Татьяна Бутнару: Мой ребенок – это и есть то будущее поколение, которое может сделать первый шаг на пути к жизни без СПИДа

Татьяна Бутнару, «C House Lounge Cafè» — о том, почему она решила принять участие в акции «Яркий цвет доброго дела» и какого это, открыть собственное кафе в Кишиневе.

Таня, до начала нашего с вами интервью вы проводили собрание с вашими сотрудниками, какие-то они не веселые расходились.

Да, потому что я ввела новое наказание для тех, кто постоянно опаздывает: пришел на работу на 15 минут позже – не куришь всю смену. Это была катастрофа, потому что в ответ мне заявили, что я нарушаю права человека. Но мне надо было добиться своего, может хоть так они перестанут опаздывать.

Ваше кафе открывается в 8.30, почему так рано?

Если была бы возможность, мы бы открывались еще раньше, потому что мы очень хотим привить нашим людям культуру завтракать в хорошем кафе или ресторане. Наши люди этого не понимают и скорее всего это связано с финансовым аспектом. Многие вообще не завтракают, зато любят поужинать или пообедать где-нибудь в заведении.

Вы всегда завтракаете?

Нет, но капучино выпью всегда.

А обедаете или ужинаете в вашем ресторане или изменяете ему иногда?

Иногда изменяю с доставками на дом, но только если действительно не могу сюда приехать, это бывает крайне редко.

Что вы любите здесь есть?

Здесь очень вкусный десерт Fruit Yougurt Parfait и овсяная каша, если говорить о завтраках. Кофе у нас самый лучший, так как его выращивают специально для данной сети кафе. Если это обед, мне очень нравится Open Sandwich, это фирменное блюдо C House Lounge Cafè, которого больше нет ни у кого.

Насколько я поняла, это франчайзинговое кафе. Почему вы выбрали именно эту форму организации бизнеса?

Это семейный бизнес моего мужа. Его семья очень давно занимается именно франчайзинговыми брендами. И это кафе не единственный проект, которым они владеют, им так же принадлежит линейка магазинов одежды известных мировых брендов. Почему именно франшиза? Это очень удобно, потому что тебе дают уже готовый бренд, готовые салфетки, готовое меню, все-все-все готовое, ты просто должен все это поддерживать на определенном уровне, обеспечивать посещаемость, если мы говорим о кафе. И это здорово, потому что тебе не надо самому придумывать все с нуля. Идея открытия этого кафе принадлежит моему мужу и его сестре.

Вообще, когда я договаривалась об интервью, ваш муж не захотел его давать, переложив ответственность на вас. То же самое с кампанией «Поколение без СПИДа начинается с меня!» для которой фотографировались вы, а не ваш супруг. Почему так?

Раду не публичный человек и предпочитает быть в тени. А поскольку мне нравится быть на виду и моему ребенку пока тоже, мы решили взять эту роль на себя.

10608402_306874756189457_4691851707115007435_o 1458613_283105358566397_8239741576155496955_n

Ваш муж доверяет вам во всем, что касается ведения бизнеса?

Мы вместе уже 10 лет, поэтому какие-то вещи мы даже не обсуждаем. Я знаю, что к примеру, я отвечаю за это, он за что-то другое. Если же надо что-то уточнить, мы можем обговорить это за обедом или вечером после работы.

Он вас контролирует в бизнесе?

Да, как директор обязательно.

Делает замечания?

Дело в том, что он делает замечание только мне, потому что я отвечаю за персонал, за кухню, за чистоту, практически за все. И если со стороны клиентов возникают какие-то претензии, то конечно я стараюсь брать удар на себя. Потому что мой муж очень жесткий человек и может высказаться довольно резко, окружающие могут его не понять. Я же понимаю все, потому что знаю, что после такой тирады последуют извинения.

Я обратила внимание на то, что на фотосессии для кампании «Поколение без СПИДа начинается с меня!» вы были с вашим сыном, как его зовут?

Даниель.

Даниель спрашивал, для чего вы фотографируетесь?

Он еще толком не говорит, ему только 2,5 года. Ему очень понравился сам процесс, в конце нам было уже сложно его удержать на месте, так гармонично он вошел в роль.

Когда этот плакат увидели ваши родные, знакомые, друзья, они не спрашивали вас, зачем вы это сделали?

Я всех предупредила заранее о том, что мы будем принимать участие в этой компании, объяснив, в чем ее суть. Перед съемкой я, кстати, задумывалась о том, как это будет – я, мой ребенок и СПИД. Когда же я увидела финальный результат, поняла что это очень классная идея, потому что мой ребенок – это и есть то будущее поколение, которое может сделать первый шаг на пути к жизни без СПИДа, жизни, в которой люди принимают и понимают людей, живущих с ВИЧ/СПИДом такими, какие они есть.

10608402_306874756189457_4691851707115007435_o 1458613_283105358566397_8239741576155496955_n

А когда вы запускали акцию с глинтвейном, 8% от стоимости которого поступает на специальный счет, у вас не было сомнений на этот счет?

Я заметила, что в последнее время все что связано с социалкой, превратилось в какой-то тренд. Для меня же, социальные проект – это что-то очень личное. Поэтому единственное, о чем я переживала, чтобы окружающие не подумали, чтобы мы это делаем ради рекламы. Мы просто предложили нашим клиентам стать частью социального проекта и мне кажется, им это понравилось.

Вашего ребенка вы учите каким-то добродетелям?

Обязательно, мы например, учим его не обижать девочек. Какое-то время назад мы прошли через сложный период, когда он очень сильно дрался и бил всех без исключения. Тогда мы приняли решение, что никогда и ни при каких обстоятельствах мы не будем применять насилие. Поэтому все время мы говорили с ним, объясняли, что так делать нельзя и в результате это помогло.

