Мишель Фуко: Конец уж близок, так и есть…

Вообще-то наш сайт не про философию, не про историю и, к небольшому сожалению, не про культуру. Но поскольку наш и ваш кругозор, как ни крути, нуждается в расширении, мы собрали для вас 19 наиболее интересных высказываний французского философа, историка и теоретика культуры Мишеля Поль Фуко. Почему именно его? Потому что он пережил то, что не всем дано пережить — счастливое детство, успешную карьеру, поиски себя, признание, издание нескольких книг и смерть, от СПИДа.

Власть вездесуща; не потому, что она охватывает все, но потому, что она исходит отовсюду.

Два человека могут одновременно сказать одно и то же, но, поскольку их двое, будет два разных акта высказывания.

Необходимо отдавать себе отчет в том, что и на этот раз кризис стал своего рода теоретической приправой, которой потчуют друг друга политики, экономисты, философы и все прочие, для того чтобы придать хоть какой-то статус настоящему, для анализа которого у них нет иных инструментов. Если хотите, кризис — это вечное настоящее.

Прокаженный всеми оставлен и в том его спасение: изгнание для него — особая форма причастия.

Рука, производящая свободу, предполагает, с другой стороны, установление ограничений, контроля, принуждения, поддерживаемых угрозами обязательств, и т. п.

Область разумного очерчена институтом семьи; вне этого круга человеку постоянно грозит опасность сойти с ума…

Если общество стремится изжить преступления, оно не достигнет этого ни ужесточением законов, ни более суровыми наказаниями; оно должно сделать нравы более требовательными и властными, а нравственные законы — более устрашающими: каждое проявление порока должно неизменно предаваться огласке.

Закон — это наиболее экономичное решение того, как наказывать людей, чтобы это наказание было эффективным.

Принудительный тюремный труд должен расцениваться как тот самый механизм, который преобразует грубого, возбужденного и безрассудного заключенного в деталь, исполняющую свою роль безукоризненно точно. Тюрьма — не мастерская; она является, она должна быть машиной, а заключенные-рабочие — ее винтиками и продуктами; она занимает их постоянно с единственной целью заполнить каждый момент их жизни.

4[5] base_2da73cee28

Тюрьма (и наказание вообще) имеет целью не устранение правонарушений, а скорее различение их, распределение и использование; что тюрьма и наказания не столько делают послушными тех, кто склонен нарушать закон, сколько стремятся вписать нарушение закона в общую тактику подчинения…

Рот — это Венера, потому что ртом передают поцелуи и слова любви.

Говорить за других — это подлость.

Благотворительная помощь больным оказывается постольку, поскольку она есть организованное чувство жалости и солидарности, зародившееся раньше общественных форм жизни, ибо, по-видимому, оно и является первоисточником общества.

Всегда был веер относительной бедности, всегда было перераспределение доходов, и именно в игре расхождения между самыми богатыми и самыми бедными располагалась политика.

Безумие — это всегда смысл, разбитый вдребезги.

В конечном счете, существование преступления счастливо демонстрирует «несгибаемость человеческой природы». В преступлении следует видеть не слабость или болезнь, а бурлящую энергию, «взрыв протеста во имя человеческой индивидуальности», что, несомненно, объясняет странную чарующую силу преступления.

Мне кажется, мы должны искать в психологии не только объективность и научную форму, но и относиться к ней, как и к любой другой форме культуры.

Да, бокал вина, хорошего вина, старого и т.д., может быть источником наслаждения, но это не для меня. Удовольствие должно быть чем-то невероятно насыщенным.

Человек начинается не со свободы, но с предела, с линии непреодолимого.

А ныне (мир) мерзок, вял и хмур. Дряхл, алчен стал и злоречив: Зрю лишь одних глупцов и дур. Конец уж близок, так и есть…