img
Наталья Несват: «Сегодня люди отреагируют на ВИЧ более спокойно, чем на коронавирус» 23 Апреля 2020

Пандемия коронавируса здорово пошатнула наш мир, оставив нас в неведении того, что будет дальше, когда пик передачи вируса спадёт и государства начнут отменять превентивные меры. Концентрация медиа материалов, оканчивающихся вопросами, которые пока остаются риторическими, каждый день растёт в геометрической прогрессии. Естественно, это не облегчает напряжения от информационного шума, звучание которого, в большинстве своём, основывается на панике и нервах. Вся эта канитель заставляет людей хотеть закрыться, спрятаться, убежать от заезженной пластинки COVID-19. Отрезать связь с доставляющими дискомфорт информационными источниками, чтобы жить спокойно. Этот внутренний подсознательный страх настолько умело нами манипулирует, что порою становится трудно увидеть в заболевшем человеке человека, а не надоевший всем страшный вирус и персональную угрозу.

Героиня сегодняшнего интервью - Наталья Несват, глава украинской благотворительной организации “100% жизни Черкассы”, женщина, пережившая не меньшую панику, ощутившая на себе лично клеймо в связи с ВИЧ-статусом. Она не понаслышке знает ужасное бремя дискриминации, рождённое стереотипами, с которыми мы боремся и по сей день. Так получилось, что Наталья недавно переболела коронавирусной болезнью и, к счастью, уже выздоровела. Наталья поделилась не только тем, каково это узнать о данном диагнозе, каково проходить лечение в сегодняшних реалиях, но и о том, что можно вылечиться от короновируса и при наличии ВИЧ. Она также поделилась как это, быть по ту сторону статистики, каково испытывать на себе негодование и агрессию окружающих, когда из-за информационного шума нервы натянуты до предела, а также почему это никому не помогает, и почему в любой ситуации важно оставаться людьми.

- Многие люди сейчас в панике по поводу пандемии нового коронавируса, и один из худших страхов - что если заразиться вирусом, то вероятность умереть очень велика. Расскажите пожалуйста про Ваш опыт, как Вы переболели и как вышли из этого?

- У меня было что-то наподобие обычной простуды, ничего такого страшного не было. Люди не то, что не должны боятся, просто тут, во-первых, всё зависит от отношения - как ты относишься к этому, от внутреннего состояния. Когда всё это началось у меня не было вообще страха и паники по этому поводу. Я понимала, что что-то здесь не так, что может где-то преувеличено, приукрашено, раздуто. Это моё личное мнение, оно может быть правильным или неправильным, но я так думала изначально и очень спокойно к этому относилась. Но нельзя сказать, что все случаи такие, как мой случай, и не бойтесь ничего, все будет хорошо, каждый человек болеет по-своему коронавирусом. Но знаю одно - он так достал! Из-за постоянной информационной войны, которая в телевизоре, по радио, в Фэйсбуке, везде... Оно настолько надоело и везде так много негатива, что мне просто захотелось людям рассказать, что выход есть, что есть реальное выздоровление, что есть жизнь даже в этом состоянии и нужно перестать истерить.

 

- А как вы думаете, где вы заразились?

- Не знаю... (смеётся). Честно! Для меня это был большой шок, когда узнала результат анализов, потому что я была 100% уверена, что у меня ничего нет. Я даже на приём к врачу, когда пришла, то он мне сказал: „У тебя симптоматика на 99% обычной простуды, даже и не парься, ну а если уж пришла, давай протестирую”.

 

- Вы, наверное, всё-таки, до диагноза соблюдали все предписанные правила гигиены ввиду пандемии?

- Конечно. Я и в маске была, и руки мыла, и у меня все время было с собой дезинфицирующее средство, в общественном транспорте я не езжу. Ну, не знаю... Я не могу сказать, что вот я прямо ходила в обмундировании постоянно, но всё-таки старалась придерживаться всех правил. Мы всей семьёй приходили вечером домой, мыли руки обязательно, дезинфицировали...

 

- Наталья, Вы – женщина, которая живет с ВИЧ, скажите, пожалуйста, когда стало известно, что у Вас коронавирус, были ли у врачей опасения насчет того, что в Вашем случае болезнь может протекать сложнее?

- Вообще не было. Главврач инфекционной больницы где я тестировалась, мы знакомы [с ней] очень давно, я не один раз была ее пациенткой, и семейный врач, которая меня ведёт, она раньше была инфекционисткой и я её пациенткой - они меня знают очень давно, поэтому не было никакого такого отношения: «Ой, ты же знаешь, ты же позитивная...», то есть абсолютно не было, ни намеков, ни предубеждений, или еще чего-то. Было отношение как к обычному человеку.

 

- А лично у Вас были переживания по этому поводу?

