img
Что это бюджетная адвокация и кому она нужна? 11 Ноября 2019

Юрий Нестуля, Роман Дрозд и Виктор Ляшко прибыли в Молдову при поддержке #SoS_projectчтобы поделиться* своими знаниями и опытом с представителями гражданского общества и государственными служащими, которые работают в сфере предоставления услуг ключевым группам. Юрий Нестуля и Виктор Ляшко члены стратегической группы реализации плана перехода от донорского до бюджетного финансирования, a Роман Дрозд исполнительный директор благотворительной организации «Свет надежды». Мы воспользовались случаем и задали экспертам несколько вопросов о бюджетной адвокации и ее пользе для общества в целом.

 

- Что это бюджетная адвокация и кому она нужна?

Юрий Нестуля: Бюджетная адвокация как процесс, как понятие, это действия, которые направлены на то чтобы средства налогоплательщиков распределялись рационально и в соответствии с реальными потребностями. К примеру, в стране существует какая-то проблема, с которой публичные власти не имели возможности ознакомиться, соответственно не приоритезировали это при формировании бюджета и вы понимаете, что решение этого вопроса лежит именно в плоскости власти и его можно решить с помощью механизма, который должен быть предусмотрен в бюджете. Так вот, бюджетная адвокация - это процесс, который направлен на то, чтобы включить в бюджетные приоритеты методы решения определенных проблем.

 

- Можно сказать что бюджетная адвокация - это метод давления на госструктуры?

Юрий Нестуля: Это не давление. Это метод сотрудничества, кооперации. Мы не должны отбрасывать вероятность что у власти, у чиновника не всегда есть возможность ознакомиться с той или иной проблемой ввиду определенных обстоятельств.

 

- Кто может заниматься бюджетной адвокацией?

Юрий Нестуля: Это могут быть и пациентские сообщества, это могут быть и родители детей, которые ходят в детские садики, это могут быть родственники пациентов, которые видят проблему в лечении, это могут быть и аналитические центры, которые постоянно проводят мониторинг определенных сфер и обладают большим количеством информации и могут просто ею делиться, формируя таким образом корректные с их точки зрения политики. В принципе, бюджетной адвокацией может заниматься кто угодно. Бабушка под подъездом может заниматься бюджетной адвокацией в ЖЭКе, если она видит, что ЖЭК не рационально использует средства. Нету какого-то определенного круга лиц, которые могут или не могут ею заниматься.

 

- Как можно начать заниматься бюджетной адвокацией? Допустим, я как налогоплательщик считаю, что в каких-то областях можно сделать лучше. Куда я должна обратиться? 

Юрий Нестуля: Для того, чтобы что-то поменять, нам необходимо знать по каким алгоритмам это происходит. Поскольку мы существуем в рамках государства, мы должны понимать, как устроен государственный аппарат. Мы должны понимать, как устроена местная власть и кто отвечает за эту проблему, и идти к этому человеку. Мы должны показать ему, что эта проблема есть. После того как политика сформирована, мы переходим к этапу планирования - мы оцениваем потребности и ресурсы, которые нужны для решения проблемы. После этого мы идём бюджетировать, то есть мы закладываем в бюджет средства, которые необходимы для решения этой проблемы. После того как средства забюджетированы, происходит этап распределения ресурсов, то есть закупка. Мы смотрим как проводятся тендера. Мы работаем с рынком для того, чтобы рынок участвовал в тендерах. После того как произведена закупка происходит оказание услуги. Мы должны мониторить, анализировать насколько рационально решена проблема, насколько качественно оказываются услуги, правильно ли мы сформировали политику раннее. Если проблема не решена, то давайте искать новые методы решения. Для того чтобы обеспечить весь этот цикл, а он на самом деле непрерывный потому что, если мы, условно, оказали какую-то услугу, например, нам покрасили забор за бюджетные средства, мы увидели что проблема на самом деле была не в цвете краски, а в том что в нём есть дыра и нам необходима не краской это всё устранять, а досками, и опять проходим эту процедуру. Но для того, чтобы её правильно проходить, необходимо разобраться в законодательстве, в алгоритмах, в которые вовлечен каждый отдельный гражданин и каждый отдельный чиновник. 

 

- А как в Украине обстоят дела с бюджетной адвокацией? У вас есть истории успеха на этот счет?

