img
«Я всегда говорю родителям на заработках — вы нужнее детям, чем новые кроссовки». Три истории многодетных матерей из Молдовы, которые счас 22 Февраля 2018

Каждый день из Молдовы уезжают навсегда около 100 человек. В стране падает рождаемость, повышается смертность, уровень жизни оставляет желать лучшего. Одним словом, все плохо. Да не все. Мы разыскали три семьи, в двух из которых трое детей, а в одной шестеро. Все три семьи из разных городов — Кишинева, Рыбницы и Комрата. Все три семьи не собираются уезжать заграницу. Они рожают здесь детей и все еще надются на светлое будущее. А мы так хотим, чтобы их надежды оправдались.

 

17990366_1327935090589440_6792126716955241267_o

27994015_1968202359876032_1518301350_n

Каролина Дечева, основатель организации ADEPT, Комрат, АТО Гагаузия.

Дети: Ольга – 26 лет, Ростислав — 19 лет, Андрей -18 лет, Мария – 16 лет, Вячеслав – 10 лет, Елизавета – полмесяца.

Первые трое

Первого ребенка я родила в 19 лет. Я окончила школу, потом поступила в Комратский Университет на бухгалтерию и менеджмент. Там же в Комрате мы встретились с моим нынешним мужем Гришей, мы поженились, а через год после свадьбы у нас родился первый ребенок — Ростислав. После родов я продолжала учиться. До 3 месяцев мне разрешили свободное посещение, а после мы оставляли малыша либо моей маме, либо свекрови. А я продолжала учебу. Окончила я только 3 курса университета, так как училась на контракте и когда стало сложно с финансами, мне пришлось бросить.

Учебу я возобновила 8 лет назад, в 30 лет получается. Я сдала бакалавр, потом 5 лет училась на двойной специальности, в этом году я заканчиваю магистратуру, пишу мастерскую. Второе образование я выбрала по душе – это педагогика и работа с детьми.

После рождения Роста, мы долго не думали, были молодые и зеленые, и получилось так, что через год и месяц у нас уже родился второй ребенок — Андрей.

С первым ребенком у меня был очень серьезный токсикоз до 4,5 месяцев. Я вообще ничего не могла кушать. Минимум раз в месяц я лежала в больнице на сохранении. Вторые роды проходили проще. Во время второй беременности мы с мужем больше слушали себя и меньше врачей. Последующие беременности прошли очень просто — забеременела, родила и все.

Через два года после Андрея у нас родилась Маша. Мы тогда очень хотели девочку, но врачи сомневались, говорили, что у нас разные резусы, разница в возрасте 6 лет и что, мол, вряд ли у нас будет девочка. Поэтому, когда мы узнали, что будет девочка, мы были очень рады и сразу имя было готово. Машу назвали в честь Гришиной мамы.

Работа

Когда Рост, Андрей и Маша подросли, мы отдали их в садик, и я устроилась на работу. Сначала мы с мужем оба работали в магазине запчастей и бытовой техники. Было сложно, вообще тогда у всех было сложно с работой. Позже я работала в туристическом агентстве, всегда мечтала, что буду билеты выписывать и на себя (смеется). Потом я поняла, что надо идти учиться, потому что везде требовали корочку. Когда Маше было 8 лет, Андрею 12, а Росту 13, – я пошла учиться.
В 2007 году появился четвертый ребенок – Славка. С ним я могла пойти на учебу, иногда оставляла его на братьев и сестер. Мне было 28 лет тогда. Когда я забеременела, мы с Гришей решили, что это определенно должна быть девочка, и вот до 36 недель я думала, что ношу девочку, а за пару недель до родов оказалось, что появится мальчик. Я была в шоке, больше всех расстроилась Маша, для нее это была трагедия. Мы это пережили. Сейчас она счастлива, потому что совсем недавно на свет появился наш пятый ребенок – Елизавета.

В перерыве между Славой и Елизаветой, у меня был период профессионального роста, когда я училась, развивалась, работала с детьми, потом устроилась в «Биаз Гуль», а позже в Социальный центр. Для меня это было время реализации.

Но Гриша наседал, плюс годы уходят, и мы решили рожать пятого. Сейчас я в декретном отпуске и просто наслаждаюсь тем, что могу встретить ребенка со школы, пообедать вместе с ними, потому что раньше мы только за ужином встречались.

Врачи

Разные врачи относятся по-разному. Когда я пришла с пятой беременностью к гинекологу она начала со слов: «Вы понимаете, ребенку нужны молодые родители, вы думали сколько вам будет, когда ребенку будет 15?». Я пришла домой расстроенная, на что мой муж сказал: «Придешь к ней еще раз и скажешь — если вы еще будете так возмущаться, мы будем рожать до 45 лет и все беременности вести у вас» (смеется).

