img
Я мечтаю открыть социальное предприятие! 08 Май 2021

Наша сегодняшняя героиня – основатель и председатель центра социальной поддержки «Тринити» в городе Рыбница, Приднестровье - успевает все и делает это прекрасно. Ира многодетная мама, любимый руководитель, социально активный гражданин и человек, который много лет помогает людям, живущим и уязвимым к ВИЧ, жить нормальной жизнью. А еще человек с прекрасным чувством юмора. Надеюсь это заметно в интервью.

Ира, когда я предложила редактору тебя в качестве героини для интервью, то описала так «руководит организацией и одновременно воспитывает троих детей». Я все правильно сказала?

Слушай, ты наверное не знаешь? У нас же дочка родилась и теперь у нас четверо детей.

Ой.

Помнишь, когда ты последний раз брала у меня интервью, я говорила, что мы с мужем хотим девочку? Так вот мы поняли, что мы неправильно сформулировали наше желание. Мы просили девочку и в тоге у нас появились три кошки, 2 собаки – все девочки. А потом мы решили, что нужно у вселенной просить дочь, мы попросили дочь и у нас теперь есть дочь и мы ее обожаем!

Она ведь совсем недавно пошла в детский сад?

Да, вот буквально на днях был первый день. И это так странно, мы ходим с мужем по квартире и говорим друг другу: «Евы нет, так странно да? А ее точно нет?» (смеется).

Сколько Еве лет?

Год и 8 месяцев.

Кто с ней все это время сидел? Ты же не была в декрете.

По очереди сидели. Когда родилась Ева, старший был в 11 классе. Среднему было 11 лет, младшему 4 года. Плюс еще и папа помогал.

То есть ты распределила обязанности между мужчинами, а сама вышла на работу?

Да, именно так. Но вечером, когда я приходила с работы, начиналась моя смена и было трудно. Ночью мы тоже дежурили по часам. Но это ведь детский труд? Не знаю, стоит ли говорить об этом в интервью (смеется).

Ты, конечно, очень сильная женщина. Тебе так хотелось выйти на работу или так надо было?

Работать нужно всегда. Я же руководитель, у меня же не заканчивается рабочий день в 6 часов вечера. И еще, нам же постоянно надо искать деньги, это сейчас очень важно. Их никто просто так не дает.

Муж уже смирился с тем, что его жена трудоголик?

У меня очень хороший и понимающий муж. Он считает, что каждый должен делать свое дело, и если у меня хорошо получается руководить, значит я должна этим заниматься. Когда я прихожу домой и дети сильно шумят, он так и говорит: «Дети, мама отдыхает, мы должны маму беречь, так как она самый важный член нашей семьи!»

Отличный муж. Скажи, как изменилась ваша работа в карантин?

Мы не закрылись, мы работали. А чтобы облегчить процесс, мы сделали окно выдачи прямо в двери, через которое выдавали презервативы и шприцы. А еще развозили АРВ-терапию нашим бенефициарам. Конечно же, мы как и все запаслись градусниками, масками и дезинфектантами. Самый страшный период был тогда, когда в Рыбнице регистрировали первые случаи заражения. Мы тогда созванивались каждый вечер с командой и решали – выходить или оставаться дома. А потом, через какое-то время, мы просто перестали следить за статистикой и сегодня работаем как обычно. Конечно, соблюдая все нормы.

Сколько у тебя людей в команде?

Всего 10 человек, включая меня и бухгалтера.

А сколько лет организации «Тринити»?

В декабре 2020 было десять лет.

Чего самого главного вам удалось добиться за эти десять лет?

Десять лет назад, когда я шла на официальные переговоры с представителями органов государственной власти это было очень забавно, тогда я еще умела краснеть. Сейчас уже точно нет. Сегодня мне уже не нужно переживать – услышат ли меня, я уверенна в этом. Что касается бенефициариев, десять лет назад, когда мы их встречали на улице – мы первыми не здоровались. У нас небольшой город, примерно 40 000 жителей, - и тогда в команде действовало негласное правило: если человек сам первый не здоровается на улице, мы с ним тоже не здороваемся. Сейчас же люди сами подходят, здороваются, мы можем о чем-то поговорить. Раньше когда мы говорили им: «Приходите к нам в офис!», они все как один отвечали: «Да вы что, а вдруг там кто-нибудь меня увидит». Сейчас уже никто не боится, ситуация нормализовалась.

А можешь вспомнить бенефициариев, которые тебе как-то особенно запомнились?

