Максим Демченко: Политическая воля – это то, что необходимо для эффективного решения проблем нашего общества

Максим Демченко – исполнительный директор благотворительной организации «Свет надежды» г. Полтава. Неделю назад вместе со своим коллегой — Романом Дроздом, Максим завершил трехдневный тренинг под названием «Взаимодействие НПО с местными органами управления» для молдавских представителей НПО и региональных центров. Мы решили воспользоваться возможностью и взяли у Максима интервью.

Максим, расскажите, пожалуйста, когда и с чего начиналась организация «Свет надежды»?

В 1999 году была создана неправительственная организация ВИЧ-позитивными людьми для того, чтобы помогать другим ВИЧ-позитивным людям. Ее инициировала Тамила Котляревская, которая объединила вокруг себя несколько специалистов и создала команду единомышленников. Я и еще несколько молодых людей пришли в организацию в 2002 году в качестве волонтёров, которые хотели что-то поменять и спасти ее от закрытия. В нас поверили, нам дали право управлять ею, развивать. Сейчас у нас больше 140 сотрудников, мы открыли Центр детского развития, реабилитационный центр «Новый поворот», Центр адаптации бездомных и людей, освободившихся из мест лишения свободы, учебно-производственный центр и Консалтинговый центр.

Вы с самого начала были лидером?

Нет, к организации я присоединился в 2002 году. Полгода был волонтёром, работал в направлении профилактики ВИЧ среди молодежи. Чуть позже, руководство организации приняло решение передать инициативу управления и развития организации молодой команде, куда вошел и я. Мы распределили ответственность: кто-то занялся ремонтом помещения, кто-то начал предоставлять услуги, я занялся привлечением ресурсов и управлением организации.

Где вы работали до этого?

Нигде особо не работал, мне было 20 лет.

Вы знали, куда вы идете и во что все это выльется?

Нет, я приходил в «Свет надежды», потому что принимал участие в молодежном проекте по развитию лидерства и профилактики ВИЧ среди молодежи. Мне нравилось то, чему нас учили и я подумал, что это надо развивать.

О ВИЧ вы имели какое-то представление?

Я очень хорошо знал, что такое ВИЧ.

Ок. В теперешнем «Свете надежде» есть какой-то принцип или постулат, который всех вас держит, объединяет?

В первую очередь, нас объединяет наша работа и те цели, которые мы перед собой ставим. Наша организация создана для того, чтобы решать проблемы социальной сферы. И мы верим в то, что мы можем изменить, как качество жизни наших клиентов, так и саму систему. Пятнадцатилетней поэтапной практикой мы показали, что создаем площадку для диалога и конструктивного решения, где выгоду получает все общество: наиболее уязвимые категории людей – в виде услуг, к которым ранее не имели доступа; власть – в виде решения проблем, с которыми столкнулась; население – в виде улучшения качества жизни.

Сколько людей вы обслуживаете в год?

Более 10000 человек, цифра растет с каждым годом. В 2005 году мы поняли, что не можем работать только с ВИЧ-позитивными и потребителями наркотиков, не только потому, что есть еще и другие нуждающиеся в помощи люди, но и потому, что мы затрагиваем общие вопросы, связанные с организацией социальных услуг, например. Это и доступ к временному жилью, и возможность быстро восстановить документы, получить помощь в оформлении социальных гарантий. Чтобы добиться этого на более масштабном уровне, мы поняли, что нам надо менять систему в целом, а не лоббировать интересы какой-то одной категории людей. Именно поэтому десять лет назад мы полностью поменяли стратегию, расширив сферы своей деятельности.

С тех пор, чем вы занимаетесь?

Мы работаем в сфере общественного здоровья, участвуем в реформировании системы здравоохранения, делаем все возможное, чтобы социальные и медицинские услуги стали более качественными, доступными и эффективными. Активно участвуем в процессах формирования местной социальной политики, способствуем тому, чтобы деньги бюджета тратились более рационально и эффективно.

А как?

Об этом мы и говорили два последних дня тренинга. Это долгосрочный процесс, который отрабатывается годами. Смотрите, у общественных организаций есть много возможностей, но не все их используют и знают о них. Первая задача – необходимо разобраться в механизмах принятия решения, а уже далее нужно самим активно включаться в работу. Я имею в виду не только сотрудничество с определенными структурами, но и участие во всех процессах реализации, начиная с расставления приоритетов местной власти, планирования и бюджетирования. Мы преследуем цель эффективного распределения ресурсов для улучшения качества услуг для социально незащищенных групп населения. При этом мы поясняем чиновникам, почему нужно вносить те или иные изменения, какие комплексные результаты получит вся социальная сфера, а не конкретная программа или направление. При этом проводим мониторинг услуг – для того, чтобы реформирование происходило максимально эффективно.

Правда, что у вашей организации есть доступ ко всем госструктурам?

Мы со всеми сотрудничаем.

А если чиновник поменялся?

Тогда у нас появляется новая задача – наладить с ним сотрудничество.

