Аутрич ты мне или не аутрич? Все о том, что такое аутрич-работа и почему так важно давать шанс человеку в любой ситуации

Первый аутрич-проект среди потребителей инъекционных наркотиков возник в 1981 году в Голландии. Его осуществляли члены голландского «Союза Торчков» («Junkie Bond»), которые стали распространять стерильные шприцы в Роттердаме в ответ на отказ аптек продавать их потребителям наркотиков, несмотря на эпидемию гепатита В в среде потребителей инъекционных наркотиков. В 1984 году «Союз Торчков» развернул масштабную деятельность по обмену шприцев путём аутрич-работы в среде ПИН в городах Амстердам, Роттердам и Гаага. С этого периода аутрич-работа ведёт свой отсчёт, как метод социальной работы в среде потребителей инъекционных наркотиков.

Сегодня аутрич-работники – это одна из самых главных составляющих НПО, которая работает с потребителями наркотиков и стремится к тому, чтобы их стало как можно меньше. Или по крайне мере, чтобы они стали более грамотными во всем что касается снижения вреда, профилактики передозировок, предотвращения инфицирования ИППП.

Аутрич-работников называют по-разному: уличные работники, работники по охвату, наставники, наставники-сверстники, равные инструктора и т.д. Работа аутричей — это работа по достижению и поддержанию контакта с потребителями наркотиков в местах, удобных для самих потребителей.

Немного фактов

• В системе мероприятий стратегии снижения вреда, аутрич-работа занимает ключевое место, поскольку именно таким путем реализуются основные подходы этой стратегии: обмен шприцев, обучение менее опасному употреблению наркотиков, распространение медикаментов, дезинфектантов и средств безопасности, распространение профилактической литературы, предоставление профилактической информации и консультаций.

Cold-weather-Outreach-Feb-Frontline-12

• Клиентами аутрич-работника могут стать бездомные, секс-работники, потребители наркотиков, потребители алкоголя, мигранты, цыгане… Чаще всего аутрич-работники работают среди уязвимых, социально исключенных групп, а так же среде групп с различными социальными и медицинскими рисками (например, с потребителями клубных наркотиков). Аутрич-работа может происходить, в зависимости от целевой группы, на улицах, в сквотах, клубах, дома у клиентов, в школах, тюрьмах, хостелах, ночлежках и т.п.

• Еще одна особенность аутрич-работника — он выходит работать туда, куда его не приглашают. Поэтому он должен понимать и уважать ценности этой группы, не лезть со своим уставом в чужой монастырь. При этом принимать эти ценности аутрич-работник не обязан, он должен уметь сохранять профессиональную дистанцию. Главным «оружием» аутрич-работника в такой ситуации становится предоставление информации о лечении, возможностей получить различную помощь в организациях, восстановить документы, а также медицинская помощь или первичное
консультирование (если проект включает в себя работу врача или терапевта-констультанта) и т.п. Также нормами аутрич-работы являются конфиденциальность и доверительное общение.

• Аутрич работает сразу на нескольких уровнях: с человеком, с сообществом, в котором этот человек находится (ценностями и внутренней культурой), с обществом в целом (социальными службами, представителями власти, с общественными предрассудками).

Комментарии самих аутричей

Это была официальная информация о том, что такое аутрич-работа . А теперь познакомьтесь с пятью настоящими аутричами, которые работают в организации «Viata Noua», каждый день помогая тем, чья жизнь находится на кончике иглы.

Эдуард Кэлдаре, опыт работы 10 лет.

1622642_515053615279392_414306036_n

«Когда я начал работать, мы еще не знали что такое аутрич-работа, мы это называли работой в сферах достижения завизимых. В нашем деле самое главное научиться работать в поле, то есть предоставлять услуги на притонах, в больницах и не смотря на экстремальные условия, суметь донести до человека частицу надежды. Я несколько раз менял работу, но всегда возвращался в родную организацию, потому что аутрич-работа – это то, что я действительно хочу делать. У меня было немало экстремальных случаев, при мне умирали люди, и я всегда пропускаю это через себя, по-другому пока не научился. Моя дочка недавно подошла ко мне и спросила «Папа, а правда что ты помогаешь бандитам и наркоманам?». Я ответил, что да».

