(Russian) История пережитого насилия. Анастасия Кляхин: Но я же сама его выбрала, значит должна терпеть

Din păcate acest articol este disponibil doar în Rusă. For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Анастасия Кляхин из города Сорока живет с ВИЧ три года. Все эти три года Настя в разводе. Муж-агрессор поднимал на нее руку, а однажды чуть не задушил. Настя долго не решалась уйти. Сегодня она свободна, счастлива и надеется на то, что в будущем все-таки встретит не только принца на белом коне, но и любящего папу для своей дочери.

Семья

Я родилась и выросла в семье, где насилие было нормой. Мой папа, когда выпивал, нередко поднимал руку на маму. В селе, где мы жили, это считалось обычным делом, а мы с сестрой не особо понимали, что это неправильно. Уже когда мы повзрослели, начали осознавать, что это нехорошо.

Периодически мы старались маму убедить, что надо что-то менять, куда-то обратиться. А папа, однажды подслушав наш разговор, сказал: «Вот повзрослеете, заведете семьи и там будете диктовать свои правила». На этом все закончилось. Я думаю, что вот такая ситуация и повлияла на то, что я вышла замуж в 21 год, лишь бы уйти из дома, не по любви.

Папа был мне отчимом – мы с сестрой от разных браков. Он всю жизнь припоминал маме, что взял ее замуж «с хвостом». Мы это слышали, но сказать ничего не могли.

Родители постоянно ругались. И я и сестра – мы считали себя виноватыми, потому что мама все время причитала: «Ну куда я пойду с двумя детьми?». Мы себя ощущали какой-то ношей, которую она тащит.

Брак

Когда я вышла замуж, поначалу все было очень красиво, а когда дочка родилась, муж начал выпивать. Мы тогда переехали к его родным и вроде как зажили нормально. Однажды он пришел домой пьяный, мы начали ругаться, и он начал меня душить. Дочка все это видела, она как раз проснулась, перепугалась страшно, плакала. В ту ночь я ночевала у его родителей. Пришла с синяками на шее и плакала.

Он же на второй день, когда отоспался, сказал, что ничего не помнит и что я все выдумала.

Я не понимала куда мне идти на тот момент. К маме? Но я же сама его выбрала, значит должна терпеть. Мне было стыдно, маме я ничего не сказала, жила дальше и терпела.

Последняя капля

Когда дочка пошла в садик, я устроилась на несколько работ, чтобы прокормить семью. И муж начал меня терроризировать, что мол меня нету часто дома, я где-то шляюсь, деньги не приношу. При всем том, что семью содержала только я. Его деньги уходили на выпивку и сигареты. Мало того, что он меня терроризировал, так еще и свекровь подливала масла в огонь: «Зачем тебе это нужно? Лучше бы дома сидела с ребенком!». Они постоянно пытались меня задеть, диктовали как жить.

В один из вечеров, когда муж пришел домой пьяный и стал меня душить, он сквозь зубы сказал: «Я все равно тебя задушу, прикончу, убью тебя». Тогда я поняла, что хватит. На второй день мы серьезно поговорили, и я поставила ему условие – либо он меняется, либо мы расстаемся. К тому моменту он уже периодически приводил домой девушек. Я их постоянно выдворяла из дома. При этом молчала и ничего ему не говорила. В конечном итоге я переехала в родительский дом моей бабушки, другого выхода не было.

И даже после переезда он приходил ко мне и начиналось: «Кому ты нужна с ребенком, ты никого не найдешь!». Это конечно очень сильно влияло на мою самооценку. Когда тебе такое говорят каждый день, в какой-то момент начинаешь верить в это.

О статусе

О статусе я узнала уже после того, как мы разъехались. Это было в 2014 году. Причем узнала случайно. Я не хочу обсуждать откуда он у меня. Случилось и случилось. ВИЧ меня не сломил, хотя было нелегко. Разве что заставил немного поплакать.

Когда дочке было 6 лет, с мужем мы официально развелись. И даже после развода мы то сходились, то расходились. И каждый раз я слышала от него упреки: «Да кому ты ВИЧ-евая нужна? Мужика ты себе найдёшь, а отца для дочери вряд ли». Для меня ВИЧ итак был шоком, а когда твой муж, хоть и бывший постоянно говорит тебе такое – это очень сильно подкосило меня.

