Ирина Каланча: Я хотела бы пообщаться лично с человеком, живущим с ВИЧ

Ирина Каланча – владелица магазина обуви «Irka Shoes» и очередной участник благотворительной кампании «Яркий цвет доброго дела» — рассказала о том, как можно за месяц открыть собственный бизнес, сколько пар обуви должно быть в гардеробе каждой модницы и почему ей не безразлична проблема ВИЧ/СПИДа в Молдове.

Ира, мы с вами беседуем в субботнее утро, а вы как будто уже устали.

Я сегодня с самого утра в магазине, и за это время ко мне уже приходил фотограф из журнала – снимать коллекцию, несколько клиентов заходило и если честно, я уже утомилась, так как последние две недели работаю без выходных.

А вы можете сами обслужить посетителя?

Конечно, мне это нравится, я без труда снимаю мерки, консультирую, это то, что я люблю.

Сколько примерно заказов вам поступает в месяц?

Около 30-40, но это только в Кишиневе. Если добавить заказы из других стран, то конечно количество увеличивается в разы.

Это правда, что ваш первый бутик в Кишиневе вы открыли в течение одного месяца?

Да.

Как это у вас получилось – так быстро?

11124571_891897594197190_496800991_n

Я долгое время жила в Румынии, но потом в моей жизни случилось неприятное событие, и я решила вернуться домой, в Кишинев. Буквально за неделю я все спланировала и когда приехала, то сразу же нашла помещение, зарегистрировала предприятие и открыла первый бутик. Когда ты точно знаешь, что тебе нужно, то все оказывается очень просто.

Помните первый день работы вашего бутика?

Конечно, я долгое время готовилась, делала сама ремонт, клеила обои, расставляли мебель. Мы открылись 12 июня 2012 года. На тот момент у меня уже были постоянные клиенты, ведь я год работала через интернет и конечно в первый день пришло очень много людей, было много заказов. Для меня все это было очень волнительно, я вообще всегда волнуюсь – перед презентацией, перед показами, для меня каждый раз – будто впервые.

Как быстро ваш бутик стал окупаться?

Через полгода. Когда я открывалась, мне пришлось одолжить часть суммы у сестры, так как из Румынии я вернулась почти без денег. В общей сложности мои вложения составили около трех тысяч евро.

Экономненько как-то.

Вы поймите, я делаю обувь на заказ и у меня минимум издержек. Мои клиенты не хотят покупать обувь с прилавка, лучше он доплатит, но будет знать, что все индивидуально, что обувь никто не мерил до него. По этой причине обувь с витрины продается со скидкой. Но вы никогда не найдете в моем магазине две пары абсолютно одинаковых туфель или сапог, хотя бы одну деталь, но я стараюсь менять.

А правда, что у вас до сих пор нет собственной машины?

И машины нет, и айфона кстати тоже нет. Я скромная в этом отношении, не люблю кидаться деньгами. Почему нет машины – потому что сейчас пришла весна, нужна была новая коллекция, на которую, в свою очередь, нужны были деньги. Мне кажется логичным потратить деньги на новую коллекцию, чем на новую машину. Потому что если я не сделаю новые модели, клиент пойдет в другое место. У меня вся коллекция уникальна, я горжусь каждой парой, вы нигде в мире ничего подобного не найдете.

Ира, у страницы вашего бренда в Фейсбуке более 24 тысяч подписчиков…

На самом деле у меня три страницы в Фейсбуке и все три веду я самостоятельно. А еще страницу на одноклассниках.

Хорошо, для вас это успех?

Сейчас уже нет. Для меня показатель успеха – это мои клиенты. Я ими по-настоящему горжусь и я благодарна каждому покупателю, потому что они – и есть мой бизнес, если бы их не было – не было бы меня. Я радуюсь, когда они присылают фотографии в моей обуви, когда пишут благодарственные отзывы, для меня это радость и мотивация делать больше и становиться лучше.

Когда вы открывали свой бизнес, вы анализировали конкуренцию?

