Любовь Жигня: Дети не рождаются плохими, они ими становятся

В Пенитенциарии №10 в селе Гойаны, первой и пока единственной тюрьме для несовершеннолетних осужденных, модернизированной согласно европейским стандартам, отбывают наказание 30 человек. Все они – лица, не достигшие совершеннолетия. Хотя правильнее– просто дети. Именно так их и называет директор Пенитенциария №10 с. Гойаны – Любовь Жигня. С ней мы поговорили о том, чем занимаются дети, попавшие в тюрьму, почему они туда попадают и что делать родителям, чтобы уберечь своих детей от подобного испытания.

Любовь, в каком возрасте к вам попадают подростки?

Большинство тех, кто здесь находятся, это подростки 17-18 лет. У нас есть один ребенок, которому 14 и один 16-летний. Оба только что к нам поступили.

За какие преступления попадают в тюрьму подростки?

10489951_681546608588863_7218995974032706240_n

За тяжелые и особо тяжелые. 60% наших подопечных отбывают срок за особо тяжелые преступления, имеются ввиду убийства, насилие сексуального характера. 40% подростков получили срок за преступления средней тяжести – это кражи, разбойные нападения и т.д.

У них есть возможность учиться?

Конечно, когда они к нам поступают, они проходят специальную комиссию, которая определяет их уровень развития, как умственный, так и психологический. По результатам тестов, мы решаем, в каком классе будет учится вновь прибывший ребенок. В прошлом году у нас было сформировано два класса – 8-ый и 9-ый. Бывали случаи, когда к нам поступали дети, которые в 14-15 лет не умели ни писать, ни читать, как правило, эти дети из семей ромов. В этих случаях нам приходилось начинать все с нуля, а точнее с алфавита.

Вообще, как вы называете мальчиков, которые отбывают здесь наказание?

10269380_640635309346660_4187080931466941621_n

Дети либо подростки. Мы стараемся избегать таких слов как осужденный или несовершеннолетний. Используем их только в официальных документах.

Насколько я поняла из вашего разговора до интервью, сегодня все дети лишены привычных творческих занятий по расписанию за то, что несколько дней назад нарушили режим. Что нужно сделать, чтобы нарушить режим в данном случае?

Имеется в виду нарушение режима дня или не соблюдение требований учителей и воспитателей. Причины могут быть разные. Бывает и такое, что они между собой не могут что-то поделить, начинаются конфликты, все как у детей. В таких случаях предусмотрены наказания. Например, мы можем лишить их посылок или свиданий. Для серьезных нарушений предусмотрен изолятор до пяти суток.

С ребятами работает психолог?

Конечно, уже при поступлении с каждым ребенком проводят беседы и психологические тесты, мы определяем психологический тип мальчика, пытаемся понять его сильные и слабые качества, особенности его мышления. После этого психолог составляет индивидуальный план занятий и целей, которые должны быть достигнуты. Кроме штатного психолога мы сотрудничаем с психологами из НПО и других организаций. К каждому ребенку мы стараемся подобрать ключ, потому что у каждого своя история, свой характер, свои привычки.

1558381_619882374755287_1859328162_n

Если среди детей те, кому здесь лучше, чем на воле?

К сожалению, да. У нас были и есть подростки, которые ушли из дома, бросили школу и до заключения просто слонялись на улице. Конечно же, здесь им лучше.

На территории пенитенциария дети сами ведут хозяйство?

Практически да. К примеру, у нас есть штатный повар, но каждый день ему посменно помогает один из мальчиков. Что же касается уборки территории и т .д. – этим всем занимаются сами подростки. Кроме того, часть из них наняты официально на работу и получают за это зарплату, но не наличными, а на карточку. Деньги с этой карточки они могут потратить только на те товары, которые продаются в магазине при тюрьме. Это делается для того, чтоб оградить их от таких пагубных вещей, как сигареты или алкоголь, например.

Как часто дети видятся с родственниками?

Короткие посещения разрешены раз в месяц до 4 часов, длительные — раз в три месяца до 72 часов. Раз в 2 недели ребенок может позвонить ближайшему родственнику и поговорить с ним 10 минут.

Что делают подростки на выходных?

На эти дни разработана специальная программа. Это и спортивные игры, и интеллектуальные конкурсы, просмотр научно-популярных фильмов или телепередач. Мы стараемся их занимать по максимуму.

Они могут выезжать в город на праздники?