Василий Хомуляк, опыт работы 5 лет.

21

«Я стал аутрич-работником сразу после окончания реабилитации, которую прошел в Терапевтической общине «Viata Noua». Из серьезных случаев, вспоминается наш выезд в Чадыр-Лунгу для проведения группы. Тогда, после окончания группы двое наркопотребителей передознулись прямо в помещении, где проходила группа. Они были почти трупами, но мы с еще двумя ребятами откачали их. Кстати оба этих парня потом пошли на реабилитацию. А один из них до сих, до сих пор в трезвости и работает сотрудником реабилитационного центра в той самой Чадыр-Лунге. Моя работа помогла мне лучше разбираться в людях, это я могу сказать точно. Самое приятное в ней это то, когда тебе подходят люди, которые год-два назад были в очень глубокой яме и вот теперь они с женами, детьми, пришли к тебе, чтобы обнять и поблагодарить за помощь».

Александр Коротаев, опыт работы 1,5 года.

Коротаев

«В прошлой жизни я причинил людям много зла и боли, поэтому моя теперешняя работа – это своего рода компенсация за старые ошибки. Мне очень нравиться аутрич-работа, общаясь с людьми я понимаю их проблемы, чувствую, что могу помочь им, поддержать, а порой для этого их просто надо уметь выслушать. Самое сложное в этом деле, когда долго работаешь с человеком, проникаешься, привыкаешь к нему, а в конце он срывается, плюёт на все, еще и винит тебя в своем срыве. Это больно и пока я учусь справляться с этим, но наверное это и есть профессионализм. Мне кажется надо давать шанс человеку в любой ситуации, сколько раз бы он не просил о помощи. Всегда надо помнить, что он болен и нуждается в помощи, порой в жизни наркозависимых мы последние звено, чтобы обрести трезвость, опять начать жить счастливо, опять чувствовать себя человеком.»

Максим Клименко, стаж работы 4,5 года.

Максим

«Я начал работать аутричом сразу после окончания реабилитации. В самом начале пути нас предупредили сразу, что здесь мы миллионы не заработаем, это первое. Во-вторых, аутрич-работа — это служение людям, а не работа в офисе с девяти до шести. И в-третьих, эта работа не всегда благодарная, то есть можно вполне себе получить плевок в спину от человека, которого ты долго вел, с которым долго работал. У нас был случай, мы долго пытались положить одну девушку в больницу, положили в конце концов, но через неделю она умерла. Это всегда очень тяжело, хотя я научился абстрагироваться в таких ситуациях. Сейчас я планирую развиваться дальше, но мне кажется, что по жизни я навсегда останусь аутрич-работником, потому что никогда не пройду мимо наркомана, обязательно суну ему визитку, попробую поговорить. Эта работа стала моим образом жизни».

Дмитрий Паниш, стаж работы 2 месяца.

Паниш

«Конечная цель нашей работы — это трезвые люди, или люди, которые как минимум не умрут от передозировки, не заразятся ВИЧ, встанут вовремя на метадон и так далее. И самое главное для нас всех — чтобы таких людей было больше, чтобы они знали, что жизнь можно менять и даже если потребляешь, что надо делать это грамотно, максимально снижая вред. Я думаю, что без личного опыта потребления наркотиков, невозможно стать хорошим аутричом. Это парадокс, но так оно и есть. Исключение – профессиональные психологи. Все что мне говорят мне мои бенефициары, я чувствую кожей. Самое сложное в нашей работе — научится быть более равнодушным, не принимать все близко к сердцу. И еще, мне всегда тяжело разговаривать с родителями моих бенефициариев, которые почти в ста процентах случаях созависимы и не могут адекватно оценивать ситуацию. Но я работаю над этим».

Елена Держанская