- Нет, совсем. Может потому, что я сама спокойно отнеслась к ковиду, поэтому у меня не было страха, что я живу с ВИЧ и это может пройти в два раза хуже.

 

- Вы писали у себя в Фэйсбуке, что были люди, которые, когда узнали, что у вас коронавирус, среагировали скорее неадекватно. Как Вы объясняете это?

- Во-первых, учитывая то, что очень много говорится, нагоняется жуть и это уже переполнило все чаши и много людей настолько агрессивно себя ведут с теми, кто болеют или переболели уже. В моем случае много людей отнеслись позитивно, когда я им позвонила и предупредила, сказала, что вот у меня такой результат, сказала, что им нужно сделать, они благодарили за то, что я дала эту информацию и что они вооружены. В основном, негативная реакция была у тех людей, которые были в отдалении от меня и с которыми у меня не было никого контакта. Вот у них была реакция для меня непонятная. Наверное, у процентов 30, это был страх, паника, изоляция, удаление, кто-то вообще трубку не брал, когда я звонила. Потом, когда уже все нормализовалось и тесты у меня были отрицательные, то я уже слышала от других людей негативные отзывы в мой адрес, и боязнь, и страх... У нас было несколько социальных инициатив, где люди просто сказали, что не в коем случае не хотим, чтобы она или ее организация принимали участие.

 

- Это напоминает о страхе, который порождал позитивный ВИЧ-статус совсем недавно и даже сейчас у некоторых людей. В Вашем случае это не было в каком-то роде дежа вю?

- Мы даже шутим с моими коллегами: „Нам сейчас проще сказать, что мы ВИЧ-позитивные, чем сказать, что мы переболели коронавирусом.” Потому что сегодня люди отреагируют на ВИЧ более спокойно, чем на коронавирус. Ситуация доходит до абсурда. Конечно, я помню года, когда ВИЧ-инфекция только начала появляться... Я, кстати, в Черкасской области была зарегистрирована как 73-ий ВИЧ-позитивный человек. Поэтому я испытала все прелести дискриминации на себе и на своих детях, когда скорая помощь отказывалась нас забирать, потому что мы позитивные; когда протирали после нас спиртом, вплоть до тех мест, где мы проходили... Это было ужасно. Ну, вот где-то приблизительно такое же сейчас.

 

- Если посмотреть по опыту с короновирусом, то мы видим, что государство, если хочет, то быстро мобилизуется, и что у вас в Украине, что у нас в Молдове нашли и политическую волю, и средства для борьбы с вирусом. Если сравнить с ситуацией с туберкулёзом или ВИЧ, то разница очевидна. Как вы думаете, что именно определяет эту разницу в ответных мерах в случае этих трех болезней, особенно учитывая, что туберкулез очень заразен?

- Желание и политическая воля. Всё! Это решающий фактор.

 

- А почему её нет, когда речь о ТБ или ВИЧ? Как Вы считаете?

- Группы вне приоритета, я думаю всё дело в этом, в стереотипах. Стереотипы про группы, у которых чаще всего выявляют эти болезни. В основном это болезни «наркоманов, проституток и алкоголиков». У власти всегда были «интересные группы» на которых можно заработать имя, пропиариться и потратить деньги из бюджета. Но никогда этими группами не были наши целевые группы. «Наркоманы» сами виноваты, с «проститутками» всё понятно и т.д. Группы повышенного риска никогда не были в приоритете у государства. Говоря о ВИЧ, туберкулёзе большинство лиц принимающих решения, глубоко убеждены в том, что эта угроза не касается их и их близких, восприятие короновируса совсем другое… А почему?! От незнания, страхов, мифов, предрассудков.

 

- Наталья, что бы Вы передали людям, которые сейчас очень боятся заразиться, которые сейчас в панике и не хотят общаться с людьми, которые прошли через вирус? И чтобы передали людям, которые живут с ВИЧ, которые опасаются, что у них риск заразиться выше, и что сама болезнь может протекать хуже, чем у других?

- Я на всю жизнь запомнила фразу, что чего человек боится, то это к нему и приходит, и поэтому я всегда анализирую, какие у меня есть страхи, и пытаюсь с ними справится, потому что я не хочу, чтобы часть этих страхов осуществилась в моей жизни. Поэтому, если человек боится заболеть, то ему нужно подумать, чтобы не привлечь это в свою жизнь. Нужно прежде всего не паниковать и не доходить до абсурда. Конечно же здоровье нужно беречь в любом случае. Не важно - коронавирус это, или просто весна, или зима... В любое время нам нужно заботится о здоровье однозначно и ни в коем случае не относится к нему беспечно. Всё, чего мне хотелось бы - это чтобы мы были человечны, несмотря ни на какую болезнь и ситуацию в жизни. Вот сейчас для меня лично это очень хорошее время, потому что снимаются маски с людей, и можно понять, кто есть кто.