«Для меня толерантность равно добро». Эксклюзивное интервью Веры Брежневой, Посла доброй воли ЮНЭЙДС

Вера Брежнева прилетала в Кишинев, в качестве Посла доброй воли ЮНЭЙДС, всего на один день. За 12 часов своего визита она успела побывать на нескольких встречах, принять участие в пресс-конференции, пообщаться с сообществом людей, живущих с ВИЧ и вручить несколько премий на Gala Red Ribbon Awards. А еще дать эксклюзивное интервью сайту positivepeople.md, за что мы ей бесконечно благодарны. Итак, 25 вопросов о ВИЧ Вере Брежневой.

Когда вы слышите словосочетание «ВИЧ-инфекция», что вам приходит в голову?

Сейчас это уже часть моей жизни, потому что я очень часто сталкиваюсь с людьми, которые живут с ВИЧ. В принципе, это моя работа сейчас и на следующий год.

Вы знаете, что такое вирусная нагрузка?

Это количество вируса в организме. Благодаря АРВ-терапии она может снижаться, благодаря чему человек перестает инфицировать партнеров.

Когда последний раз вы сдавали тест на ВИЧ?

Около года назад, в конце ноября, когда только заступила на свой пост. Я сделала открытый тест, то есть у меня брали кровь при журналистах.

IP-493

Вам не было страшно?

Это не то чтобы страх, скорее волнение. Мне кажется, любой человек волнуется, когда просто проходит обычные анализы. Если ты чувствуешь себя плохо, ты всегда думаешь «А вдруг?».

Представьте, что у вашего друга ВИЧ-инфекция, чтобы вы ему сказали?

Это все ситуативно конечно, сложно сказать, какие слова я бы подобрала. Безусловно, я бы поддержала, я бы помогла найти тот центр, где ему было бы комфортно обслуживаться, получать терапию, и я думаю что помогла бы все-таки жить с открытым лицом.

Что в вашем понимании толерантность?

Для меня толерантность равно добро. Вот когда ты с добром относишься к человеку, — это и есть толерантность.

IP-520

Если была возможность бы сделать вакцину от ВИЧ, вы бы ее сделали?

Существует такой фонд — amfAR, они работают над изобретением этой вакцины. В чем суть: мы знаем что при приме АРВ-терапии, уровень вируса в крови снижается, но он все равно где-то остается. Этот фонд вкладывает огромные средства в исследования, чтобы выяснить — где он остается. Вот где, в каком месте, почему его нельзя достать? Они хотят найти это место, изобрести вакцину, которая позволит остатки этого вируса убрать оттуда. Мы держим кулаки, в это исследования вкладывают миллионы долларов, и мы надеемся на результат.

Вы так участливо это рассказываете, что я тоже начинаю переживать.

Да, я занимаюсь этим активно, это не для красного словца.

Назовите три правила здорового образа жизни, которых вы придерживаетесь неукоснительно?

Питание, спорт и правильная реализация себя, как личности.

Представьте, что вам как герою фильма «Даллаский клуб покупателей», осталось жить 30 дней, что вы будете делать?

Я бы жила каждый день, я бы проводила время со своей семьей и любимыми людьми, и возможно в том месте где мне хорошо. Собрала бы всех и объявила «Все, вы месяц со мной!»

В чем смысл жизни?

Для меня — в самой жизни, в жизненном пути. Смысл в том, чтобы путь доставлял удовольствие, чтобы я эту жизнь проживала, а не существовала а в ней, чтобы чувствовала, слышала, дышала, и самое главное – любила.

Вы когда-нибудь испытывали абсолютное счастье?

У меня периодически бывают такие моменты.

IP-147

Как думаете с ВИЧ можно жить счастливо?

Уверена в этом.

Почему вы решили принять участие в кампании «Касается даже тех, кого не касается»?

Мы ее придумали, готовили, я могу вам по пунктам рассказать, как все это происходило, вплоть до выбора слогана, позы, посыла и т.д.

Что мы можем сделать, чтобы наши дети никогда не узнали что такое ВИЧ?

Во-первых, узнать свой статус. Узнавая его, ты можешь либо спокойно жить дальше, либо сделать так чтобы уровень вирусной нагрузки был меньше. Плюс беременным нужно правильно относиться к беременности, чтобы рождалось здоровее потомство. И конечно добро – поддерживать друг друга, помогать другу, таким образом мы можем действительно искоренить ВИЧ-инфекцию.

Вы бы хотели, чтобы ВИЧ не существовало вовсе?

Я бы вообще хотела, чтобы болезней и войн не существовало, поверьте.

Вы готовы вложить деньги в это?

Я вкладываю деньги в благотворительность. Хотя слово «вкладываю» в этом контексте неуместно. Скажем так: я участвую материально в социальной жизни нашей планеты. У меня есть фонд, который занимается детской онко-гематологией (речь о всеукраинском благотворительном фонде «Луч Веры» — прим.ред.). Мы не занимаемся адресной помощью, мы обеспечиваем отделения детской онко-гематологии необходимой аппаратурой для правильного лечения, чтобы детки могли быстрее выздороветь. Потому что онко-гематология — это излечимая болезнь, в отличие от СПИДа. Есть отделения, которые мы укомплектовали, в которых детки начали себя чувствовать на 25% лучше, благодаря своевременной диагностике и лечению.

В чем нуждаются те, кто только что узнал о своем диагнозе?

В поддержке близких. И в АРВ-терапии.

Вы готовы поработать консультантом «равный-равному»?

Не знаю как меня воспримут в этом качестве, но готова это сделать.

Каково главное предназначение посла доброй воли?

Если говорить о моей миссии – это информирование. У нас дискриминация от страха, от злости и от незнания. Именно поэтому я хочу внедрить в общество понимание того, что ВИЧ — это не чума, что мы можем вместе эту эпидемию остановить. Следовательно, моя задача — изменение отношения в обществе к этой проблеме.

IP-275

Вы бы не хотели снять клип или записать песню, лейтмотивом в которой станет проблема ВИЧ-инфекции?

Это достаточно узко, мои песни — они шире и они в том числе об этом. Мне хочется, чтобы песни объединяли, а не были конкретно о вас или о них. Гораздо важнее, когда песню могут петь и относить к себе разные люди.

А вы бы смогли сыграть роль женщины, живущей с ВИЧ?

Лучше предложить эту роль женщине, которая действительно живет с ВИЧ, тогда это будет правдой. Я за правду.

Если ВИЧ — не приговор, то тогда что?

Это хроническая болезнь. С астмой же живут люди, и никто их не боится. Просто есть неправильно сформированное отношение к ВИЧ-инфекции, стереотипное, его мы и пытаемся поменять.

Вы правда уверены в том, что любовь спасет мир?

Да, я четко в это верю.

Текст, фото: Елена Держанская