IMG_3249

Я нашла информацию о том, что «Свет надежды» изменил практику изъятия ребенка из семьи, в случае, если его мама потребительница наркотиков. Якобы вы договариваетесь с государственными службами о том, что берете эту женщину на социальное сопровождение и ребенок остается с мамой. Вы до сих пор практикуете подобную услугу?

Изначально мы объяснили государственным чиновникам, что отнимать ребенка у мамы и помещать его в детдом просто невыгодно, более того, дети выходят оттуда покалеченные, поэтому надо сделать максимальные попытки сохранить семью, спасти мать и восстановить отношения. Ведь если вы забираете у мамы ребенка, не факт что она не родит еще одного и его не постигнет та же участь, что и предыдущего. Нашей задачей было объединить все социальные службы, которые грубо говоря не работали отдельно и мы были своеобразным мостиком. Года четыре мы работали очень активно, сейчас отошли и система работает сама. Но мы до сих пор входим в специальную комиссию, которая решает — лишать ли мать родительских прав. И мы по-прежнему работаем с управлением по делам семьи.

Здесь надо отметить, что мы работаем с женщинами-потребительницами до того, как они рожают детей и хотят отказаться или их отнимают. К примеру, если мы видим, что наша клиентка беременна или нам об этом сообщает медучреждение, это сигнал для того, чтобы мы предприняли какие-то действия, например, включили ее в фармакотерапию метадоном, если она потребительница опиатов.

Это то, чем вы гордитесь?

Сегодня мы уже другим гордимся.

Чем?

В целом мы гордимся нашей организацией и счастливы от того, что работаем в ней. Мы добились партнерства с властью, устойчивости услуг, получения госзаказа на предоставление социальных услуг: местная власть покупает социальные услуги, потому что это дешевле и эффективнее. В этом году у нас социальный заказ превышает 3 000 000 гривен, деньги пойдут на содержание социального общежития для людей, не имеющих постоянного места жительства и для создания кризисного центра для женщин. Это будет что-то типа общежития для тех, кому некуда идти или тех, кто нуждается в защите. Например, женщина освободилась из колонии, у нее нет квартиры, нет денег, нет работы. Она может прийти в этот кризисный центр. Для нее этот центр будет как площадка для старта. Мы помогаем ей влиться с обычную жизнь, трудоустраиваем, у нас сейчас 18 мест на нашем социальном предприятии, скоро их будет 50. Такие центры необходимы и мы рады, что именно нам доверили его открытие.

Кто вас спонсирует?

Международные доноры, частный сектор и местная власть. Но в большей степени международные доноры.

А кто в вашей организации занимается привлечением денежных ресурсов?

Основная функция по привлечению денежных ресурсов лежит на менеджере, который отвечает за определенное направление. В принципе в этом процессе участвуют все, но отвечают конкретные лица.

В одном из ваших интервью вы сетовали на то, что тест на ВИЧ сдают только беременные и те, кто собирается пожениться. Вы считаете, что тест на ВИЧ должны сдавать все?

Я считаю, что тестирование на ВИЧ должно быть доступно и неограниченно. Это не сверхъестественная процедура. Но ее нужно проходить всем, это вопрос ответственности за собственное здоровье. Если я хочу себя обезопасить или знать, когда надо начинать лечение, мне надо вовремя узнать результат. Тесты должны быть доступны даже в аптеке, но это на мой взгляд. Хотя понято, что лучше пойти к специалисту и сдать кровь. Сейчас в нашей стране эпидемия, это несложно понять, для этого не надо иметь медицинское образование. Просто надо сдать тест на ВИЧ, знать свой статус и знать, как обезопасить себя.

В своих интервью и на тренинге вы часто упоминаете понятие «политическая воля», что вы имеете в виду?

Это понятие, мы применяем в отношении способности власти осуществлять данные раннее обещания. К примеру, ее иногда не хватает для того, чтобы были приняты определенные меры для борьбы с ВИЧ/СПИДом. То есть, вот мы разработали прекраснейшую программу борьбы со СПИДом, но денег на нее не выделили, а почему? Потому что для кого-то это не было приоритетом, то есть не была проявлена политическая воля относительно этого решения. Это, кстати, одна из наших задач – поменять приоритеты местной власти относительно проблемы ВИЧ/СПИДа.

IMG_3394

Также вы часто упоминаете о скрытой эпидемии гепатита С в Украине, у вас национальная программа есть?

Конечно, и национальная, и местная в отдельных областях. Но поскольку долгое время у нас не было достаточного мониторинга и системы эпиднадзора за этим заболеванием, сегодня мы не знаем реальной статистики, сами люди мало знают что такое гепатит, что с этим делать. Поэтому пока мы на этапе конструктивного поиска решения этой проблемы.

Хорошо, расскажите напоследок, как вам прошедший тренинг?

Вы же сами видели, участники очень воодушевленные и так было все дни. Мы меняли программу исходя из интересов и потребностей участников, больше делали акцент на практических упражнениях, вовлекали, старались открыть новые возможности, пытались показать, как смотреть шире на процесс взаимодействия государства и НПО.

Потенциал у нас есть?

У вас есть движущая сила, у которой есть большой потенциал – это ваша организация. И это большая часть успеха, однозначно.

Елена Держанская