10300267_640634792680045_4918438146172521656_n

Самостоятельно нет. Но мы выезжаем все вместе на творческие конкурсы, в театр, на фестивали. Этой весной мы выезжали и принимали участие в фестивале «Мэрцишор – 2014». Сейчас они готовятся к фестивалю «Червона калина». Для них все это очень важно, потому что они готовятся, переживают и самое главное – они заняты делом, которое приносит им удовольствие.

Случались ли в вашем пенитенциарии побеги?

Нет, ни одного.

А есть ли статистика о том, какой процент отсидевших в тюрьме для несовершеннолетних потом, после освобождения, снова попадают в тюрьму?

Как раз в этом году началось крупное исследование, которое через некоторое время и покажет эти данные. Сейчас сложно приводить какие-то цифры, потому что нарушая режим после 18 лет, человек попадает в другую тюрьму и отследить его повторные судимости для нас сложно.

1001978_647887578621433_3056845056117215025_n

Любовь, вы наверное знаете историю каждого из 30 детей, это так?

Конечно, первые две недели после поступления сюда подростка я изучаю его дело, беседую с ним.

Что самое главное вы ему говорите?

Наше учреждение и его работники – не враги и не мучители. И заключение для каждого ребенка – это временная мера, во время которой у него есть возможность многому научиться, ко многому прийти, в том числе, поменять свое поведение, стать лучше, понять, чего он хочет и к чему стремится. Есть такие дети, которые поступают к нам обиженные на весь мир. Есть и те, которые задумываются о самоубийстве. Мы стараемся сделать все, чтобы эти мысли ушли и ребенок вернулся к нормальному образу жизни.

А бывали такие случаи?

Слава Богу нет, но попытки случаются. Причем в большинстве случаев, это попытки привлечь к себе внимание. Каждый случай мы стараемся проработать и объясняем ребенку, что в следующий раз, когда он захочет привлечь к себе внимание таким образом, рядом может не оказаться того, что окажет первую помощь. И тогда произойдет трагедия.

Любовь, вы считаете, что тюрьма перевоспитывает или все-таки ограждает от еще больших проблем?

13

Для некоторых из наших подопечных, наш пенитенциарий действительно может стать спасением. К нам попадали дети, которым на воле нечего было есть. Есть дети с тяжелыми психологическими травмами, есть и такие, которых бросили мамы. Вот сейчас у нас пребывает ребенок, который поступил к нам в тяжелой депрессии, он несколько месяцев ни с кем не разговаривал. После психологических консультаций, мы выяснили, что когда ему было 7 лет, его мама (они жили в селе) ушла к другому мужчине, просто на другую улицу. После чего она даже перестала здороваться со своими детьми. Это было очень тяжело для подростка. В конце концов, он совершил преступление и попал к нам и мы очень рады, что его состояние на данный момент улучшается.

Вы как-то готовите к освобождению своих подопечных?

Конечно, с ними работает психолог, социальный ассистент, мы даем им возможность получить здесь образование. Они учатся на обувщика, повара, парикмахера. Мы так же помогаем сделать документы, если у подростка их нет. Но проблема в том, что одного этого мало. Юноши, вышедшие из тюрьмы нуждаются в том, чтобы общество приняло их, то есть чтобы люди предоставляли им работу, чтобы не стыдились их, не боялись и не дискриминировали. Ведь они такие же, как и все, просто однажды они ошиблись.

Подписывая документ об освобождении, в глубине души вы прощаете этого ребенка?

Я придерживаюсь той точки зрения, что в большинстве случаев, нет прямой вины детей в том, что они совершили. Виноваты мы – взрослые. Мы их воспитываем с рождения, мы создает определенную среду проживания, мы подаем личный пример. Плохие, сложные дети не рождают, ими становятся. Да, есть теория генетической предрасположенности и мы не отрицаем этого. И все-таки мне кажется, что даже если есть предрасположенность, но родители окружили ребенка заботой, любовью и правильными примерами, то преступления можно избежать. В отношениях с детьми все должно быть дозировано, и любовь, и наказание. Я не имею в виду физическое наказание, его в принципе не должно быть. Я имею в виду то, что если у родителя с ребенком есть неоговоренные моменты, обиды или недопонимания, их надо решать. И еще, с ребенком надо постоянно разговаривать, и если говоришь «нельзя», нужно объяснять, почему нельзя. Только так можно воспитать в нем хорошего человека.

Елена Держанская