Владимир Додон, координатор терапевтической общины «Viata Noua»: Нарко/алкопотребитель в первую очередь человек. И ему всегда надо давать шанс, даже в десятый раз

Терапевтическая община «Viata Noua» в Новых Аненах существует с 2004 года. В этом году ровно десять лет, как волонтеры и работники этой общины помогают тем, кто решил побороть наркотическую или алкогольную зависимость. Во всей этой истории есть один важный человек – Владимир Додон, координатор общины, который когда-то был на месте тех, кому он помогает сейчас. Владимир обладает редким качеством, совсем не свойственным мужчине – терпением. Он терпеливо, день за днем, помогает десяткам нарко/алкопотребителям понять, что зависимость – это болезнь и с ней надо бороться. О том, как происходит эта борьба, как меняются люди в процессе реабилитации и почему они уходят с полпути, — Вова рассказал специально для сайта positivepeople.md в день открытых дверей, который проходит в общине ежегодно.

Вова, сегодняшнее мероприятие началось с очень трогательного момента, когда родственники и друзья тех, кто проходит реабилитацию, кинулись в объятия друг другу после длительной разлуки. Для меня, как для неподготовленного человека, это зрелище было немного тяжелым. Что ты ощущаешь в такие моменты?

Для меня это самая большая награда – когда я вижу, как воссоединяются семьи, пары, друзья. Все они в разной степени пострадали от болезни под названием зависимость. И все они хотят только одного – спокойной и счастливой жизни. После того, как моя жена стала приходить на подобные мероприятия, она стала по-другому смотреть на мою работу, более понимающе. Работа в общине занимает почти все мое время, в том числе личное, которое я могу провести с супругой и трехлетним сыном. И мне очень повезло с женой, которая в 2007 году ради моей работы оставила свой бизнес в Кишиневе и переехала со мной сюда, в Новые Анены.

Как ты стал координатором?

В 2003 году я сам воспользовался услугами общины, прошел полный курс реабилитации и сразу после этого стал волонтером. В то время в общине было всего несколько работников, которые безвозмездно помогали ребятам, оказавшимся в тяжелой ситуации. Всеми нами двигало огромное желание поддерживать и делиться обретенным опытом трезвой жизни. Мне удалось найти себя в этом деле, я получаю от этого огромное удовольствие.

10321020_562184030566350_535786019073920411_o

Вернемся к общине. Скажи, как на реабилитацию реагирует организм зависимого первые несколько недель?

Все зависит от психоактивных веществ, которые употреблял человек. К примеру, если человек сидел на опиатах, то первые дни у него отсутствует желание есть или спать, ему нужно время на восстановление прежних функций организма. Если же человек долгое время сидел на винте (психостимулятор), то первые пару недель в основном он спит и ест, тоже с целью восстановления. Еще мы заметили одну вещь — если человек принимал психостимуляторы, то он в большей степени подвержен депрессии, агрессии, психической нестабильности. Поэтому перед нами сейчас стоит задача внести изменения в системe реабилитации, потому как сегодняшние наркотики – это не те наркотики, которые были 3-4, даже 10 лет назад. В 90-х годах практически все употребляли опиаты, сегодня же, в силу их дороговизны, люди перешли на более дешевые аналоги – те самые психостимуляторы, упомянутые выше. Для их приготовления, наркопотребители покупают лекарства в аптеке, затем из них выделяют определенные вещества, варят и вкалывают. У таких наркотиков ужасные последствия, люди гниют заживо.

Погоди, а сколько стоит доза опиатов, хотя бы примерно?

В среднем, человеку нужно в день от 300 до 1000 леев на то, чтобы уколоться героином. И не для того, чтобы достичь эйфории, а хотя бы для того, чтобы прийти в себя после «ломки». Для сравнения, чтобы изготовить дозу психостимуляторов в день человеку нужно около 50 лей – 100 леев.

А откуда к нам поступают наркотики?

Наркотики всегда были, есть и будут, к сожалению. Откуда они берутся – не в нашей компетенции. Но зато мы каждый день ведем борьбу за жизни людей, которые оказались жертвами этого ужасного бизнеса.

Скажи, а бывали случаи, когда человек проходил несколько раз курс реабилитации?

