Валя Михневич: Выход есть, надо только захотеть

Валя Михневич запала мне в душу, когда я по работе приехала в Терапевтическую Общину прошлой осенью. Ее история — история юной девочки, которая не смогла огородить себя от зла под названием зависимость. Но Валя сильная, Валя смелая, Валя смогла перебороть то, что когда-то чуть не перебороло ее саму. Подробности в сегодняшней личной истории.

Моя история зависимости, как и у многих, началась с курения травки, мне тогда было 15. Через какое-то время я впервые попробовала «ширку», мне не понравилось. Было жутко, было противно, меня вывернуло наизнанку, и тогда я решила, что это не для меня. Однако травку я продолжила курить.

Много раз я возвращалась к своей прежней жизни, анализировала, в чем причина моей зависимости. Тогда мне казалось, что во всем виновата несчастливая любовь. В юности я познакомилась с парнем, который через некоторое время погиб. Сказать, что после этой истории я кого-то любила так же сильно как его, не могу. Наверное, это и стало тем толчком, после которого моя жизнь круто изменилась.

Первые полгода после его смерти я сходила сума, у меня была жуткая депрессия, постоянные истерики. Ко мне приезжали друзья и сыпали наркоту стаканами. На тот момент, они думали, что мне это поможет. Я тогда не могла ни спать, ни есть, ни жить… И наркотики действительно помогали мне забыться, уйти в другую реальность.

На самом деле, причина моей зависимости тянется из детства, когда я хотела выделиться, быть не такой как все и отличаться от обычной серой массы. Все это я поняла уже на реабилитации, работая вместе с психологом и занимаясь самоанализом.

Только сейчас я поняла, что, наверное, мне стоило пройти через все эти переживания и жизненные трудности, чтобы понять что значит истинная радость и смысл существования.

Всю жизнь я считала, что никогда не «залезу в торбу». Если бы мне кто-то сказал, что я когда-нибудь буду героиновой наркоманкой, я бы рассмеялась лицо…

11080846_950812854932001_2177581044728682642_o 11134149_950812831598670_6689290580592145116_o

У меня была такая настоящая молодость в кругу золотой молодежи. Днем я работала, вечером на выходных шла на дискотеку с друзьями, где мы выпивали, закидывались психостимуляторами, потом ехали всей компанией куда-то еще, в общем, кутили на всю катушку. Проблем с деньгами у меня никогда не было, я всегда умела заработать, это у меня в крови.

Хорошо помню, когда первый раз покурила героин. В этом состоянии ты себя чувствуешь на вершине мира, ничего не боишься, ничего не стесняешься. Со временем эти чувства притупляются и твоя жизнь превращается в одно сплошное безумие.

Я росла без отца, поэтому мама пыталась компенсировать его отсутствие и обеспечивала нас с сестрой всем необходимым. Она всегда очень много работала, я же большую часть времени проводила с бабушкой и дедушкой и по большей части была предоставлена сама себе. Моя сестра напротив была всегда чем-то занята, то музыкальная школа, то еще что-то. И я всегда говорила маме: «Вот увидишь, наступит время, и ты будешь гордиться мной так же, как и сестрой».

У меня никогда не было настоящих подруг, я много раз убеждалась в том, что лучше дружить с мальчишками.

Большинство моих знакомых были наркоманами, даже мой муж, за которого я необдуманно вышла замуж, тоже был потребителем. Наш обычный день выглядел следующим образом – мы просыпались, сначала курили наркотики и только потом вставали, шли умываться, чистить зубы, завтракать…

Вот я сейчас говорю тебе о том, как потребляла, а мой мозг начинает возвращаться туда в прошлое и сразу всплывает куча воспоминаний. Не зря говорят, что клеточная память очень сильная, но как только даешь мысли маленькую возможность развиться в тебе, совершаешь большую ошибку.

В какой-то момент мне захотелось более сильных ощущений, потому что просто курение героина уже не давало таких ярких эмоций, как первое время, — и я укололась. С того момента я начала потреблять каждый день, по нескольку раз.

