его или ее права, он/она может потребовать изменение законодательных нормативных актов. Касаемо вашего примера – право быть рядом с ребенком в больнице, реанимации, роддоме – одно из основных репродуктивных прав человека. Этим вопросом занимается другое подразделение ООН — ЮНФПА. UN Women фокусируется в сфере экономики, снижения и устранения насилия, продвижения женщин в политике и на уровне принятия решений.

И все же в области репродуктивного здоровья, мы так же внесли свой вклад. Почти два года мы организовывали платформы диалога между женщинами, политическими формированиями и центральной властью. Этот диалог позволил нашим партнерам добиться того, чтобы в 2014 году было принято решение о создании одного из самых первых гинекологических кабинетов и родильных отделений, где женщины с локомотивными особенностями развития могут получать услуги без внешней помощи. Представляете, сколько лет такие женщины испытывали трудности, оказавшись в кабинете гинеколога или в родильном отделении? И проблема была не в том, что об этом кто-то не знал, просто надо было предпринять действие, вот и все.

11239613_855977251187025_4308164554556962731_o

Согласно опросу прошлого года, который проводил Институт общественных политик Молдовы, 39% населения видит в качестве президента страны мужчину, 6,2% — женщину, остальным 53% все равно. Вас не смущает, что такому огромному количеству людей все равно?

Это очень важный вопрос, и с политической и с экономической точки зрения. С другой стороны, этот вопрос показал проблемы которые можно достаточно эффективно решить, используя инновационный подход. Мы должны понимать, что всегда найдутся люди, у которых нет какой-то определенной точки зрения по тому или иному вопросу, это факт. Но мы хотим и будем работать именно с теми, у кого есть четкое сформированное мнение и они делятся своим видением. В данном случае нас интересуют эти 6%, которые видят в качестве управленца женщину. Этот принцип называется принципом позитивной девиации и согласно ему, надо развивать и вкладывать в людей, у которых есть позитивное, четко сформированное мышление и восприятие окружающего мира. Например, у нас всего 21% женщин в парламенте, и этого недостаточно для того, чтобы говорить о том, что мы приблизились к гендерному равенству на уровне принятия решений. Потому что у нас пропорции населения – 52% мужчин на 48% женщин. Но с точки зрения позитивной девиации, женщины в парламенте, женщины-мэры и советники в местных советах — это достижение для нас, и этих женщин мы должны поддерживать, изучать их опыты для дальнейшего распространения. Нас не смущают люди, которые не имеют по этому поводу мнение или имеют негативное мнение, для нас важны те, которые имеют позитивный опыт и хотят продвигать женщин в политике.

Приведу пример: после местных выборов 2015 года первый раз за всю историю независимости Молдовы две женщины ромской национальности были выбраны в местные советы. В первый раз! Люди, которые не совсем понимают эту отрасль, наверняка скажут: «Ну, это не результат», но для нас это огромный прорыв. Эти две представительницы прекрасного пола — Лаура и Варвара, — они успешно прошли в местные советы!

А они счастливы от того что они прошли? Знаете, несколько лет назад я делала интервью с женщиной политиком и из нашего разговора мне показалось, что большую часть своего времени она тратит не на то, чтобы работать, а на то, чтобы доказать что у нее такие же права, как и у мужчин в политике.

Она не одна такая. То о чем вы рассказали, подтверждает тот факт, что гендерная дискриминация у нас повсеместно. Я не берусь отвечать за двух этих женщин, счастливы ли они, единственное, что я могу сказать – они наши герои и они герои для многих девочек, женщин, особенно из сообщества ромов. Если Лаура и Варвара будут успешны, они будут вдохновлять людей вокруг себя, и мы должны помочь им укрепить свои позиции. Точно такую же тактику мы будем использовать и в работе с женщинами с физическими особенностями развития, с пожилыми женщинами, с женщинами, живущими с ВИЧ, женщинами, которые подвергались насилию. Таких, в хорошем смысле этого слова звезд — очень мало, но они есть. Поэтому мы должны работать с этими звездочками, чтобы они горели, как большие звезды и вели других за собой.

Улзий, вам не кажется, что это стремление к гендерному равенству может со временем пошатнуть какие-то устоявшиеся традиции, устои? Например, многие женщины, стремясь зарабатывать наравне с мужьями, едва родив детей, выходят на работу, оставляя последних на бабушек и нянечек. Но ведь это не очень хорошо, ребенку нужна мама, вы понимаете о чем я.

Это один из самых частых вопросов, которые мне задают.

ip-461

Вы нашли на него универсальный ответ?

Ответ очень прост: мы должны смотреть на гендерное равенство только с точки зрения права. Если семья, или пара решила что им так удобнее, так и должно быть. Общество не должно их осуждать или учить, как правильно. Это семья и они сами решают, как им жить и воспитывать детей. И мы, в UN Women в том числе боремся за то, чтобы этого указательного посыла со стороны общества не было. Приведу личный пример: я начала работать в ООН в качестве волонтера в 25 лет. Тогда, вместе с мужем и пятилетней дочкой мы поехали в Кыргызстан. Один из самых частых вопросов, который задавали моему мужу первое время, был следующий: какой ты мужчина, если пошел за женой? как ты позволил ей вести себя?

