Российские наркоманы борются за метадон в ЕСПЧ

Европейский суд по правам человека принял к рассмотрению иски трех российских наркоманов, жалующихся на запрет в России так называемой заместительной терапии, предполагающей употребление наркозависимыми под врачебным присмотром наркотических препаратов метадон и бупренорфин вместо тяжелых наркотиков.
В России оба препарата считаются наркотиками и их оборот полностью запрещен.

До 22 сентября российское правительство должно ответить на вопросы ЕСПЧ по этому делу, затем возражения России будут переданы на рассмотрение заявителям и после этого будет назначена дата рассмотрения дела судом.

Дело ближайшего года

Российские наркоманы уже давно пытаются добиться для себя права лечиться по давно признанному и действующему во многих странах мира методу заместительной терапии, когда вместо тяжелых наркотиков им бесплатно выдается строго дозированный метадон — в результате зависимость от наркотиков снижается и наркоман может успешно адаптироваться в обществе и контролировать свое здоровье.

Первая из трех жалоб, объединенных теперь в одно судопроизводство, была подана в ЕСПЧ еще в 2010 году, вторая — в 2011, третья — в 2013 году.

Российская федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков считает запрет на заместительную терапию оправданным. «ФСКН России полагает, что применение заместительной терапии метадоном в России полностью разрушит сложившуюся систему лечения и реабилитационного восстановления больных наркоманией. Учитывая опыт прошлого, можно с большой степенью уверенности сказать, что «лечение» героиновой наркомании метадоном приведет не к сокращению больных наркоманией, а к резкому увеличению их, т.к. помимо героиновой зависимости мы будем иметь и метадоновую», — говорится на официальном сайте ФСКН.

«Они тихо помирают»

Житель Тольятти Иван Аношкин (один из истцов дела — прим.ред). начал употреблять тяжелые наркотики внутривенно с 14 лет, с 1994 года. В первый раз обратился за лечением от наркомании добровольно в 2000 году, однако в местном диспансере ему давали лишь нейролептики, которые, по его выражению, вводили его в неадекватное состояние, но никак не облегчали героиновую ломку. В последующие разы, когда он попадал в наркологические больницы, с ним обходились так же жестко, причем нередко санитары били его и привязывали к кровати. Выходя из лечебных заведений, Иван быстро «срывался», возвращаясь к наркотикам, хотя, по его признанию, героин уже давно не приносил никакого «кайфа».

«Я уже и не хотел ничего принимать, но уже не мог не принимать», — объясняет Иван.
Аношкин был пять раз судим за преступления, связанные с наркотиками, у него диагностирован ВИЧ, гепатит С, в прошлом он болел туберкулезом.

Иван считает, что его случай — абсолютно типичный для Тольятти и России в целом. Сейчас он работает в сфере социальной помощи наркоманам и продолжает общаться с людьми, испытывающими такие же как у него проблемы.
«Я ношу им чистые шприцы, всякую литературу — чтобы они не заражали друг друга. Салфетки спиртовые приношу. Они уже такие… закрытые люди. Какой я был несколько лет назад. Они даже из дома не выходят. И я им говорю: «Блин, может, ляжем в наркологию?» Но люди просто боятся, они не хотят туда ложиться, потому что, как и я, они уже проходили это. И они в отчаянии, потому что они знают, что для них это не сработает», — рассказал Иван Аношкин в интервью Би-би-си.

«Поэтому они тихо помирают, образно говоря», — добавляет Иван.

Продолжение статьи читайте по ссылке: http://www.bbc.co.uk/russian/russia/2014/06/140604_russian_junkies_european_court.shtml