Лизу я родила в Кишиневе, сама. Все мои дети искусственники. Только Славку я кормила до года. Остальные выросли на смеси, ничего страшного в этом нет.

Оля

В 2003 году, когда Маша была маленькая и у нас было только трое детей, мы переехали в Чадыр-Лунгу для осуществления социальной работы. К нам обратились люди, которые предложили спонсировать социальную столовую для местных детей, и мы согласились этим заниматься. Нашли помещение, бывший мясокомбинат, арендовали его и открыли социальную столовую. Я готовила кушать, у меня было 10-12 детей, они приходили, обедали, потом мы играли, делали вместе уроки.
Детей нам нашли в местном органе опеки. Сначала их приводили учителя из школы, которая была неподалеку, потом дети сами к нам ходили. Среди них была Оля. От соседей мы слышали, что ее мама сильно пьет, и за ней смотрела слепая бабушка, которая еще и защищала Олю от мамы-алкоголички и ее дружков. В декабре 2003 года бабушка умерла и Оля осталась сама. Мама оставила ее дома одну, ушла и 2 недели не приходила. Ребенок пришел к нам сам, дома не было света, газа, отопления. Это было страшно. Мы долго не думали, сразу взяли ее в семью. У нас не было супер-условий, но в тот же день Гриша поехал к ним домой, забрал ее вещи, учебники и она переехала. Через какое-то время мы оформили документы, маму лишил родительских прав, и мы стали ее опекунами.

В то время я работала в детском саду, Гриша работал в художественной школе, и нам еле-еле хватало на то, чтобы свести концы с концами. Мы вернулись обратно в Комрат, потому что там Гришина бабушка оставила нам свой дом после смерти. Сейчас мы в нем и живем.

Дети на появление Оли отреагировали проще всех. Сложнее было со взрослыми – родителями, родственниками, они все задавала вопрос: «Зачем вам еще одна? Вам мало своих?». Но мы никогда не жалели об этом решении.

Быт

Когда мы вернулись в Комрат Гриша пытался открыть стеклорезку, я работала в продуктовом магазине – с полвосьмого утра и иногда до 9 вечера. И это не просто стоять продавать, иногда надо было таскать продукты со склада. Мы выматывались, а надо было еще вечером прийти, накормить детей. Оля много помогала нам, могла ужин приготовить, помочь с уроками младшим.

У нас все было просто – дети понимали, что каких-то вещей мы не можем себе позволить. До сих пор если они что-то хотят приобрети, а мы не можем и говорим: «Давай не сейчас», они сразу отвечают: «Хорошо». Никаких ссор из-за того что мы не можем что-то купить, не было.

Кушать мы всегда готовили на несколько дней вперед, например, большую кастрюлю борща. На завтрак всегда была молочка, родители держали корову, они нам высылали молоко, творог, сметану, я готовила каши, молоко с печеньем – это был деликатес для нас.

На Новый год мы всегда старались купить каждому подарок и всегда что-то для каждого отдельно, мы старались уважать их особенности.

Жили мы в двух комнатах, в одной спали дети на двух двухъярусных кроватях. Мы отдельно в спальне. Потом мы сделали пристройку, с отдельной комнатой, в которой живет Андрей. Маша с Олей жили в другой, Рост со Славой в третьей, мы с Гришей поселись в маленькой спальне. Я до сих пор не понимаю зачем людям большая спальня, ведь ты приходишь туда поздно вечером и падаешь (смеется).

Сегодня Оля уже вышла замуж и живет отдельно. Маша учится в Конгазе и приезжает домой только на выходных. С нами живут только парни и маленькая Лиза.

Помощь

Когда у нас были только Рост и Андрей, надо было каждые полгода переоформлять документы на получение пособия на ребенка. Тогда давали по 25 лей на одного ребенка. И однажды, когда мы пришли, нам одна из работниц сказала: «Нарожали тут детей, потом ходите и клянчите помощь». Это был последний раз, когда я там была. Потом мы еще какое-то время получали пособие по опекунству за Олей, и это была помощь в пределах 150 леев в месяц. В этом году нам сказали, что мы имеем право на компенсацию в 350 лей в холодный период, за отопление. Радует, что мы хоть не должны ничего государству (смеется).

Сейчас Гриша работает учителем в художественной школе, кроме этого он занимается строительными работами — ремонты, дизайн, декоративная шпаклевка. Еще он рисует, но зарабатывать только на картинах сложно.