Безусловно, есть люди, которым нужная вторая-третья попытка. Самое важное чтобы мы — работники, родители, друзья, родственники — не ставили крест на людях. Нарко или алкопотребитель в первую очередь человек. И ему всегда надо давать шанс, даже в десятый раз.

Реабилитационный курс состоит из двух частей: три месяца реабилитации, затем три дня отпуска, после чего человек возвращается на заключительную трехмесячную часть программы. Были в твоей практике ребята, которые уходили в отпуск, срывались, но потом возвращались и честно признавались в проступке?

10393724_1518707408343471_8241699127588608484_n

Конечно, поэтому в нашу программу входит профилактика срыва. Есть внутренние факторы, которые могут как-то подвигнуть человека сорваться и есть внешние. И те и другие мы пытаемся анализировать. Даже если так получилось, что человек сорвался, мы не осуждаем, не ругаем и не принижаем, ничего подобного. Мы просто садимся вместе, рассуждаем, ищем причину, почему он так поступил. У нас была ситуация, когда парень пошел в отпуск и укололся. Потом выяснилось, что в телефонной книжке, которая осталась у него дома, он просто не удалил телефон «барыги» (поставщика наркотиков). Или же, очень распространенный случай, когда кто-то из родственников дает нашему подопечному в отпуске некоторую сумму денег, например, на новую одежду. Представь, последние 5, 7, а то и 10 лет у него любые суммы денег ассоциировались либо с граммами, либо с миллилитрами. И вот ему дают сто евро, к примеру, просто так, на мелкие расходы. Конечно, он с большей вероятностью потратит их на дозу. Срыв – это плохо, но не смертельно. Главное, чтобы человек понял, почему он так поступил и возможно, поделился этим опытом с другими, чтобы они не повторили его ошибку. Кроме того, перед тем как отправить человека в отпуск, мы составляем подробный план на все три дня. Там мы прописываем пошагово каждое его действие. Даже то, куда надо ходить, а куда не надо. С кем стоит встречаться, а с кем нет. Это и есть профилактика срывов.

На чем основана ваша реабилитационная программа?

Она построена на 12-шаговой программе Минессотской модели, которой пользуются во всем мире для лечение наркотической и алкогольной зависимости. Эта программа ставит акцент на комплексном подходе в восстановлении личности, то есть мы помогаем человеку восстановиться на биологическом, психологическом, социальном и духовном уровне. Но, данная программа работает только в контексте абсолютного принятия личности и создания атмосферы, полной взаимопонимания, заботы и любви к ближнему.

Можно ли сказать, что в какой-то степени вы становитесь второй семьей для этих ребят?

Безусловно, ведь мы вместе учимся радоваться простым вещам, доверять, прощать и быть открытыми. Во время зависимости очень сильно притупляются чувства, человек сосредоточен на самом себе. Все поступки он совершает под действием болезни, из-за которой он не владеет собой, а просто подчиняется зависимости. И в нашей программе у человека начинает оживать душа. Он начинает задумываться о тех страданиях, которые он принес своим родным, о том, что в его жизни есть очень много того хорошего, которого он не видел во время зависимости.

Как вы этого добиваетесь?

10511126_650874548329040_8551399446448172853_n

Во-первых, мы стараемся помочь человеку принять осознанное решение жить в трезвости. Это его первый шаг к выздоровлению. Во-вторых, мы создаем все условия, чтобы уберечь человека от возможных рисков и пагубных влечений. Находясь на стационарной реабилитации, наши ребята не имеют связей с окружающим миром. На протяжении всего курса реабилитации есть только человек, его болезнь и те, кто помогают с ней справиться. В распорядке дня предусмотрено время для индивидуальных и групповых занятий, работы по хозяйству, отдыха и общения. Несколько раз в месяц к ребятам приезжает психолог. Мы часто приглашаем представителей духовенства, которые говорят о важных принципах зрелой духовной личности.

Контакты с близкими и родными ограничены?

Для нас очень важна эмоциональная стабильность человека, который проходит реабилитацию. Любая информация, положительная или отрицательная, может привлечь за собой эмоциональный дисбаланс. По этой причине, каждую ситуацию мы рассматриваем индивидуально, исходя из конкретного случая.

