img
Как украинские беженцы, живущие с ВИЧ, обеспечиваются жизненно важными услугами в Молдове 11 Апреля 2022

Многие из украинских беженцев, прибывающих в Республику Молдова, приезжают из Одессы или близлежащих областей — одного из наиболее затронутых ВИЧ-инфекцией регионов Украины. Передает Unaids.org

Ирина Квитко (имя изменено), которая привезла в Молдову всю семью, включая невестку и маленького внука, рассказывает, что сирена воздушной тревоги, звучащая несколько раз в день, наводила ужас на ее внука. «Мы думали, уезжать нам или нет, но было страшно сидеть ночами в коридоре — мне, мужу, сыну, невестке и внуку — и пытаться объяснить ребенку, что это за взрывы и звуки стрельбы. Плюс, если честно, я очень боялась ситуации с антиретровирусной терапией — она у меня заканчивалась, и было непонятно, что будет дальше».

Ирина живет с ВИЧ более 15 лет, но держит свой диагноз в строжайшем секрете. «Я работaю, более-менее зарабатываю, прилично живем. У нас семьи, дети, сваты, друзья, коллеги - не дай бог, кто-то узнает, это все пойдет прахом», — говорит она.

По ее словам, путь в Молдову был очень непростым, в городе была паника, на пунктах пропуска Украина-Молдова очереди иногда доходили до 80 км. «Многие люди просто выходили из машин и шли пешком. Наша главная цель была вывезти из Украины детей и внука», — рассказывает Ирина.

«Моя лечащая врач в Одессе рассылала всем пациентам информацию от коллег из Молдовы – всем нашим врачам прислали ссылку, куда могут обратиться люди с ВИЧ-инфекцией, чтобы получить помощь с терапией. Я набрала телефон, мне сказали, что это врач из Кишиневa. Врач из Кишиневa взял мой контактный номер, и мне тут же перезвонили и объяснили, куда приехать, что делать, и что тут мне помогут и дадут терапию».

«Мой врач в Одессе дала мне информацию о том, куда в Молдове можно обратиться за помощью по поводу антиретровирусной терапии. Я позвонила туда, они взяли мой контактный номер, и сразу же перезвонили и объяснили, куда идти и что делать, и сказали, что дадут мне все необходимые лекарства».

В первый же день войны Игорь Пламос (имя изменено) вместе с женой и ребенком выехал из Одессы в Республику Молдова. По его словам, на границе было много людей. «Как только мы добрались до места назначения, я поехал обратно к границе, чтобы подвезти людей, которые добирались самостоятельно, которые шли семь или восемь километров пешком». Игорь отвозил людей в распределительный центр, откуда они отправились дальше, кто-то в Грузию, кто-то в Германию.

«Когда мы приехали, я не знал, что делать. Я позвонил своему врачу в Украине, и она сказала, куда обратиться, чтобы получить антиретровирусную терапию», — говорит он.

В клинике, в которую его направил врач, Игорю бесплатно сделали анализы на вирусную нагрузку, и врач выписал антиретровирусную терапию. Игорь не хочет, чтобы кто-либо знал, что он живет с ВИЧ, отмечая, что уровень стигмы вокруг вируса остается очень высоким. «Поэтому вначале я очень беспокоился о том, что будет с моим лечением», —  объясняет он.

Анна Бровко (имя изменено) приехала в Республику Молдова из Одессы с 11-летним сыном, оставив там свой небольшой швейный бизнес, клиентов и друзей. Она живет с ВИЧ уже более 12 лет, но никому не рассказывает о своем диагнозе. «Жалость мне не нужна, и я не хочу, чтобы обо мне что-то говорили за моей спиной».

По прибытии в страну она получила все необходимые лекарства, но решила ехать дальше, в Германию.  Там организация Berliner Aids-Hilfe помогла ей организовать перелет из Кишинева в Берлин, устроила ее проживанием в семье в Берлине  и оформила медицинскую страховку, которая необходима ей для лечения ВИЧ-инфекции.

Елена Головко, врач-инфекционист Больницы дерматологии и инфекционных болезней в Кишиневе, подчеркивает, что люди, приезжающие из Украины, получают все услуги в связи с ВИЧ так же, как и граждане Молдовы, живущие с ВИЧ. «Сегодня у нас госпитализирован человек, живущий с ВИЧ, есть несколько ВИЧ-позитивных женщин, есть те, кто уже родили здесь и дети, получившие сироп для предотвращения передачи ВИЧ от матери к ребенку. Есть также лица, получающие доконтактную профилактику. Мы выдаем беженцам 30-дневный запас антиретровирусной терапии. Если люди остаются в стране дольше, они могут приехать и получить дополнительные лекарства. У нас нет проблем с обеспечением того же уровня услуг в связи с ВИЧ», — сказала она.

Однако, добавляет она, некоторые люди не знали своих последних результатов анализов или не могли вспомнить название лекарств, которые они принимают. «Для нас было важно наладить связь с коллегами в Украине, особенно быструю связь, в тот момент, когда человек находится непосредственно в клинике».

Алина Кожокарь, координатор помощи людям, живущим с ВИЧ, неправительственной организации «Позитивная Инициатива», подчеркнула, что организaция полностью вовлечена в оказание услуг в связи с ВИЧ, нуждающимся беженцам. «Мы направляем людей в службы здравоохранения, помогаем им с размещением в стране и предлагаем им психосоциальную и юридическую поддержку», — сказала она. «Тех, кто едет из Республики Молдова в другие страны, мы обеспечиваем услугами в связи с ВИЧ в тех странах», - добавила она.

«Такой уровень услуг в связи с ВИЧ для беженцев, живущих с ВИЧ, в Республике Молдова стал возможен благодаря тому, что эти услуги в стране уже давно выстраиваются вокруг потребностей людей», — сказала Светлана Плэмэдялэ, старновой менеджер ЮНЭЙДС в Республике Молдова. «Этот подход сейчас применяется и к беженцам. Во время гуманитарных кризисов, таких как война в Украине, все очень уязвимы, люди боятся за своих близких. Для людей, живущих с ВИЧ, также характерен страх не получить своевременно жизненно важного лечения ВИЧ и во многих случаях страх раскрытия статуса. Вот почему так важно создавать устойчивые, гибкие, справедливые системы здравоохранения и социальной защиты с людьми в центре внимания, которые могут защитить людей во время кризиса».

Похожие статьи