Как вам удается быть одновременно мамой и бизнесвумен?

Пока я была беременна, всем, что касается бизнеса, занимался муж, работать в кафе я начала после его открытия. Тогда же мы отдали Даниеля в садик, и я стала более свободной, так как до этого момента было очень сложно совмещать работу и материнство. К тому же, я считаю, что чем раньше ребенок начинает обходиться без родителей и вливаться в коллектив, тем легче ему будет в жизни.

Он знает, где работают его родители?

Да, он всегда говорит, что папа работает там, где «ням-ням» (улыбается). Он себя здесь хорошо чувствует, хотя взять его сюда я могу только ненадолго.

Чему вы учитесь у него?

Я заметила, что после длительного времени проведенного с малышом, я всегда, даже в каких-то безысходных случаях стараюсь найти в человеке что-то хорошее. Ну и конечно я научилась сама быть ребенком, кататься по полу, визжать, баловаться.

Тань, давайте вернемся к вашему ресторану. Скажите, сколько должно пройти времени, чтобы вы сказали о своей команде «Супер, мы молодцы», рассчитались с кредитами и выдохнули?

Полностью рассчитаться с кредитами нам вряд ли удастся раньше, чем через год. Если честно, мы всегда, каждый день, работаем ради удовольствия, мы такие лошадки, которые пашут изо дня в день. Нам нравится то, что мы делаем, нам нравится, когда из соседних офисов к нам сутра забегают сотрудники просто чтобы выпить чашечку кофе, и совершенно не важно, что этот кофе сутра стоит 18 леев и никакой прибыли мы с него не получим. Нам просто нравится то, что мы делаем.

1404437_306877342855865_5631537164759952101_o 10257741_309403855936547_5544388178458077793_o

То есть это кафе было открыто не ради прибыли, а ради удовольствия?

Нет, ну как не ради прибыли, любой бизнес должен приносить деньги. Просто мы столкнулись с тем, что успех в Молдове не приходит за один день, конечно нам нравится сам процесс, но для всего нужно время. Это как дерево, которое надо посадить, поливать, холить, лелеять и может быть лет через пять оно даст первые плоды.

Тогда объясните, зачем было открывать ресторан, ведь общепит – это один из самых рискованных бизнесов, или я не права?

Так оно и есть, но просто мы новички в этом деле. Вообще, когда мы открывались, нам казалось, что если это франшиза, то достаточно будет только выполнять какие-то технические рекомендации и все само заработает.

А оказалось?

Оказалось, что этого недостаточно. Наш рынок перенасыщен ресторанам и кафе, люди избалованны общепитом. Поэтому тем первопроходцам, кто решил занять свое место в этом сегменте, приходится по-настоящему удивлять. Кроме того, чтобы открыть свое кафе, нужны ресурсы, очень серьезные. Хорошо, что в нашем случае нам было где занимать. Потому что первые два месяца мы пребывали в шоке от того, что происходит с нашими деньгами.

Не думали закрыться?

Нет, мы взяли на себя слишком большую ответственность.

Таня, простите, но сколько нужно денег, чтобы открыть свое кафе в Кишиневе?

Все зависит от ваших возможностей, но конечно, чем больше, тем лучше. Тут очень важно попасть в десятку. Это удается единицам, потому что очень сложно приучить наших людей кушать качественную овсяную кашу, есть свежеприготовленный йогурт или пить не растворимый, а натуральный кофе, когда за углом есть сеть плациндных или пиццерий, где все это делает из полуфабрикатов и все поставлено на поток.

Хорошо сколько должно пройти времени, чтобы человек шел не в сеть плациндных, а к вам, в C House Lounge Cafè?

Для этого нужно, чтобы как минимум о нас узнали.

Но рекламы-то у вас нет.

Да, с самого начала мы хотели пойти по другому пути, потому что самая лучшая реклама, это когда о тебе говорят что-то хорошее люди, ко мнению которых прислушиваются. Но в этом мы немного просчитались, потому что у нас рекламы нет совсем, кроме страницы в фейсбуке. В ближайшее время мы планируем наверстать упущенное.

Кстати, на этой самой странице, у вас много отзывов, среди которых есть и довольно средние. Вы к ним прислушиваетесь?

Конечно, этим занимается сестра моего мужа Кристина, которая ведет диалог со всеми нашими подписчиками. Поскольку их мнение для нас очень важно, мы даже ввели несколько изменений: например, сделали зону для некурящих, немного видоизменили меню, в частности, добавили в него традиционную заму. Сейчас у нас возник спорный момент с кальяном, который очень хотят наши посетители, но мы пока не решили, будем мы его вводить в меню или нет. Так же и в музыке, мы, например, ставим только некоммерческую музыку, что не всегда совпадает с ожиданиями посетителей. Просто такими мелочами мы пытается изменить вкус наших людей, показать им, каким должно быть качественное кафе.

Прошло почти полгода с открытия вашего заведения, вы уже можете подвести какой-то итог — где вы промахнулись, а где выиграли?

Мы пока еще нигде не промахнулись, кроме того что нам вероятно надо было сделать более широкий пиар в начале. В остальном мы поняли, что пока мой муж не пойдет сам на рынок и не выберет там свежее мясо или спелые апельсины, мы не добьемся вкусных блюд. Пока мы не будем проводить с каждым сотрудником персональную беседу о том, как он должен работать, мы не добьемся хорошего сервиса. И пока мы не будет жить в этом кафе, или по крайне мере проводить в нем максимум времени, мы не станем успешными. Поэтому пока что наша главная задача – отдаваться этому делу полностью.

Елена Держанская