img
Арина Коржикова: Сегодня я могу смело признаться, что я, как мама наркомана, прошла семь кругов ада 28 Июня 2018

Сегодня мы публикуем вторую историю мамы одного из наших бенефициариев. Арина Коржикова много лет переживала зависимость сына, не зная, как ему помочь. Сегодня ее сын на реабилитации, а Арина решила откровенно рассказать свой путь. Мы ценим ее решительность и смелость.

Никита

В эти дни у Никиты начался последний месяц полугодового пребывания в терапевтическом сообществе «Позитивная Инициатива». Ощущения интересные – у меня пропал стресс, и я немного расслабилась. Сегодня я живу своими ощущениями собственной жизни, а не переживаниями за сына. Страх, конечно, есть, но он где-то там глубоко.

Сегодня я могу смело признаться, что я, как мама наркомана, прошла семь кругов ада. Сначала было полное отрицание проблемы, я ведь по жизни перфекционист и всегда говорила, что эта проблема не про нас, мы все образованные, интеллигентные и настолько далеки от этой темы. Поэтому когда сын на первых порах постепенно скатывался в пропасть – я не хотела этого признавать.

Второй этап начался, когда я поняла, что что-то не так, что на лицо проблема, а я начала обвинять в этом всех вокруг – мужа, родителей, окружение. А когда накрыло волной и сыну поставили диагноз «наркомания» – начался самый тяжелый период. Мой комплекс вины настолько меня придавил, что несколько раз я думала о том, чтобы покончить жизнь самоубийством. Тогда мне казалось, что только моя смерть сможет что-то изменить. Сын превращался в овощ, становился мне чужим. Я же во всем этом была связующим звеном. Он обвинял меня во всех своих бедах и давил на самое больное.

Я несколько раз пыталась уволиться с работы, начались проблемы с мужем, вплоть до развода. Мы в семье все переругались, и были во вражеских лагерях. Мне даже казалось, что мы не можем в глаза друг другу смотреть. У нас был один немой вопрос – кто виноват и что делать?

Причина

Я с рождения держала его в строгом контроле, старалась быть жесткой, разговаривать без сюсюканий и этот строгий ошейник не опускала. У нас была хорошая семья, мы жили в достатке, ни в чем не нуждались.

С самого его рождения я ругалась то с дворовыми друзьями, то с врачами, то в садике, то в школе. Никиту все обижали, и он видел, что в любой ситуации мама всегда вырулит, мама все решит. Мне кстати сегодня очень стыдно перед теми, с кем я конфликтовала без видимого повода. Он же никогда не пытался что-то решить сам. Он знал, что мама придет и все решит. Это все продолжалось вплоть 18-летия, когда я начала платить штрафы и вытаскивала его из полиции.

Первые тревожные звоночки я почувствовала, когда ему было 14 лет, я тогда сильно болела, не вставала. А он ощутил свободу, загулял, он видел, что мы все были в запарке, муж работал, я не вставала, моя мама ухаживала за мной.

Его загулы и уходы из дома продолжались несколько лет, он кое-как окончил школу. Два раза пытался учиться в университете. Но все без толку.

А потом я начала замечать, как меняется его поведение – появилась словоохотливость или наоборот несвязанные слова, у него были расширенные, либо суженные зрачки, резко менялось настроение, он порой вел себя нетипично.

Узнала я о том, что сын потребляет, когда он попал в аварию. Никита был за рулем, произошло ДТП, он отделался царапинами, и вот тогда все вскрылось. Потому что за руль он сел под кайфом. Он начал лечение, было сложно, и тогда мне врач впервые сказала правду – что это наркомания и это на всю жизнь. И вылечить это невозможно. Можно только добиться ремиссии. Я тогда вспыхнула, у меня как будто перед глазами была пелена.

IMG_3416 (1)-min

Лечение

Мне казалось, что есть волшебная таблетка, которая может все вылечить. Мы положили его на детоксикацию, но он и там нашел наркотики. Потом была частная дорогостоящая клиника, но это было похоже на дорогую тюрьму.

Не помогало ничего. В очередной раз, когда он на несколько недель где-то загулял, муж нашел его, привез домой. И вот мы сидим на кухне все вместе, пытаемся в очередной раз решать что делать дальше, и так меня эта ситуация взбесила, что я встала из-за стола, поднялась в свою комнату, зашла в соц.сети и мне вдруг случайно попадает страница «Позитивной Инициативы». Я тут же написала, на второй день мне перезвонили и пригласили прийти на консультацию. Мы пришли вместе с сыном. Вот так начался наш путь к выздоровлению.

