Эва Войдыло-Осятинска о польских особенностях реабилитации алко и наркозависимых

Недавно наш друг из О.А. «Mamele pentru viata» Ирина Поверга побывала в Польше, в Варшавской Школе консультантов при фонде им. Стефана Батория. По нашей просьбе Ирина взяла интервью у директора региональной программы по алкогольной и наркотической зависимости, кандидата наук, психолога и журналиста, Эвы Войдыло-Осятинской. О том, что из этого вышло – читайте ниже.

Скажите, где в Польше получает образование специалист по работе с нарко и алкозависимыми?

У нас существует специальная школа – «Терапия зависимости», она предназначена для психологов, врачей и других специалистов, опыт и образование которых позволяют работать с теми людьми, кто принял решение покончить с зависимостью. Так же в этой школе могут обучаться выздоравливающие алко и наркозависимые люди. Школа платная и довольно дорогая. В Варшаве действует три таких школы, срок обучения в них составляет один год. Учиться в ней могут не все, а только те, кто обладает определенными знаниями и опытом.

Считаете ли вы, что лучше всего понять и помочь выздоравливающему может только тот, кто сам когда-то был в зависимости?

Не думаю, просто выздоравливающий человек лучше понимает зависимого, его страхи, опасения и так далее. Но врачи и психологи так же необходимы в этой борьбе, так как каждый исполняет свою функцию.

Существует ли официальная статистика, сколько в Польше наркопотребителей?

Нет, такой информации нет. Трудно прослеживать статистику выздоравливающих людей. Вот почему: сегодня у зависимого все хорошо, а завтра он сорвался и снова стал наркопотребителем. То есть, вчера он относился к категории выздоравливающих, завтра – он снова наркопотребитель. Очень важно уяснить, что зависимость от алкоголя или наркотиков — это хроническое заболевание, которое протекает по принципу «от срыва к ремиссии». Вы, наверное, знаете, что существует 2 вида срыва – мокрый, когда человек может принять наркотики или алкоголь, и сухой, когда человек не справляется с такими эмоциями, как гнев, раздражение, злость и т.д. Чаще всего мы наблюдаем «сухой» срыв. И если с ним вовремя не разобраться, он может перейти в «мокрый». Вот из-за таких особенностей, трудно дать точную статистику выздоравливающих зависимых людей.

Какой процент зависимых приходят сами на реабилитацию?

10273309_648380141920668_165452334097652112_o

Опять же, мы не ведем счет. Только полиция может вести такую статистику и только в том случае, если нарко или алкозависимый совершил преступление. В этом случае кроме наказания за соделанное преступление, его могут обязать пройти реабилитацию.

Вообще, может ли быть реабилитация быть принудительной?

Нет, принудить человека к чему-либо в принципе невозможно. Людей нужно мотивировать, показывая собственный пример успешной борьбы.

Сколько длится курс реабилитации в вашем реабилитационном центре?

Все очень индивидуально. Он может длиться и 6 недель, и 2 месяца, и полгода. Зависит от степени тяжести заболевания. Чем больше ты был зависим, тем дольше надо лечиться. Считается, что полное выздоровление зависимого длится всю жизнь. То есть он должен всю жизнь работать над собой и жить по программе на которой основана реабилитация (реабилитация в Варшавском центре проходит по модели Минессота, которая основана на12-шаговой программе ОАА– прим.ред.).

Из вашего опыта, какой этап реабилитации самый сложный?

Каждый этап имеет свои особенности, каждый сложен по-своему. Например, на первом этапе тяжело признать свое бессилие перед болезнью и научиться жить без зависимости, без дополнительного допинга. На втором этапе сложно научиться переживать эмоции, как негативные, так и позитивные, на трезвую голову. На третьем сложно адаптироваться в обществе и так далее.

Реабилитационные центры в Польше принадлежат государству или НПО?

Существуют и частные и государственные ребцентры. Что касается государственных, то бесплатный доступ к ним гарантирован законом. Однако на такую реабилитацию существует очередь, которая может растянуться на несколько лет. В частные платные ребцентры очередей нет, однако по-моему мнению, они менее эффективны, потому что когда пациент платит деньги, он начинает диктовать свои условия. Некоторые могут взбунтовать, капризничают и так далее.

9898

На ваш взгляд, есть ли разница в реабилитации женщин и мужчин?

В нашем центре и мужчины и женщины лечатся вместе, но женщинам намного труднее. Они более привязаны к наркотикам, следовательно, им тяжелее выходить из зависимости. Женщины по своей природе более чувствительны, ранимы, восприимчивы. Они тяжелее переносят трудности. Женщине, борющейся с зависимостью нужна сильная мотивация, если ее нет – выйти из зависимости крайне тяжело. Для них наркомания или алкоголизм — постыдное заболевание, не все решаются обратиться за помощью.

Есть ли в системе реабилитации вашего центра какие-то особенности, инновации?

Конечно, в основном подобные инновации вводят сами специалисты. Это может быть арт-терапия, йога, музыкальная терапия. Все это очень позитивно отражается на процессе выздоровления и добавляет разнообразия.

Мониторите ли вы людей, которые уже прошли реабилитацию? Насколько важно держать с ними связь?

wg070403_014_194677a_995339

Это очень важно, но, к сожалению, нет такой возможности из-за нехватки человеческих и материальных ресурсов. Примерно раз в месяц мы пытаемся делать День встречи выпускников реабилитационного центра. Первый год после выпуска приходят все и с удовольствием, а потом все реже и реже. Так как у людей появляются семьи, они могут уехать заграницу, связь теряется и уже нет никакой возможности поддерживать контакт.

Государство Польши как-то борется с эпидемией наркомании?

В Польше сейчас эпидемия алкоголизма, и это большая беда, так как очень много людей умирает от этой болезни.

Хорошо, тогда скажите, как обстоят дела с метадоновой заместительной терапией? Популярна ли она в Польше?

Она не популярна, к сожалению. Общество считает ее опасной, а католическая церковь вообще выступает категорически против.

Как вы думаете, в чем нуждается зависимый, прошедший реабилитацию, для того, чтобы никогда больше не возвращаться к наркотикам или алкоголю?

Самое главное – убедить человека никогда не оставаться наедине со своей зависимостью. Существует три опасности, к которым никогда не должен прибегать выздоравливающий – это голод, одиночество, усталость. И, конечно же, выздоравливающим людям нужно постоянное ощущение, что они не одиноки в этой борьбе, и в сложной ситуации им обязательно помогут.

Ewa_Woydyłło

Напоследок, разрешите задать вам несколько личных вопросов от Марселя Пруста:

Что вы считаете самым большим несчастьем?

Одиночество.

В чем для вас заключается идеальное счастье?

Любить и быть любимой.

Какие добродетели вы цените больше всего?

Уважение к окружающей среде, в том числе к людям.

Ваша главная черта характера?

Строптивость, своеобразное мышление.

Способность, которой вам хотелось бы обладать?

Лирическое сопрано.

Ваше состояние духа в данный момент?

Беспокойство о других, спокойствие за себя.

Ваш девиз?

Всегда молиться о душевном покое.