Первый раз я легла в больницу, чтобы прокапаться, потому что считала что это поможет решить проблему зависимости. Лекарства очень быстро помогли снять абстинентный синдром, но уже через некоторое время я снова стала потреблять. И начались такие бесконечные американские горки – легла в больницу, прокапалась, вышла, снова за старое. Это продолжалось до тех пор, пока мой врач-нарколог не предложил встать на метадон. Мне было уже 29 лет. На тот момент я считала что метадон поможет что-то изменить, перестать колоться и не мучиться.

В итоге метадон помог мне стабилизировать мое психоэмоциональное состояние, я всегда воспринимала его как лекарство, полтора года я была на программе. При этом мой врач постоянно рассказывала мне об организации «Viata Noua», а я как-то пропускала все это мимо ушей, потому что просто не была готова кардинально что-то изменить. Помню, в один из дней я ехала в такси на пункт выдачи метадона, и таксист по дороге рассказал свою историю зависимости, описал то, как он прошел реабилитацию и вернулся к счастливой жизни. Меня очень впечатлила его история, это был пример реального человека, который освободился от зависимости.

11024816_950817878264832_6634327880090552952_o 11053700_950812984931988_2093367487177305130_o

В конце всей этой «веселой истории» я все-таки попала в тюрьму, меня продержали там 40 дней. Я всегда буду помнить момент, когда мама пришла на свидание, она сильно похудела, осунулась, у нее были заплаканные глаза. Помню, как мне стало стыдно и больно, как было жалко маму. В тот момент у меня все внутри перевернулось и я поняла, что больше никогда не хочу видеть свою мать в таком состоянии, я обняла ее, расплакалась и стала, как маленький ребенок, просить забрать меня домой…

Я четыре года ходила в офис «Viata Noua» на группы взаимопомощи, не регулярно, но все же. Помню, как я встретила здесь того самого таксиста, который меня уже подвозил. Он сел возле меня и говорит: «Валя, ты уже четыре года ходишь в эту организацию, ты как тот Моисей, который сорок лет водил свой народ по пустыни…».

22 июня 2014 года я уехала на реабилитацию в Терапевтическую Общину «Viata Noua», для меня это действительно памятный день. Каждый мой день на реабилитации был самым лучшим. Несмотря на сложные моменты, ссоры, недопонимания, я все равно каждое утро просыпалась счастливой, потому что я была свободна от зависимости, я знала, что мне никуда не надо бежать, что я нахожусь в правильном месте, где меня принимают такой, какая я есть. И я благодарна людям, которые создали это место, в котором ребята, не знающие что делать со своей жизнью, исправляются.

Перед отправкой на реабилитацию, меня курировала Ирина Поверга, которая рассказывала о своем опыте, и все это для меня было огромным примером, помню ее слова: «Валя, то какой ты была до реабилитации, то какая ты сейчас и то какой ты будешь после прохождения полного курса восстановления, — это три совершенно разных человека». Только сейчас я поняла истинный смысл ее слов. Я благодарна своим кураторам и лидерам в терапевтической общине за то, что они столько вкладывают в нас и делают это совершенно бескорыстно. Это огромный труд, который требует большой силы воли, железного терпения и любящих сердец.

IMG_4624

Вообще все, что я делала, чтобы изменить свою жизнь — ради мамы. Если бы не она, я бы до сих пор оставалась такой, как раньше и продолжала бы колоться. Ради нее я стараюсь каждый день что-то менять внутри себя, чтобы все-таки наступил тот момент, когда она сможет радоваться и гордиться мной. Она никогда меня не упрекала, не отворачивалась, всегда старалась мне помочь, окружала меня заботой и любовью, не смотря ни на что. Даже когда она мне не верила, она продолжала верить в меня.

Я знаю, что после завершения всего цикла реабилитации мне понадобиться еще больше сил, чтобы оставаться в трезвости, и сегодня я делаю все, чтобы быть готовой к будущим трудностям.

Чтобы я сказала тем людям, которые сейчас находятся в зависимости и не знают что делать? Не бойтесь, не отчаивайтесь, верьте в себя, потому что выход есть. Для того чтобы в жизни что-то изменить, нужно просто захотеть.

Чтобы я сказала маме? Большое спасибо за все. Я очень тебя люблю.

Текст, фото: Елена Держанская