В месяц наш доход составляет около 7-8 тысяч лей. Чтобы сэкономить на газе в зимнее время, а это самая большая трата, — мы в этом году топим печку. Сказать, что мы шикуем — нет, но и голодные не ходим.

Что помогает жить и держаться? Мы просто понимаем, что это жизнь. Есть свои мечты, желания, иногда обидно что не можешь дать ребенку то, что может дать другой. Но ты можешь дать ему что-то большее, чем материальные ценности. Например, просто воспитать его человеком. Мы относимся спокойно, когда на завтрак только сухари или бублики с чаем, никогда не было проблем из-за этого. У нас нет истерики, когда на ужин просто мамалыга.

Важнее научить детей быть отзывчивыми, помогать. Они знают, то они могут свою спортивную форму и бутсы отдать детям из семей, которые живут еще хуже, чем мы. Сегодня старшие мальчики начали сами зарабатывать, Рост поехал на море в прошлом году сам, Андрей все время на что-то копит.

Дети

Рост компанейский, общительный парень. Андрей больше домосед, не любит компании, гостей, у него все должно быть свое. Он трепетно относится к вещам, у него много коллекций. Маша любит общаться и очень любит готовить, особенно сладкое – пироги, торты, трубочки. Когда приезжает домой или блинов напечет, или пирог. Она хочет открыть детское кафе, очень любит заниматься детьми. Она второй год серьезно занимается танцами.

Славка больше комнатный ребенок, он любит за компьютером сидеть. Он очень любит, когда мы собираемся все вместе. Все наши дети рисуют и делают это очень хорошо.

Оля живет отдельно, она тоже закончила колледж, выучилась на социального работника, и мы взяли ее работать в социальный центр. Прошлым летом она поступил в университет на публичное управление, учится заочно.

Семейные правила

Дети умеют сочувствовать и не бояться заступаться. Это главное, чему я научила их. Когда однажды Рос пришел с разбитым носом, я конечно сначала поругала его, а потом сказала: «Ты молодец, так и надо было». Для меня важно, чтобы они не жили только для себя.

Самое главное дать ребенку любовь. Я всегда говорю родителям на заработках — вы нужнее им, чем новые кроссовки.

Мы уважаем друг друга – это первое и главное правило в семье. Если кто-то дома отдыхает, все ведут себя тихо. Мы поддерживаем друг друга и стареемся помочь. В семье очень важно уважать старших. Когда мы собираемся ехать к бабушкам, отмазки типа «Я устал, я посижу за компом» вообще не принимаются. Это семья и важно, чтобы поддерживались семейные отношения. Мы не разрешаем смеяться над кем-либо, это нехорошо. На все праздники дни рождения мы собираемся все вместе.
Конечно, я счастливая мама, иметь столько детей и таких какие они есть, они сколькому нас научили…

IMG_8101

Екатерина Нежуренко, домохозяйка, Кишинев.
Дети: Алена 13 лет, Мирослава 10 лет, Владислав 8 лет.

 

Алена

Первого ребенка я родила в 19 лет. Я на тот момент была замужем, ребенка хотела. Роды прошли легко. Я была на седьмом небе от счастья тогда. Сегодня Алена ходит в музыкальную школу, занимается вокалом, танцами, играет на фортепиано. Мы с ней настоящие подружки. Когда у нее что-то случается, она тут же идет ко мне: «Мам, мне надо поговорить» и я все бросаю, мы идем и разговариваем.
Недавно она мне сказала так: «Мам, а можно я замуж не буду так рано выходить, как ты?». Я конечно рассмеялась. А на самом деле рада, что у нее в голове на первом месте учеба, она хочет получить хорошее образование, чтобы профессия приносила деньги. А потом уже все остальное.

Мирослава

Мирославу я родила в 22 года, я не планировала ее, но была очень довольна. Беременность проходила нормально, у меня были хорошие анализы. Накануне родов у меня заболел живот, была резь, и когда я пошла в туалет, у меня воды отошли и Мирослава просто вывалилась мне в руки, прямо там в ванной. Все произошло за 15 минут, скорая просто не успела приехать.
Когда, наконец, приехала скорая, меня отвезли в одну больницу, ее забрали в другую. Я не знаю, что там произошло. Ее привезли через пару часов. Мы как положено три дня провели в палате, нам сделали все прививки, до полугода все было хорошо. В полгода, когда ребенок должен быть сесть, ничего не происходило. Я начала бить тревогу, мы ходили по врачам и каждый раз нам отвечали – ничего страшного, это просто задержка в развитии. Мирослава не садилась ни в 8 месяцев, ни в год.