Я запомнила одного парня, он местный, бывший потребитель наркотиков. Наши сотрудники долго с ним возились, и в конце концов он прошел реабилитацию в Кишиневе, в терапевтическом сообществе. И когда он приехал обратно в Рыбницу, я к нему как-то подошла и сказала: «Слушай, извини меня, но я думала, что у тебя нет шансов». Я правда не верила в то, что у него получится справиться с зависимостью. Но мне было так приятно наблюдать, как менялась его речь, выражение лица, привычки. Просто удивительно.

Тебя когда-нибудь благодарили за работу?

Меня лично нет. Почему-то мне кажется, что большинство людей воспринимают нашу помощь, как должное. Может, я ошибаюсь? В последнее время начали поступать благодарности от родителей бенефициариев. Конечно, это приятно.

Для кого вы работйте, кто ваша целевая группа?

Сейчас это люди, уязвимые к ВИЧ. То есть это и собственно ВИЧ-позитивные граждане, а также люди употребляющие наркотики, работницы коммерческого секса и мужчины, практикующие секс с мужчинами. Наша основная программа – это программа снижения вреда, мы раздаем средства защиты, проводим экспресс-тестирование на ВИЧ. Так же мы тесно сотрудничаем с милицией, вместе с ними ездим в труднодоступные населенные пункты, тестируем людей, включаем их в программу снижения вреда. В этом году мы запустили менторскую программу для женщин, живущих и уязвимых к ВИЧ. Мы проводим с ними различные инфосесии, арт-терапию, консультируем.

В ближайших планах у нас создание кризисной комнаты для женщин с детьми, которые подвергаются насилию и которым некуда идти. А еще планируем оборудовать что-то вроде квартиры для людей, которые только освободились из мест лишения свободы. Ну и наша свежая обучающая программа «Правовая школа пациента», в рамках проекта «ВИЧ-инфекция – это не мишень для нарушения прав человека». В рамках этой программы мы записываем видео-уроки на тему прав пациента. Мы уже записали 7 уроков, и ждем когда все начнут смотреть и образовываться, транслировать эти уроки мы будем в соц.сетях.

Скажи, а сколько стоит работа вашей организации в год? Со всеми расходами? Меньше 100 000 евро?

Конечно. Намного меньше. Если бы нам дали годовой бюджет в 100 000 евро, мы бы луну достали с неба, я тебе точно говорю.

Ты веришь в то, что когда-нибудь государство, я имею в виду ПМР, будет хотя бы частично вас финансировать?

Частично оно нам и сейчас помогает. У нас в безвозмездном пользовании офисное помещение, мы не платим за аренду. И это очень хорошо. Будет ли когда-нибудь государство закупать наши услуги? Этого я не знаю. Вот сейчас, например, услуги, предоставляемые нашими сотрудниками интегрированы в медицинское учреждение города, в рамках Соглашения о сотрудничестве с местным СПИД-центром. И зарплату нашим сотрудникам платим мы из средств грантов.

Вы прошли серьезный рубеж в 10 лет. А через 5 лет вы еще будете на плаву, ты уверенна?

Нет, конечно, это мой страшный сон – где взять денег и как обеспечить устойчивость. Я нахожусь в постоянном поиске. Нам сильно осложняет работу тот факт, что мы не можем участвовать во всех конкурсах, так как ПМР многие не признают как отдельное государство, следовательно, не все доноры работают с Приднестровьем. Поэтому, не могу ответить на этот вопрос, вот сейчас у нас несколько проектов и мне спокойно, что будет дальше – я не знаю.

Супер-цель у тебя есть?

Я хочу открыть социальное предприятие! И очень хочу, чтобы оно давало столько средств, сколько бы хватило на нашу бесперебойную работу. Чтобы я приходила на работу и знала, что у организации есть подушка безопасности. Честно говоря, я уже несколько лет подряд ставлю цель – хотя бы составить бизнес-план этого социального мероприятия и каждый раз что-то мне мешает. То времени нет, то дедлайны прошли, то еще что-то, например, я рожаю.

А знаешь что, мы вот тут в конце напишем «Если у вас есть какие-либо идеи по поводу социального предпринимательства – напишите Ире, она будет ждать!».

Напиши так: если у вас есть специалисты, у которых есть опыт составления плана бизнес-предприятия или просто огромное желание помочь Рыбнице, то я, мой муж, моя команда, мои четверо детей, мои две собаки и три кошки будем очень счастливы!

 

Источник