img
По следам СПИДа. Последние новости о лечении COVID-19 22 Маi 2020

Мировой эпидемии нового коронавируса совсем скоро исполнится полгода, если считать ее стартом 1 декабря, когда в китайском Ухане были зафиксированы первые случаи инфекции. За это время всего более трех миллионов человек инфицировались SARS-CoV-2 — именно так правильно называть сам вирус, а от болезни, вызываемой им и известной как COVID-19 (от английского Coronavirus Disease 2019, то есть коронавирусная инфекция 2019 года), погибло свыше 200 000 человек. 

Сайт СПИД.ЦЕНТР коротко собрал всю важную информацию, опубликованную в западных медицинских журналах, чтобы читатели могли обновить свои знания относительно проблемы и оставаться в курсе последних исследований.

Итак, в статье, совсем недавно, 20 апреля, опубликованной в журнале Clinical Immunology тремя исследователями из Гарвардской школы медицины, предлагается короткий обзор того, что мы знаем о патологии COVID-19.

Как мы знали и ранее, болезнь, вызываемая вирусом, наиболее тяжело протекает у людей старшего возраста, особенно у тех, кто уже имеет такие заболевания, как гипертонию, диабет, сердечно-сосудистые заболевания либо хронические заболевания легких. По факту смертность в Китае среди указанных групп риска и людей старше 80 лет составила 16 %.

По словам гарвардских ученых, с ростом количества случаев и распространением вируса по новым континентам у исследователей появилась возможность уточнить симптомы и общую картину заболевания.

Так, предположение, что инфекцией чаще заболевают при прочих равных условиях мужчины, с ростом зарегистрированных случаев не подтвердилось. Сейчас ученые говорят о том, что они не наблюдают половых различий в уязвимости к вирусу.

Кроме того, теперь можно с уверенность сказать, что средний инкубационный период составляет около пяти дней, а средний процент смертности от вируса — 2,3 %, несмотря на более высокую смертность в Италии среди пациентов старшего возраста (в когорте старше 70 она составила 7,2 %). 

Среди причин смерти на фоне развития двусторонней пневмонии (воспаления легких) — дыхательная недостаточность, острый респираторный дистресс-синдром наряду с полиорганной недостаточностью. Последний пункт важный. Оказалось, что вирус способен поражать клетки не только легких, но и сердца, кишечника, почек и мочевого пузыря, поскольку все они связаны с «профильным» для SARS-CoV-2 функциональным рецептором — ферментом ACE2 (в русской литературе известным как ангиотензинпревращающий фермент 2).

Последствия инфекции на компьютерной томограмме легких фиксируются как «эффект мутного стекла». Интересно, что такой эффект крайне сложно найти на детских снимках, даже если дети и инфицировались COVID-19. И это главная загадка вируса, к пониманию которой за последние недели человечество смогло продвинуться чуть ближе.

Если сначала низкий процент инфекции среди детей отчасти можно было объяснить тем, что в момент начала вспышки школы региона, где расположен Ухань, были закрыты на каникулы по случаю Китайского нового года, то теперь очевидно, что дело не в каникулах.

Обычно дети до десяти лет более подвержены ОРВИ, нежели взрослые, но в случае с вирусом SARS-CoV-2 и заболеванием, вызываемым этим вирусом, картина обратная. Этому феномену есть сразу несколько объяснений, каждое из которых ученым только предстоит проверить (пока все они имеют статус гипотезы). Первая заключается в том, что уровень фермента ACE2, необходимого для проникновения вируса в клетку, у детей меньше, чем у взрослых.

Вторая гипотеза основана на предположении, что дети обладают качественно иным ответом иммунной системы организма на SARS-CoV-2, так что воспалительные процессы в организме ребенка в ответ на инфекцию оказываются менее выражены, что не позволяет развиться у самых маленьких пациентов ни острому респираторному дистресс-синдрому, ни множественной недостаточности органов.

Третья гипотеза: вирусы, присутствующие в слизистой и дыхательных путях многих детей, ограничивают способность SARS-CoV-2 к размножению, заставляя его конкурировать с собой, что приводит к уменьшению вирусной нагрузки и меньшим повреждениям детского организма, в сравнении с течением заболевания в организме взрослого.

В то время как ни одно из уже существующих потенциально активных против вируса лекарств не подтвердило своей эффективности против SARS-CoV-2, одним из самых многообещающих средств неожиданно стало введение специфических антител, выделенных из плазмы выздоровевшего от COVID-19 пациента, в организм больного человека.

Антитела (иммуноглобулины) — это белки плазмы, которые в ответ на появление в нашем организме инородного агента (антигена) вырабатываются при помощи специальных клеток иммунной системы — B-лимфоцитов.

Эти белки обнаруживают инородный агент (например, вирус) и нейтрализуют его. Так устроен гуморальный иммунитет. В 2014 году использование плазмы и антител выздоровевших пациентов было одобрено Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ) во время эпидемии эболы на основании эмпирического опыта терапии этого заболевания. Более того, протокол по использованию плазмы в этих же целях был одобрен и во время разразившейся в Азии в 2015 году эпидемии MERS — вируса, родственного нынешнему.

И, как констатирует русская служба «Би-би-си», цитируя слова доктора медицинских наук, завкафедрой клинической фармакологии и доказательной медицины НГМУ Павла Мадонова: «На сегодняшний день это единственный способ, которым мы можем воздействовать на коронавирус, непосредственно блокируя его». Впрочем, по мнению врача, этот метод лечения подходит тем, кто совсем недавно инфицировался, остальным же подойдет симптоматическое лечение, в первую очередь направленное на снижение воспаления: «Сам факт присутствия вируса в организме не так опасен, но он формирует специфические осложнения: мощное воспаление в легочной ткани, которое вызывает острую дыхательную недостаточность. Как сказали бы на судебном процессе, у вируса тут абсолютно косвенная вина — он этого не делал, организм пациента сделал это сам в ответ на его атаку», — передает медиа слова специалиста.

Подробнее

 

Похожие статьи