Я очень сильно изменилась, стала мамой, которая не сходит сума, а принимает ситуацию такой, какая она есть. Я избавилась от комплекса вины, и сказала сыну: «Это твой выбор, я люблю тебя, а не наркотики». Помню, как позвонила всем родственникам и рассказала, что мой сын наркоман и что больше я за него ответственности не несу. Меня убивала эта анонимность, мне надоело постоянно скрывать.

Я стала трудоголиком и находила возможность помогать другим родителям, не смотря на свою беду. И знаете, я очень верю в знаки. Однажды, я проводила в школе, где работаю акцию «Вне зависимости». Никогда не забуду момент, когда мои ученики вышли на сцену и начали петь «Молитву» Андрея Макаревича и вызвали меня. Я думала, что рухну со сцены, так сильно она меня пронзила. Буквально в тот же день ко мне пришел Никита и сказал: «Мам, я хочу на реабилитацию». Это был знак.

Поддержка

Рядом со мной все это время был муж, он не родной папа Никиты, при этом он переживал все от и до. И остался рядом, поддержал меня до конца.

А еще я очень благодарна младшему сыну, которому в этот период недодала заботы и внимания. Эта проблема сплотила нас с семьей и разрешила все, что раньше было под знаком вопроса. Мы перестали поддаваться его манипуляциям.
И конечно мне очень помогла организация. Здесь я поняла, что меня никто не осудит, что к моему ребенку тут относятся не как к изгою, ему дают шанс. Я начала меняться, это очень сильно отразилось на моей работе, личной жизни.
Сегодня, когда я слышу от кого-то, что: «Эти наркоманы сами во всем виноваты», мне конечно больно. Я врагу не пожелаю такой судьбы.

Младший сын

Младшему сыну уже 15 сегодня и конечно я поменяла свое отношение к нему тоже. Если раньше я контролировала соцсети детей и все вокруг, то сегодня я поняла – нужно быть откровенной до конца со своими детьми, это главное.

Для младшего сына судьба Никиты стала уроком, он переживает за брата, он участвует в его жизни. Я же стала жить интересами младшего, я перестала быть на пьедестале, стала советоваться с ним, мы начали говорить на одном уровне. И еще я перестала вмешиваться в отношения между ним и отцом. Я же с Никитой постоянно влезала, мне нужно было все держать под контролем. Сегодня я оставляю их наедине.

Как предотвратить?

Очень важно в такой ситуации знать, что ты не один такой и что рядом есть люди, которые тебя понимают, войдут в положение. Важно смотреть в одном направлении с домочадцами, не тянуть одеяло в разные стороны, надо стать горой и противодействовать всем вместе. Когда кто-то начинает пасовать, это только продлевает болезнь.

Как предотвратить? Все в семье должны смотреть на воспитание детей одинаково. Второе – ребенок должен быть все время занят, его день должен быть расписан по максимуму, он не сломается, не умрет. Он должен быть чем-то занят и обязательно его надо поощрять, нужно чувствовать, чем ему нравится заниматься.

И третье – очень важно праздновать успехи ребенка, нужно устраивать праздник каждый раз, когда ребенок написал стих, выступил на концерте, выиграл место на олимпиаде. Ребенок должен понимать что успех – это то, чего он сам добился, он должен почувствовать сладость этого успеха и поверить в себя.

И самое важное – нужно замечать, когда ребенок начал врать. Это очень важный знак того, что что-то не так. Чем раньше вы заметите это, тем больше вероятности, что вы сможете помочь. Сейчас есть для этого ресурсы, специалисты, организации, врачи.

32266881_893142097514518_559185521960550400_o

Сегодня

Сегодня в моей жизни царит спокойствие, но конечно страх остался. Даже когда мы были на родительском дне у Никиты, я очень боялась, что начну плакать, что меня накроет – я это почувствовала и попросила уйти оттуда пораньше. Потому что я научилась различать ненужные чувства и контролировать свои слабости.

Я продолжаю ходить в организацию и стараюсь объяснить сыну, что тут нас принимают, нам помогают, и мы должны вместе принять то, что это на всю жизнь. А уже как оно дальше пойдет – посмотрим. Надежды я не теряю.

И самое главное – мы перестали скрывать, перестали прятаться. Здесь он начал проявлять себя как личность. Он доказал, что может столько всего добиться сам и я открываю его с новой стороны сейчас, и это так здорово.

Записала Елена Держанская

 

Подписывайтесь на нашу страницу в Фейсбуке и Одноклассниках!
positivepeople.md