В два года ей поставили диагноз – ДЦП и эпилепсия. Нам повыписывали много препаратов, которые превращали Мирославу в овощ. Как только я переставала давать их, ребенок менялся. Она пошла в три года, тогда же начала нормально кушать. Сейчас ей 10 лет, но ее умственное развитие на отметке 1,5 – 2 года, а физическое – 4 года.

Когда мы с ней ездили на обследование в Москву (Мирославе делали операцию на почки – прим.ред.) там нам сказали, что у нее на шее пережат нерв, который отвечает за развитие мозга, но операцию можно будет сделать через пару лет. Мы ее сделаем, деньги уже начали собирать.

Раньше из-за эпилепсии у нее было до 200 приступов в день, сейчас она успокоилась. Она умеет различать цвета, обожает листать книжки, может произнести «Мама, папа, бери». А когда что-то хочет, подводит меня и показывает рукой. Я пыталась ее отвести в детский сад, но никто не хочет брать на себя ответственность. Сегодня я не работаю, и каждый день сижу с ней.

Владислав

Как я решилась на третьего ребенка? Когда Мирославе поставили диагноз, врачи сказали, что это все из-за болезни костного мозга. И мы решились на трансплантацию, начали искать донора. Ни я, ни муж не подходили, и нам посоветовали родить еще одно ребенка, чтобы донором стал он. Пока я была беременна, диагноз опровергли, но деваться было некуда. Так в нашей семье появился Владислав.
Третья беременность прошла хорошо, роды прошли нормально, я родила здорового мальчика. Сейчас он уже взрослый, ходит в первый класс.

Владислав занимается музыкой, ему нравится учиться. А еще он обожает что-то делать по дому с нашим папой – они вместо то табуретку починят, то гвоздь забьют, помощники, в общем.

И младший и старшая относятся к Мирославе, как в здоровому, обычному ребенку. Я вообще их троих не разделяю, каждого могу поругать и точно также каждого похвалить.

Быт

В среднем наш доход — это 6-7 тысяч леев в месяц. На эти деньги мы содержим троих детей, платим коммунальные. С нами еще живет моя сестра.

Конечно, я планирую выйти на работу, все зависит от того, как сложится. Я должна убедиться, что Мирослава будет ходить в детский сад и все будет хорошо. Вот тогда я пойду на работу.

Как проходит наш день? Утром я встаю без пятнадцати семь. Готовлю завтрак, бужу школьников, собираю их, провожаю в школу, а мужа на работу. Позже всех просыпается Мирослава. Она кушает, потом вместе убираем, делаем домашние дела, идем гулять. Потом я готовлю обед и уже вместе ждем школьников после школы.

Конечно, иногда устаешь, но вот летом, например, они все уезжают к тете в деревню, на речку на неделю-две. И в такие моменты мне уже скучно без них. Ну уберешь, постираешь, телевизор посмотришь, ну а дальше что?

И чтобы не совершали ошибок…

Я стараюсь сделать все возможное, чтобы их жизнь ничем не отличалась от жизни других детей. Я лучше сэкономлю на себе, но мои дети раз в месяц покатаются на каруселях, сходят в театр, или пиццерию.
А еще каждый новый год мы встречаем все вместе, никто никуда не уходит, все дома. Дети с удовольствием помогают мне с готовкой, наряжают елку.

Когда я родила первого ребенка, я сказала себе, что больше никогда не буду иметь детей. Сейчас я не представляю своей жизни без них.

Конечно я счастливая мама, абсолютно. У меня много детей, я их всех люблю.

Я воспитываю их так, чтобы они не были эгоистами, чтобы они жили не только для себя, но и для других. Чтобы когда они выросли, они друг без друга не могли, чтобы помогали друг дружке, заботились. И конечно я мечтаю о том, чтобы они были счастливы. И чтобы не совершали ошибок, которые совершала я.

26732197_1767660659913879_455641429_o

Ирина Галаченко, председатель общественной организации «Тринити», Рыбница

 

Дети: Даниил 16 лет, Егор 11 лет, Александр 4 года.

Трое, и все мальчики

Мне был 21 год, когда у нас с первым мужем родился первый ребенок — Даниил. Мы не планировали беременность, но уже состояли в браке, и ребенок был желанный. Беременность прошла хорошо, но все было как в первый раз – ты не понимаешь, что происходит, но тебе кажется, что весь мир должен крутиться вокруг тебя.

Когда я пришла в роддом рожать, я весила 98 килограмм. За время первой беременности я набрала 36 кило. Первого ребенка, как и следующих двух, я рожала сама.