Юрий Нестуля: В Украине, в каждом регионе есть успешные истории, от Запада до Востока. В каждой области есть активные сообщества, которые занимаются бюджетной адвокацией. К примеру, один из наших кейсов - это бюджет участия, который является также продуктом бюджетной адвокации. Он у нас запускается по территории почти всех областей Украины. То есть я могу как гражданин подать какую-то свою идею и если за нее проголосуют достаточное количество людей, то ее бюджет профинансирует. Это один из успехов бюджетной адвокации. Так же, к примеру, привлечение финансирования на расширенные пакеты услуг в рамках борьбы с эпидемией ВИЧ. В каждом отдельном регионе бюджеты дофинансируют. Это тоже результат бюджетной адвокации.

 

- Можно ли в Молдове создать такие же истории успеха как в Украине?

Роман Дрозд: В Молдове, судя по нашим встречам со стейкхолдерами уже задекларирована позиция о таком же переходе. Теперь вопрос консолидировать усилия всех игроков в этой сфере, найти ресурсы для того, чтобы обеспечить её на 100%. Уже несколько лет у вас существует практика, когда государство закупает определенный пакет услуг у общественных организаций через конкурсы. Наша главная задача разработать дорожную карту, которая будет действительно эффективна, где будет четко прописано какие необходимо сделать стране шаги, в какой период, точно определить результативность каждого шага, то есть критерии эффективности для того, чтобы можно было понимать, насколько мы движемся правильно, насколько мы движемся вместе и в том ли направлении. Имея такую дорожную карту, это будет говорить о том, что все игроки пришли к единому видению и движутся в одном направлении. Эта дорожная карта будет иметь также критерии устранения барьеров, потому что каждый шаг будет сталкиваться с какими-то барьерами. Например - общественное мнение. Почему услуги потребителей наркотиков или секс работников должны покрываться из бюджетных денег? Для того чтобы план перехода прошел, нужно преодолеть этот барьер.

 

-Как преодолеть его? Какие механизмы есть?

Роман Дрозд: Это задача общественников, сотрудников государственных учреждений. Они намного лучше знают контекст проблемы. На примере Украины, это долгий процесс. Прежде чем государство начало закупать эти услуги, проблема стала публичной. Когда о проблеме все говорят, она становится публичнойПотому что у меня есть сын, у меня есть дочь, которая может столкнутся с этой проблемой и тогда это проще преодолевать.

Следующий барьер, это отсутствие определенной базы, которая позволит на 100% перейти на бюджетные деньги. Нужно определить кто будет отвечать за эту дорожную карту, кто будет разрабатывать все эти нормативные документы. Украина создала такой действенный инструмент, это стратегическая рабочая группа, в которую входят эксперты общественного и государственного сектора, которые занимаются изучением барьеров и преодоления их. 

 

- Наверняка у людей появится такой вопрос - откуда будет государство брать деньги, оно же у нас не такое богатое? 

Роман Дрозд: Как раз одна из целей бюджетной адвокации это помочь государству сэкономить деньги. Мы понимаем, что бюджет не резиновый и денег больше в стране не появится. Но здесь вопрос в экономии, например, в закупках медицинских препаратах. Куда пойдет эта экономия? Эту экономию можно как раз пустить на профилактику, потому что профилактика всегда дешевле чем лечение.

 

- А из того что вы увидели у нас в Молдове, что вам понравилось?

Виктор Ляшко: То, что страна не стоит на месте, а двигается. Двигается в сторону профилактики. Когда мы говорим о профилактике, мы всегда спрашиваем: не будет ли это дополнительным финансированием. Да, возможно это будет дополнительное финансирование, но это инвестиция в здоровье, которое принесёт потом рост экономики - это раз, и уменьшение затрат на лечение, на систему здравоохранения. Профилактика это всегда дешевле, чем лечение болезней. Поэтому то, что у вас делается в стране и то, что выделяются деньги на профилактические услуги по ВИЧ, на тестирование по вирусным гепатитам, появились препараты по лечению, как ВИЧ инфекции, так и вирусных гепатитов, это все плюс, это все то, что и надо делать стране для того чтобы уменьшить влияние этих инфекционных болезней на экономику страны.

 

- Как вы думаете, что Молдова могла бы взять у Украины, а что Украина могла бы взять у Молдовы?

Виктор Ляшко: Что Мoлдова может взять у Украины, то это наш подход к определению пакета профилактических услуг, который будет закупаться государством у НПО и оказываться уязвимым группам населения. Что Украина Может взять у Молдовы - это передовой опыт работы с пенитенциарной системой, то как настроена и профилактическая работа в тюремном секторе и как организованы поставки медицинских препаратов. Украина об этом может только мечтать.

 

*Тренинг состоялся в рамках регионального проекта “Устойчивость сервисов для ключевых групп в регионе Восточной Европы и Центральной Азии” (#SoS_project)