Нет, я была первой, кто привез в Молдову обувь на заказ.

Вы, кстати, ходите в другие магазины обуви, кроме своего?

Нет, я этого не люблю, потому что не хочу копировать. Ведь если я захожу куда-то и вижу классную пару, у меня сразу в голове начинается мыслительный процесс. Я вообще не смотрю модные сайты, журналы. Максимум что я могу подсмотреть – тенденции в цвете, это важно. Ведь я должна купить кожу того цвета, который может попросить клиент в этом сезоне, к этому надо быть готовой.

Как же вы тогда придумываете коллекции? Они снятся вам что ли?

10608348_757437704309847_8385288679197463966_o

Расскажу, как я сделала последнюю коллекцию. Я начала с выбора базовых цветов, и поняла, что хочу, чтобы это было связано с Молдовой. Было мало времени, поэтому идея с национальными узорами сразу отпала, и я решила просто выдержать всю коллекцию в трех цветах нашего и Румынского флага — я одинаково люблю и Молдову и Румынию. Плюс я рассчитала, что коллекция будет популярна и у нас и в Румынии, так и вышло, заказы уже пошли. Вообще же, я очень много времени общаюсь с подругами, просто спрашиваю, чтобы понравилось им, ведь они женщины и они точно знают, чего хотят. Так и рождаются идеи, из воздуха.

Ира, знаете, со стороны кажется, что у вас какая-то невероятно дивная работа, вокруг красота и классные туфли, у вас дела идут супер и вообще все очень замечательно. Существует ли обратная сторона медали?

Я сильно ограничена в финансовом плане, поэтому я не могу реализовать все, чего мне хотелось бы. Бывает, что очень сильно устаешь, вот сейчас я работаю и говорю на автомате, потому что последний месяц сплю по четыре часа в сутки.

Вам пришлось чем-то жертвовать ради бизнеса?

Наверное, вниманием к близким людям, у меня мысли всегда о работе. Отношения тоже всегда были на втором плане, мужчины мне прямо говорили: «Ира, ты вроде физически здесь, но мысли твои постоянно о работе, так невозможно». Я их понимаю, но ничего поделать с собой не могу (смеется). Я сама выбрала этот путь и осознаю, что сейчас я пока не могу строить отношения, у меня просто нет времени на это. Возможно через некоторое время ситуация поменяется.

Вообще ваш бизнес больше про деньги или для души?

Для души конечно, если бы он был про деньги, то у меня давно была бы машина, квартира и все остальное. А у меня есть бизнес, который я очень люблю.

Вернемся к нашим туфлям. Какие три вопроса вы задаете клиенту, который пришел к вам заказывать обувь?

Я спрошу, для чего ему эта пара обуви, потом попрошу выбрать понравившуюся модель и после этого сниму мерку. Дальше, я отправляю все эти данные в мастерскую в Румынии, и в течение месяца клиент получит готовую пару.

Почему не наладите производство в Молдове?

До сих пор я не нашла здесь мастеров, которые делали бы то, что я хочу. И потом, там у нас уже все на месте – колодки, сырье. Здесь же надо все закупать заново.

Из-за того, что изготавливают обувь не у нас, не бывает задержек, проблем с таможней и т.д.?

Бывают некоторые трудности, но я стараюсь держать все под контролем. Хотя у меня был случай, когда я привезла заказчице пару туфель прямо под венец. Мы сделали их в рекордный срок — за неделю. Помню, что все шли на эту свадьбу с цветами, а я с туфлями.

А бывало что вы, например, идете по городу и видите на девушке ваши туфли?

603801_706470689465299_6377272464123330455_n

Не один раз. Как-то после концерта, я стояла на лестнице и ждала подружку. И вдруг смотрю – классные ботинки у девушки, надо подойти и поближе рассмотреть. Подхожу и вижу – мои же ботинки, а девушка оборачивается и говорит: «Ирка, привет!». В такие моменты мне очень приятно.

Недавно вы выпустили мужскую коллекцию, с чем это связано?