Через пять лет после рождения первого, я вышла замуж во второй раз и забеременела вторым. Все трое детей от трех разных отцов. Я спокойно об этом говорю, ничего зазорного в этом нет. Даниил конечно очень ждал братика, разговаривал с моим животом, сам выбрал ему имя. Так у нас родился Егор.

Второй раз я родила намного быстрее. Мы тогда пришли в роддом, нам сказали что-то еще донести и пока все поехали это покупать, – я уже родила (смеется).

Третий ребенок был запланированный. Александр родился в 2014 году, мне тогда было 33 года. Я работала до последнего дня беременности: в среду я пришла с работы, собралась, и мы с мужем поехали в Кишинев рожать. Там мне сказали, что еще рано, а когда меня осмотрели, сказали, что кажется рожаю. Так я родила третьего. Кстати муж был рядом со мной во время родов от и до. Сегодня старшему 16 лет, средний учится в 4 классе, а самому младшему 4 года.
Каждый раз, когда я рожала, это были новые ощущения, но всегда была любовь. Все три раза, когда мне клали сына на грудь, я смотрела и думала: «Какое это чудо!».

Первого я кормила больше года грудью, второго полгода, а третий был искусственник.

Декрет

С первыми двумя я сидела дома в таком классическом декрете по три года. А с третьим, когда меня выписали, я в тот же день пришла на работу. У нас плохое руководство – некому было меня заменять (смеется).

Когда я вышла на работу, малыша оставляла со старшим, он его вынянчил, ему было 11 лет тогда, он ему и смесь готовил, и памперсы менял. До обеда с малышом сидела я, потом приходил старший со школы, оставался с Александром, и я уезжала в офис.

У меня никогда не было этого чувства вины работающей мамы, точнее оно было, но прошло. Я просто знаю, что когда я неделю сижу дома, я на 7 день уже ненавижу всех. Я больше любви им даю, когда меня нет с ними постоянно. Вообще я считаю, что женщина должна работать обязательно, потому что через три года декрета она начинает думать и разговаривать на языке 3-летнего ребенка.

За каждого сына мы получали единовременную выплату, с третьим она составило около 200 $ и плюс я получала пособие по содержание до полутора лет. У нас очень много льгот для многодетных семей – дети бесплатно ходят в садик, в школу, мы не платим за учебники, детей в школе бесплатно кормят, мы ничего не платим за кружки, секции.

Я бы не сказала, что дороже содержать троих детей, чем двоих. Нам не стало тяжелее, однозначно.

Конечно же мы очень хотим девочку. И в самое ближайшее время мы начнем над этим работать.

Традиции

Поскольку старший учится в Суворовском училище, когда он приезжает домой на каникулы, мы кучу всего готовим и потом еще лопаем это неделю. Мы очень любим выезжать в лес, еще у нас собака и мы с ней гуляем, это тоже традиция.
Еще где-то раз в месяц мы отдаем детей к нашей бабушке. И вот когда мы остаемся вдвоем – мы с удовольствием смотрим телевизор, в тишине, это как правило какой-то хороший фильм.

Нам очень повезло с папой, он у нас молодец. Он друг и отец для всех детей. Он с удовольствием с ними занимается, если надо выходит на больничный, отвозит их в садик и школу, забирает. А еще готовит нам всяческие настойки, покупает витамины, когда сезон – каждое утро едет за свежим козьим молоком.

Самая наша главная традиция – собираться всем вместе на праздники, по выходным за большим столом. Мы кушаем вместе, всегда ждем друг друга, никто отдельно не ест. Это конечно счастье, галдёж стоит, все рассказывают, что с ними произошло, собака смотрит голодными глазами и кошка тоже.

Самое важное – это семья

Я однажды уезжала на год в Москву на заработки, вполне осознанно. Диниле тогда было 2 года, и я оставила его с бабушкой. И мне и ему было очень тяжело. Много-много лет после этого я прорабатывала чувство вины, что я была не с ним.
С тех пор я никуда не уезжала, я работаю в родном городе, мои дети учатся здесь.

Мы с мужем очень хотим привить им убеждение, что самое важное в жизни – это семья. Ничего и никого нет важнее семьи, и ближе братьев, родителей. И что материальные ценности – это неважно.

Конечно же я счастливая мама, потому что у меня много детей, я их люблю, они любят меня, они все разные, они здоровые, сильные, красивые, успешные, и у них у всех есть родимые пятна на затылке, одинаковые такие.

Истории собирала Елена Держанская

 

Подписывайтесь на нашу страницу в Фейсбуке и Одноклассниках!
positivepeople.md