Питер Гудвин, международный эксперт: Если каждый из нас сможет перебороть страх, дискриминации будет намного меньше

Несколько дней назад в Молдову приезжал международный эксперт в области оценки национальных программ по ВИЧ и туберкулезу, Питер Гудвин (Peter Godwin). Мы успели встретиться с Питером и задали ему несколько «вечных» вопросов.

Питер, как вам наша организация?

Очень впечатляюще! Я думаю, вы многое построили, многого достигли за очень короткий промежуток времени. До интервью с вами я как раз обсуждал с Сашей Курашовым то, как управлять ВИЧ-сервисной организацией, чтобы твое мнение слышали в государственных структурах, в ССМ и так далее. То, что сделали вы – это пример для других организаций, например, для организации, которые помогают людям с диабетом, с сердечно-сосудистыми заболеваниями.

Если бы вас попросили оценить национальную программу по ВИЧ /СПИДу в Молдове по десятибалльной шкале, какую оценку вы бы поставили?

Мне сложно быть объективным, так как мой визит еще не закончился. Я смогу дать более подробную оценку немного позже, когда закончу отчет об этой поездке.

Хорошо, а если оценивать по шкале «хорошо», «отлично», «средне»?

У вас очень хороший план (улыбается), потому что ваша программа сфокусирована на правильных вещах, она хорошо структурирована и правильно сделана, на мой взгляд. То, что в разработку программы были вовлечены НПО, минздрав, врачи и другие специалисты – это верный шаг, который во многом определяет успешность программы. Другая сторона вопроса заключается в том, как будут имплементированы составляющие программы и каким образом будет осуществляться менеджмент. Одна из причин, по которой я здесь – это попытка оценить программу и сделать ее имплементацию более эффективной.

Питер, как вы считаете, мы победим туберкулез в ближайшем будущем?

Не уверен насчет ближайшего. В вашей стране сильная программа по борьбе с туберкулезом, у вас есть достаточно крепкое финансирование из разных источников, поэтому я думаю, что вы добьетесь хороших результатов. У вас есть желание победить этот недуг, а это немаловажно.

Посоветуйте, пожалуйста, как победить эпидемию ВИЧ?

Надо знать, надо искать информацию, надо быть осторожным, если вы находитесь в группе риска и надо задумываться о последствиях своих действий.

А как снизить дискриминацию?

Я много лет изучал этот феномен. У стигмы и дискриминации есть две основные причины: первая – это страх из-за недостаточного количества информации. Вторая причина – это неодобрение тех людей, которые чаще остальных подвергаются риску инфицирования, к ним относятся секс-работники, потребители наркотиков и так далее. Если каждый из нас сможет перебороть страх, дискриминации будет намного меньше. Ее станет еще меньше, если каждый из нас поменяет свое отношение к другим людями, их образу жизни, но это тяжело. Люди всегда боялись тех, кто отличается. Если вы пройдетесь по вашей центральной улице посреди дня и обратите внимание на прохожих, вы заметите множество случаев стигмы и дискриминации, когда люди отворачиваются от инвалидов в коляске, нищих. К сожалению, дискриминация – это часть нашей жизни, мы не идеальны и мы не можем любить абсолютно всех. Хоть бог и говорит нам делать именно так.

IMG_3423

Если завтра найдут лекарство от ВИЧ, вы обрадуетесь?

Конечно! Но вот в чем проблема — если мы устраним ВИЧ-инфекцию, устраним ли мы потребителей наркотиков, зависимых от алкоголя, секс-работников? Нет. Но если мы устраним причины, из-за которых люди начинают потреблять наркотики, становятся зависимыми или, к примеру, продают секс за деньги, то скорее всего нам удастся устранить ВИЧ. Еще один момент, к примеру, вы дадите это лечение ВИЧ-положительному потребителю наркотиков, вы думаете, он перестанет потреблять и вести рискованный образ жизни? Нет, он вылечится и заболеет вновь. Поэтому логичнее не искать лечение, а пытаться устранить причины, по которым люди заражаются ВИЧ-инфекцией.

А в создание вакцины от ВИЧ вы верите?

Конечно и я уверен, что для многих людей, оказавшихся в сложной ситуации, вакцина стала бы спасением. Но у вакцин есть один недостаток – они не всегда вовремя попадают к тем, кто в них нуждается, по разным причинам.

Как думаете, с ВИЧ можно жить долго и счастливо?

Если честно, я не представляю, каково это – жить с ВИЧ, но я почему-то уверен, что это возможно — быть счастливым, несмотря на диагноз. У меня, например, разновидность рака кожи, который тяжело лечится, но я себя чувствую очень счастливым. Я думаю, что желание стать счастливее, — это уже счастье.

Как вам в Молдове?

Я здесь второй раз и мне очень у вас нравится! В Молдове чудесная погода, потрясающие парки, вкусная еда и очень приветливые люди, это правда.

Лена Держанская