Дима + Света = любовь

С Дмитрием и Светланой Паниш я познакомилась на дне открытых дверей терапевтической общины «Viata Noua». В тот день, Дима с дочерью Сашей и сыном Тимой приехали в гости к Свете, которая сейчас проходит курс реабилитации. Ей осталось всего два месяца, после которых счастливая и обновленная во всех смыслах слова Света вернется домой, к любимому мужу и детям. У Светы и Димы настроение – как перед экзаменом, ведь после окончания Светиной реабилитации у всех них начнется самый настоящий экзамен – на трезвость. Почти 15 лет с не большими перерывами и Света и Дима потребляли наркотики. За это время они успели встретить друг друга, пожениться, родить двоих детей и прийти к главному решению их общей жизни, — пора завязывать.

Дима: «Первый раз я попробовал наркотики осенью 1999 года, это тогда было очень круто. Я начал нюхать героин, этот наркотик считался элитным, как дорогая машина. Первый раз, как водится, угостили. Тогда я хорошо зарабатывал и после первого раза начал покупать. Вначале я как-то не особенно понял ощущения. Но на 2-3 раз меня вставило и, если честно, мне даже стало страшно от того, насколько классный был эффект. Мне было тогда 25 лет. Когда принимал наркотики, наступало ощущение котороые, словами передать невозможно.

Довольно быстро я понял, что стал наркоманом. Это произошло через полгода после первого раза. Знаешь, мне ведь все время казалось, что я могу это побороть самостоятельно, как же сильно я ошибался. Я тогда совершенно не понимал что такое наркомания на самом деле, я был абсолютно уверен, что когда захочу от этого избавиться, просто дам кому-то денег и меня вылечат. Ну не у нас, так заграницей. Оказалось что все это настолько сложно… Более того, медицинская помощь – далеко не главная в решении той непростой проблемы. Главное – признаться в том, что есть проблема, обратиться за помощью к тем, кто через это прошел и направить все свои силы на то, чтобы изменить самого себя».

10010436_558010474317039_8782970934133005036_o

Света: « Я начала употреблять в 15 лет. Тогда я тусовалась в компании, в которой уже многие употребляли. Первый раз это было под Новый год. Мы с друзьями поехали покупать дозу, мне было как-то не особо интересно, но за компанию решила попробовать. Это была ширка. Я, как и Дима, ничего не поняла после первого раза. Но потом стало интересно, я стала пробовать еще, и еще, а потом подсела. С Димой мы познакомились, когда оба были в ремиссии, это произошло около 11 лет назад. Встретились случайно на улице, с того времени не расставались. Дима мне сказал почти сразу, что он потреблял, но я держалась до последнего, потому что все наделась, что удастся бросить самостоятельно. В конце концов, я призналась и через некоторое время мы стали потреблять вместе».

Дима: «Мы всегда были вместе, расставались только в исключительных случаях. Помню, как сильно мы переживали, когда Света забеременела в первый раз. Почти все девять месяцев мы были в трезвости оба. Врачам не говорили про нашу зависимость, потому что страшно боялись дискриминации».

Света: «Мы всегда потребляли, конечно, бывали трезвые месяцы, но трезвого полного года не было ни разу за все то время, что мы вместе. Когда у нас не было наркотиков, не знаю, как Диме, но мне надо было заставлять себя вставать с постели сутра. Даже для того, чтобы элементарно приготовить еду. А чтобы выйти погулять с детьми – надо было приложить титанические усилия. На какие деньги покупали? На те, которые зарабатывал Дима».

10265552_558011067650313_4749578587954294637_o

Дима: «Дети всегда были с нами, мы никогда их никому не отдавали. Никогда не поднимали на них руку, не ссорились и не обижали. Мы даже потребляли только тогда, когда их не было рядом. Когда они чуть подросли, мы поняли что надо с этим что-то делать и пошли на метадоновую заместительную терапию, на которой мы продержались около пяти лет. Нашей основной мотивацией были дети. Если бы их не было, мы бы наверное кололись бы до сих пор.
Мы очень переживаем, чтобы дети не пошли по нашему пути. Но с другой стороны, мы хотим, чтобы они знали с детства, что наркотики и алкоголь – это очень плохо и что это может привести к печальным, иногда смертельным последствиям. И у меня и у Светы были знакомые, которые умерли от передозировки. Сами мы тоже не раз находились на грани жизни и смерти».

Света: «Когда я была на метадоне, периодически дополнительно употребляла, причем небрезговала и «барбитурой». В какой-то период я увлеклась таблетками, они были желтого цвета. И вот однажды мой сын, которому тогда было 7 лет, подошел ко мне и спросил «Мама, опять ты выпила эти желтые?!» и заплакал. Это было ужасно, у меня все перевернулось внутри. А совсем недавно моя дочка вспомнила, как несколько лет назад, когда летом она жила у бабушки, а я была на метадоне, я позвонила поздравить ее с днем рождения. «Почему ты тогда не приехала? Я ждала тебя целый день у калитки и плакала…».

Дима: «В прошлом году меня выпустили из тюрьмы. Я провел там полгода. Сел за мелкую кражу. А ведь могли и не посадить, но я на тот момент был в таком состоянии, что не мог даже на суды приходить – я сильно пил, пил до такой степени, что просто терял сознание. Плюс продолжал периодически потреблять. Тюрьма стала моей последней мотивацией на то, чтобы окончательно выздороветь. После того как я вышел, я сразу же приехал на реабилитацию в терапевтическую общину «Viata Noua». Сейчас, когда я успешно прошел весь курс реабилитации, могу с уверенностью сказать, что человек не в состоянии справиться в одиночку с это опасной зависимостью. Только опытные и знающие эту проблему изнутри люди могут помочь побороть это наваждение, которое превращает человека в примитивное существо».

10348913_558012014316885_966070596281000816_o

Света: «Я пришла сюда в первый раз в 1999 году, сама, с Димой мы еще не были знакомы. До этого я лежала в больнице, прочищала организм. Меня подвигли на это родители. Пройдя реабилитацию, я была в ремиссии около трех лет, потом по определенным причинам произошел срыв, и опять начался кошмар. Сейчас я прохожу реабилитацию стационарно, то есть, мне никуда нельзя отлучаться. Осталось всего два месяца, столько планов впереди – хочется сделать ремонт, поехать с семьей отдохнуть, устроиться на работу и жить, наконец, нормальной жизнью, без наркотиков».

Дима: «Мы понимаем, сколько нам еще предстоит работы над собой. Но нас это не останавливает, а наоборот, подстегивает еще упорнее преодолевать трудности и достигать целей. Все эти 15 лет зависимости были каким-то кошмарным сном. Мы жалеем о них, но тот путь, который мы прошли в процессе реабилитации дал нам очень многое. И мы очень благодарны всем тем, кто верил в нас и помогал бороться».

Света: «Пока я на реабилитации, Дима выполняет роль и папы и мамы. Он отводит детей в школу, делает с ними уроки, готовит, убирает, играет и гуляет. Дети очень нам помогают. Они никогда не унывают и всегда стараются нас поддержать».

Дима: «Сейчас мы со Светой находимся в таком состоянии, что кайф нам приносит жизнь, состояние трезвости, возможность засыпать без наркотиков, голубое небо, яркое солнце, детский смех. Мы очень рады, что наконец-то дурной сон, длящийся 15 лет, закончился. Подводя итог, могу сказать только одно, жизнь прекрасна, она стоит того, что бы за нее бороться и не отчаиваться, как бы тяжело не было. Главное не опускать руки, не терять надежду и не оставаться в этой борьбе с зависимостью один на один».