Телевизор вы смотрите?

Да, но мы смотрим отборно, не все подряд. Новости — редко. Фильмы, музыку, книги тоже отбираем таким образом, чтобы в них не было жестокости, насилия, негатива.

Дедовщины у вас, конечно же, тоже нет?

И боевого крещения тоже. У нас изначально человек всегда прав. Наша задача – на протяжении всего курса реабилитации покрывать его заботой, любовью, пониманием. Это то, в чем он больше всего нуждается, попав сюда. Он должен почувствовать себя человеком, принятым другими людьми.

На какие средства вы содержите общину?

10441099_635275286590557_6981879250573481379_n
Что-то платят родители тех, кто проходит реабилитацию, иногда помогают коммерческие агенты, а бывает что вкладываем собственные деньги. Зарплату нам никто не платит, мы работаем на энтузиазме, потому что лично столкнулись с такой проблемой и знаем, как тяжело ее решать самостоятельно. Наша политика такова — если человек хочет пройти этот курс, но у него нет или не хватает возможности его оплатить, то мы вместе с ним найдем выход из положения.

Какую роль играют родители, близкие и родственники в процессе реабилитации?

Очень важную. Мы учим их понимать ребят и принимать такими, какие они есть. Мы описываем характеристики зависимости, чтобы они представляли с чем борются их дети, супруги, родные. Кроме того у родственников существует своя реабилитационная программа, которую они могут проходить параллельно. Ведь они тоже пострадали и им тоже нужна помощь, как созависимым.

На встрече с родственниками зависимых сегодня ты рассказывал про круг искренности, который вы устраиваете с ребятами каждый день. Что это дает?

Они учатся выражать свои эмоции, замечать эмоции других, просить друг у друга прощения или помощи. Это важно, потому что люди начинают выражать свои чувства, не стыдясь их.

А так называемый «дневник чувств» все ведут?

Да, это обязательно. Дневник нужен для того, чтобы выражать свои мысли, эмоции и чувства и то чем они были вызваны. Также, через ведение дневника каждый может оценить свой личностный рост в контексте выздоровления. Мой дневник, кстати, хранится тут же, иногда я показываю его ребятам, этой тетрадке 11 лет. И когда они читают, то понимают, что я был таким же, как и они.

В 2013 году в центр обратились 45 человек, из них прошли трехмесячный курс 10 человек, а полный шестимесячный 20. Почему люди от вас уходят на полпути?

Любой процесс перемен в лучшую сторону болезненный и непривычный по отношению к той модели, по которой человек жил до сих пор. Поэтому, люди которые уходят, выбирают путь наименьшего сопротивления и идут на поводу у своих чувств, желаний и страхов.

Пока из всего, что ты говоришь, я поняла, что вы используете
только пряники. Но ведь есть и кнуты?

Если человек неправильно себя повел или не соблюл общепринятые правила, мы помогаем ему увидеть последствия своего поведения. Перед тем, как принять какое-то решение, мы разговариваем с провинившимся несколько раз. Потом на общем совете решаем что делать. Например, можем поручить внеплановые дежурства или в свободное личное время заняться чем-то полезным для группы.

Как вы отмечаете окончание программы?

Обычно собираемся все вместе, где каждый из нас говорит какое-то напутствие. За все время нахождения на реабилитации, человек становится для нас родным и уход каждого связан с радостью от того, что он достиг цели и печалью, что мы расстаемся.

Какие планы у общины на ближайшее будущее?

Мы очень хотим завершить строительство женского корпуса, чтобы не разлучать зависимых матерей с их детьми на период прохождения программы реабилитации. Также, надеемся привлечь внешнее финансирование, так как на сегодняшний день ни государство, ни доноры не покрывают этот компонент работы с зависимыми.

Если вы или кто-то из ваших друзей, родных или близких столкнулся с проблемой наркотической или алкогольной зависимости и вы бы хотели пройти реабилитацию в терапевтической общине «Viata Noua» звоните по телефону: +373 22 00 99 74 или приходите по адресу: Молдова, г. Кишинев, Индепенденций 6/2.

Елена Держанская