О дочери

Наташа пошла во 2 класс, мы тогда уже не жили с мужем. Но в один из вечеров он снова пришел к нам ночевать. Опять пьяный. Я его приняла. Мы легли спать – я с дочкой, а он отдельно. И вдруг он встал, хотел выйти на улицу мусор вынести. Я подумала, что сейчас выйдет, пойдет еще больше напьется, поэтому сама пошла. Когда вернулась – смотрю Наташа плачет, а он ее бьет со словами: «Что, избаловала тебя мама, пока меня не было?! Я тебя научили уму-разуму!». Я как была с фонарем в руках, так и треснула его этим фонарем по шее. Выставила его за дверь конечно. Он потом звонил, извинялся, обещал поменяться, но я уже не поддавалась.

Дочка не общается с ним, она в обиде на него и не знаю скоро ли простит.

О возможной помощи и безысходности

Конечно я знала, что могу обратиться в полицию, соцработнику. Но практика показывает, что это все красиво на бумаге, а в жизни не работает. Я уверена, что мне никто бы не помог. Мало того, если бы ему выписали штраф – мне бы пришлось платить из своего кармана. А во время очередной пьянки, он бы мне еще и припомнил это.

О восстановлении

Я очень долго приходила в себя после этих отношений. Сейчас я пытаюсь строить отношения с мужчиной, это не секрет. Но я не готова на более серьезную стадию, к браку, например. Мне нужно время, чтобы переосмыслить случившееся. Я понимаю, что, если создам новую семью, захочу еще ребенка. А мне очень не хочется повторять своих же ошибок. Поэтому пока я работаю над своими внутренними проблемами, пытаюсь доказать себе, что не все такие подлецы как мой бывший.

IMG_8355

О других женщинах

Когда ко мне на консультацию приходит женщина с ВИЧ, переживающая насилие и рассказывает историю, которая произошла когда-то со мной, я сразу же привожу пример из своего прошлого. И говорю, что не всем легко, особенно в такой ситуации. И первое время после разрыва будет тяжело, как и во время жизни с мужем или партнером агрессором. Поэтому важно четко понять, чего мы хотим. Если мы оправдываемся, что мол терпим насилие только ради детей – это самообман. Моя мама говорила так много лет, и вот мы выросли с сестрой, мама осталась в той же ситуации и продолжает терпеть. Ради чего?

Надо поверить в себя, если мы справляемся с ВИЧ-статусом, если мы принимаем лечение, если мы не боимся попросить помощи – все сложится хорошо. Не надо бояться просить – если негде жить, попросите переночевать, если не на что жить, найдите работу.

О насилии

Иногда насилие приходиться терпеть. Не ради чего-то, а просто из-за привычки. Потому что все вокруг терпели, терпят и я потерплю. Ну подумаешь, ударил или погулял, ну ведь я же его люблю. Никакая это не любовь, это привычка, вот и все. И еще страх не справиться.

Я не говорю, что надо сразу же разводиться, но как минимум разъехаться и пожить отдельно нужно. Чтобы понять, сможете ли вы дальше жить нормальной жизнью. Хотя такое маловероятно. Потому что насилие – это болезнь. И мужчине, который оказывает насилие на свою женщину, нужна также психологическая помощь. По-другому никак с этим не справиться.

О решении уйти

Невозможно принять решение все бросить и уйти в один момент. Такое не делают по щелчку. Такие вещи надо планировать, долго и тщательно. Я вынашивала свой план побега несколько лет. И когда я ушла, то четко знала куда иду и что буду делать завтра.

Да, очень тяжело уйти из той среды, из того дома, из тех отношений в которых ты жила много лет. Особенно когда у тебя ВИЧ, и ты больше других уязвима к разным трудностям. Но со временем понимаешь, что если ты сделала правильный выбор – любые тяжести можно перенести.

Все эти причитания: «Вот бабушка терпела, и ты терпи», «Не справишься, потому что ты женщина», «Куда ты пойдешь, у тебя же ВИЧ», – это все чушь. Не надо в это верить. Если у женщины есть дитё, она и горы свернет и все что угодно сделает. Ребенок – это огромный стимул.

Текст: Елена Держанская
Подписывайтесь на нашу страницу в Фейсбуке и Одноклассниках!
positivepeople.md