img
Ёлка Флиман: Главный принцип в материнстве, как в самолете: «Сначала кислородную маску себе, потом ребенку» 29 Августа 2018

Настоящая еврейская мама Ёлка Флиман в интервью positivepeople.md рассказала о том: как не сойти сума, когда твой ребенок учится за границей; как правильно ругать своих детей; почему няни лучше, чем бабушки; что самое приятное в профессии родителя.

Опишите одним предложением настоящую еврейскую маму?

Это когда ребенок говорит: «Мама, мне сейчас тепло или холодно? Я голодный или сытый? Мне сейчас поесть борщ или как, что ты скажешь? Мне надеть шапку, не смотря на что +25? Ты как думаешь?»

Как изменилась ваша жизнь после рождения Михаила?

Она изменилась полностью. Я практически 24 часа в сутки с ним провожу.

Мне кажется, что это такое благостное состояние. Ни смотря на весь дурдом, который происходит и происходил – есть в этом какая-то благость.

Работа и материнство – совместимые вещи?

Да, это очень совместимые вещи. Просто бывают разные ситуации. И надо уметь подстраиваться под текущие обстоятельства и жить параллельно.

Главный принцип в материнстве,  как в самолете: «Сначала кислородную маску себе, потом ребенку». То есть надо сначала о себе позаботиться, в первую очередь, а потом о ребенке.

Когда ваш ребенок с няней, вы часто им звоните, чтобы узнать как дела?

Раньше я звонила прямо часто. И мне прямо самой было нехорошо. И это происходит как снежный ком. Ты как бы запускаешь в себя мысль «Надо бы позвонить». И думаешь: «Ну, позвоню через пять минут». А потом начинаешь думать: «А вдруг они там где-то и что-то случилось там». И вообще додумываешь до такого, что начинаешь трясущейся рукой набирать этот номер. А иногда бывает еще просто человек не слышит, или бегает за Михаилом и не берет трубку, и вот здесь прямо у меня начинается трясучка. Но сейчас уже полегче, я звоню, может, раз за прогулку. А может, иногда вообще не звоню.

Кто в вашей семье главный, а кто принимает решения?

Главный конечно Михаил. И мы принимаем решения исходя из Михаила. Это наш божок сейчас, мы ему молимся.

Как вы ругаете Михаила, можете изобразить?

Михаил, Михаил Григорьевич, ну прошу тебя, пожалуйста, ну давай, ну это не надо, ну ладно… Вот так примерно.

Ваши дети дружат между собой?

Из-за того что старшая уехала в Израиль еще когда он был маленьким совсем, сложно дружить людям, между которыми 15 лет разницы. Но они очень тепло общаются. Малый всегда узнает ее, когда она приезжает. Она же приезжает нечасто.

И она с ним очень смешно разговаривает: «Малой, пацан, давай иди сюда, малой». Нормальные отношения.

Как не сойти сума, когда твоя старшая дочь учится за границей?

Когда она уехала, первые полгода заходила в ее комнату и говорила: «Алиса, а ты знаешь, я тут вспомнила…» и тут же понимала, что она же уехала. И начинала реветь.

Ей было всего 15. Я думала: «Ну, куда, зачем? Как мы так? Вообще как так получилось?». А потом пришло понимание, что все правильно.

Как пережить переходный возраст своего ребенка?

Терпеть. Терпеть и говорить: «Чтобы ты не сделал, я всегда буду на твоей стороне».

Что лучше – бабушки или няни?

Для мамы лучше няни. С бабушками немного по-другому, естественно. Нет, совсем по-другому. Ну и бабушек немножко жалко, например, когда ребенок такой активный как Михаил. К примеру, он несется, он может быть за одну секунду здесь, а через секунду уже на ботанике. Он так бежит. И я, например, старая женщина, не очень успеваю за ним. И я нашла няню, она у меня потрясающая, она спортсменка, хоть ей и под 60, она теннисистка, мастер спорта по теннису. Она очень такая: «Зарядка, должна быть зарядка!». Она прямо справляется с ним на ура!

Когда вы сильно устали от материнства, что вы делаете?

Что я делаю? Я просто пытаюсь переключиться, мне нужно, чтобы меня просто оставили в покое. Как в этом анекдоте: «Еврейская женщина ходила по утрам на базар и покупала там самое вкусное: самые спелые яблоки, абрикосы, персики, виноград.

А потом приходила домой, запиралась в туалете и начинала их жадно есть. И стучали дети и говорили: «Мама, мама, выйди, пожалуйста, что ты там делаешь?». Она говорит: «Тихонечко, я делаю вам добрую маму».

На сколько времени вы можете оставить Михаила с Григорием одних?

На пять минут. Нет, на часа три могу. Я вот оставляла на три часа и все в порядке.

Что вы обычно делаете, когда Михаил засыпает?

Бегом к телевизору и любимый сериал. Хотя бы 20 минут, хотя бы часик.

Быть мамой в 20 и в 40 лет – это две большие разницы?

Конечно. Когда мне было 20, тогда не было интернета. Я ничего не читала, не закидывала себе в мозг всякие глупости, не пугалась так сильно. У меня было в два раза больше энергии. Были более молодыми бабушки с дедушками.

Самое приятное в профессии родителя?

Нет ничего приятного в профессии родителя. Родительство – это, собственно, труд большой.

Как уберечь ребенка от рискованного поведения – наркотиков, небезопасного секса и так далее?

Нужно всеми своими силами, действиями показывать  - что в жизни полезно и правильно, а что нет.

Можно приложить какие-то усилия, только не капать ребенку на мозг.

Семья – это труд или удовольствие?

Это одновременно и труд, и удовольствие. Это большая опора, это огромный фундамент, это огромный островок и оазис гармонии, если все правильно настроено. Это то, куда хочется возвращаться, это то, что тебя всегда защитит.

Когда вы последний раз ходили со своим мужем на свидание без детей?

Не помню.

Главный совет, который дала вам ваша мама в отношении детей?

Оставь их в покое, Ёлочка, я тебя умоляю. Ну что такое? Оставь их в покое. Не трогай, сами разберутся. Вот такой совет – обожаю.

Если кто-то из ваших детей придет и скажет: «Я отправляюсь в кругосветное путешествие на велосипеде», что вы скажете?

Да, вперед! Проверь велосипед там, шапку взял? Только пиши мне смс, пожалуйста. Везде есть интернет. И вперед.

Вы хотите еще детей?

Нет. Нет. Нет. Нет! Все.

Спасибо Propaganda Café за место для съемок!

Видео и графика: Константин Димитренко

Журналист: Елена Держанская

www.positivepeople.md

Похожие статьи