Это женщины виноваты, они приходили с мужчинами, которые постоянно спрашивали: «А почему вы не делаете что-то для нас?». Вначале было очень сложно найти человека, который делает именно мужские модели. Но сейчас я очень довольна результатом.

Поскольку уже давно наступила весна, то не могу не спросить совета – какую обувь лучше всего купить в этом сезоне?

Если есть возможность приобрести только одну пару, то пусть это будут туфли черного, либо телесного цвета. Если возможностей побольше – купите красные, золотые, серебристые, черные и бежевые туфли. Имея в запасе все перечисленные цвета, вы будете королевой в любой ситуации.

Вы можете отказаться от заказа?

Да, если у человека какие-то ортопедические проблемы или нестандартно широкая нога. Попадаются очень претенциозные клиенты, которые сами не знают, чего они хотят. В этом случае я лучше откажусь от заказа.

Сколько людей участвуют в создании одной пары?

Изначально модельер делает эскиз, потом закройщица делает выкройку, потом швея сшивает, потом мастер натягивает обувь на колодку, а другой мастер делает последние штрихи – прикрепляет каблук, наносит крем для обуви. Получается пять человек и все делается вручную, кроме швов конечно.

Гарантию даете?

Мы даем гарантию на 30 дней, но бывают случаи, когда девушка повредит где-то каблук и конечно приходит к нам, потому что если она с нашей парой пойдет к обычному обувщику, у него может не оказаться подходящей колодки, каблука, заплатки.

Ира, что дальше, у вас есть суперплан на будущее?

Я хочу открыть магазин в Яссах и Бухаресте, сейчас как раз ведутся переговоры по этому поводу, так же хочу наладить поставки в Россию.

Погодите, а как же кризис?

Кризис отразился на ценах, все подорожало и нам пришлось повысить цены, примерно на 100 леев на базовые модели и на 200-300 леев на новую коллекцию. Но мои постоянные клиенты не стали покупать меньше, за что я им безмерно благодарна.

10470850_887663937953889_1546004413471793806_o

Ира под конец давайте поговорим о нашей благотворительной кампании «Яркий цвет доброго дела», почему вы согласились участвовать в ней?

Я услышала о ней от знакомых и сразу решила присоединиться. На тот момент я знала, в чем суть кампании и для меня не составило труда в нее войти. Помню, что как раз на тот момент снимали фото-проект «Поколение без СПИДа начинается с меня!».

Когда ваши знакомые увидели вас рядом с такой надписью на огромных билбордах, какова была реакция?

Некоторые всерьез подумали, что СПИД у меня. Но конечно самые близкие и знакомые знали для чего это и им понравилось. Знаете, в юности рядом с нами жил сосед, у которого был ВИЧ, и у меня никогда не было страха перед этой болезнью, потому что я видела, что человек живет точно так же, как и все мы. Мы все одинаковы, у нас у всех одинаковые права, возможности и нельзя разделять людей на здоровых и больных. Я уверена, что мои клиенты меня поддержат, потому что делать доброе дело – дорогого стоит.

Вы вообще считаете, что человек должен отдавать?

Конечно, когда ты отдаешь, тебе потом это возвращается со сторицей. Я не раз в этом убеждалась.

Как думаете, кроме денежных пожертвований, что еще мы можем сделать, чтобы снизилась дискриминация по отношению к людям, живущим с ВИЧ?

Я думаю, что людей надо просвещать, давать им полную информацию об этой болезни. Я бы, например, хотела бы пообщаться лично с человеком, живущим с ВИЧ. Чтобы он рассказал, что чувствует, с какими проблемами сталкивается, как он заразился, как привыкал к лечению, ведь это очень интересно и полезно знать каждому из нас. Зная досконально о том, что такое ВИЧ, мы сможем стать ближе к людям, которые живут с этим диагнозом и перестать относиться к ним как-то по-особенному. Ничего в этом такого нет, надо просто не быть безразличным к чужой беде и тогда мы сможем сделать этот мир чуточку лучше.

Елена Держанская