img
Саша Арабаджи: Избавиться от зависимости мне помогла вера в себя, вера в Бога и положительный пример тех, кто прошел через подобное 10 Ноября 2014

Волонтер организации «Viata Noua» Саша Арабаджи – один из участников фотопроекта «Душа под прицелом». Не боясь ни камеры ни возможной реакции окружающих Саша рассказал свою историю в подробностях, иногда – довольно тяжелых.

Около года прошло с момента окончания моей реабилитации, все это время я в трезвости. Знаешь, я давно не помню себя таким и сейчас я как будто узнаю себя заново. Жить под кайфом определенно легче, потому что тебе в этот момент не до чего нет дела. Сейчас же мне приходиться бороться с самим собой, подстраиваться по окружающих, учиться выражать свои мысли. Я ведь раньше даже не мог нормально говорить – все слова заменял мат.

У меня 5 классов образования. Когда я перешел в 6, не сложились отношения со сверстниками, я подрался с одним парнем и школу бросил. Конечно я жалаю об этом и планирую поступить в вечернюю школу, а потом в университет.

Веришь, я практически не бывают дома, все время стараюсь занять себя работой, волонтерством, служением. Дома со мной и с бабушкой живет брат, который до сих пор находится в зависимости, он старше меня на два года. Я стараюсь как можно меньше находиться с ним рядом. Наверное когда-нибудь он созреет для того, чтобы бросить наркотики, но пока этот момент не наступил.

Сначала зарабатывал, потом воровал

Употреблять наркотики я начал в 6 классе, это был трамадол. Прямо напротив художественного колледжа, возле которого находилась моя 13 школа, была аптека, в которой я покупал таблетки каждый день. Деньги сначала зарабатывал — мыл машины во дворе. Потом, когда мне это надоело, я стал воровать телефоны у более состоятельных учеников из лицея, который находился рядом. Мы никогда не били, просто подходили втроем в темном закоулке и спокойно, но безоговорочно просили отдать телефон. Вырученные от продажи деньги тратили на игровые автоматы, дискотеки, новую одежду и конечно, на наркотики.

IMG_1402

Через два года трамадола я перешел на мак. Мы варили его в шахте лифта, на каких-то квартирах. Иногда использовали не стерильные иглы, наверное именно так я заразился гепатитом. Мне было 18 лет.

Моя мама пила с самого моего рождения. У нас никогда не было близких отношений, максимум что она могла сделать для нас с братом – дать нам немного денег на мороженное. Когда мы стали постарше, мама начала употреблять наркотики. В 2008 году она умерла от осложнений ВИЧ-инфекции. Я никогда не чувствовал к ней особой любви. Они с моим отчимом целыми днями пили, обо мне заботилась бабушка.

Бабушка у меня мировая, она всю жизнь тянула меня, брата, маму и ее сожителя, никто из нас не работал, обеспечивала семью только она. Долгое время она даже не подозревала, что мы с братом стали наркоманами, потому что все время пропадала на работе, чтобы хоть как-то нас прокормить.

Однажды со школы нас забрала милиция, прямо в наручниках, все как надо. Забрали по подозрению в воровстве, но меня отпустили, так как телефон украл мой друг, я же тогда воровал по мелочи.

Серьезно воровать я начал в 14 лет, тогда мы начали срывать золотые цепочки, отнимали дорогие телефоны, воровали наличку из машин, которые доставляли в магазины продукты. Самый большой куш, который я отхватил – 10 000 леев, мне тогда было 16 лет.

В детстве мечтал стать поваром

С девушками у меня всегда было напряжно. Серьезные отношения были только с одной, ее звали Настя, мы жили вместе почти полгода. Она была наркоманкой, наверное поэтому у нас и не сложилось. Она уже умерла. С тех пор у меня не было серьезных отношений, но мне бы очень хотелось встретить ту единственную, которая станет моей женой и мамой моих детей.

В детстве я очень хотел стать поваром, в 8 лет мог приготовить вкусный борщ. Я даже закончил курсы поваров, но как оказалось, эта профессия не из легких, я испугался тяжелой работы и бросил это дело.

IMG_1410

Помню как однажды «передознулся». Это был мой единственный раз. Мы тогда варили мак у кого-то на квартире, я вколол дозу, внезапно потерял сознание, упал на пол. Хорошо, что падая, я задел угол стола, сильно ударился, это меня и спасло.

Год я отсидел в тюрьме, сначала мне назначили часы исправительных работ, потом дали условный срок, и наконец меня посадили за хранения трамадола. Тюрьма мне очень помогла, потому что в ней я понял, что больше никогда не хочу туда возвращаться. Месяца 4 я вообще ничем не занимался, потом пошел в цех по дереву, вырезал светильники, подсвечники, я очень полюбил это дело. Во время работы с деревом я остаюсь наедине с собой, мне спокойно и хорошо.

Когда я вышел, снова стал потреблять, последние два с половиной года перед реабилитацией я очень устал от наркотиков. Приходилось варить по три раза в сутки, спали по несколько часов, постоянно куда-то ездили, чтобы найти или украсть мак. Это выматывало. Я раз 15 проходил мимо офиса «Viata Noua» и каждый раз меня что-то останавливало. Мне было 26, когда я собрался с силами и все-таки пришел, через какое-то время я поехал в Терапевтическую Общину и остался там на полный курс.

Реабилитация далась мне очень легко. До сих пор, когда я приезжаю в Общину в гости, чувствую себя защищено, но я понимаю, что это нехорошо. Потому что я не смогу все время там прятаться от жизни и своих проблем.

Что мне помогло избавить от зависимости? Наверное, вера в Бога, вера в себя и конечно люди, которые сами через все это прошли. Без них, я бы никогда не поверил, что это может помочь. И еще на меня очень сильное впечатление произвели друзья, которые кололись много лет и к концу жизни стали похожи на бомжей, от которых все отвернулись. Я не хочу такого конца, я хочу семью, детей, я хочу найти себя и заниматься любимым делом. И очень хочу, чтобы мои дети никогда не знали, что такое зависимость.

Фото: Драгош Кожокару
Текст: Елена Держанская