Как он отвечал на него?

Улыбкой. Он никогда не оправдывался, потому что мы так решили, это наше личное дело. Он хотел меня поддержать, он видел, что это полезно для всей семьи, особенно для меня, и для дочери. Вот уже 17 лет я работаю в ООН и независимо от того, в какой стране мы находимся, ему постоянно задают этот же вопрос. Конечно уже не таким тоном, как раньше, но все равно задают. И это пример той самой дискриминации по половому признаку, которую люди постоянно практикуют в отношении других.

Наше общество постоянно диктует какие-то правила, которые должны соблюдать мужчины или женщины, только потому, что они мужчины и женщины. На прошлой неделе мы ездили в село, и одна женщина, которая открыто говорит о пережитом насилие и унижении, призналась, что только сейчас поняла, что прожила жизнь неправильно, просто потому что все на нее давили. Муж постоянно избивал ее, и каждый раз, когда она хотела от него уйти, ее родители говорили: «Как на тебя посмотрят люди, что они скажут? Терпи и живи со своим мужем, потому что он отец твоих детей и детям нужен отец».

В моей семье была похожая ситуация. Отец много лет беспросветно пил, а мама терпела его выходки только потому, что не хотела растить нас одна. Но я считаю, что лучше жить без отца, чем с отцом-алкоголиком или тираном. Вам не кажется что проблема не в обществе, а в самих людях? Ведь кто-то ведется на мнение общества, а кто-то нет.

Если смотреть глобально, каждый человек — это частичка общества. Когда мы вдвоем – это уже сила, когда нас тысячи — это огромная сила. И когда эта сила постоянно надзирает над той самой ячейкой, последняя начинает следовать правилам, которые это общество установило. Когда родные или друзья постоянно говорят тебе: «Ты должна думать о ребенке, ты свое увидела в жизни, ты должна терпеть», очень сложно противостоять. Поэтому очень важно, чтобы люди видели рядом с собой положительные примеры тех, кто вырвался из этого порочного круга. На любую проблему можно посмотреть с точки зрения права и тогда все сразу встанет на свои места. Дают ли эти отношения те права и свободы, которые вам и вашим близким положены? Если нет, надо что-то менять. Но для этого нужны положительные примеры, о которых мало кто говорит и мало кто знает.

ip-236

Улзий, а в ваших детях вы тоже взращиваете гендерное равенство?

Я просто не могу позволить, чтобы я была сапожником без сапог (смеется). Потому что это мои жизненные ценности. Расскажу забавный случай, который произошел с моим пятилетним сыном: когда мы обычно вызываем такси, он привык видеть за рулем мужчину. Но однажды за рулем оказалась женщина и его первая реакция была: «Почему женщина за рулем такси?!». Я конечно была в шоке от его реакции. Или, например, мы его готовили на утренник и конечно же одели более нарядно, чем обычно. На что он отреагировал следующим образом: «Почему я должен быть нарядный, я же не девочка!». Мне стало интересно, почему он так реагирует, и я пошла к директору его садика и поговорила с ним, попросив его уделить больше внимания воспитанию гендерного равенства. Что касается дочери, ей 23 года, ценности которые близки мне, близки и ей. Она не только руководствуется ими, но и дает пример своим друзьям и знакомым.

Между вашими детьми довольно ощутимая разница в возрасте. Воспитание тогда, 23 года назад, и воспитание сейчас отличается на ваш взгляд?

Все вокруг стремительно меняется и это всем знакомо. В особенности информационный поток, который сейчас получает новое поколение, в том числе мой маленький сын. Cкорость, доступность и качество информации не сравнятся с тем, что было во времена, когда росла дочка. В этом есть как возможности, так и риски. И это уже наша родительская ответственность – отслеживать, чтобы сын этот информационный поток смог фильтровать. Самое важное, чему мы учим сына и чему учили в свое время дочь — не нужно ущемлять права других, и надо уметь защищать свои права.

IMG_5923

Возвращаясь к деятельности вашей организации, не могу не спросить: какова конечная цель работы UN Women?

Мы стремимся к тому, чтобы люди, будь то женщины, или мужчины, могли принимать любое решение сегодня или завтра с точки зрения права. Если они будут их знать и применять, все вопросы решатся. Почему появляются конфликты, разрозненность интересов? Потому что один ущемляет права другого, а другой дает ему такую возможность. Все люди должны быть равны в своих правах и возможностях, а основополагающее условие для этого — достижение гендерного равенства в обществе. Хочу отметить, что для этого необходимы усилия всего общества, а так же институтов и организаций.

Но что делать обычной женщине из глубинки, например, чтобы обеспечить это самое гендерное равенство?

Знать свои права и уметь их реализовывать. И это касается не только женщин, но и мужчин.

Записала Елена Держанская