img
Болезнь под названием «наркотическая зависимость» без поддержки - это пытка 13 Августа 2021

Председатель Бельцкой организации людей, употребляющих наркотики “PULS Comunitar” Виталий Рабинчук полжизни посвятил помощи и защите прав наркопотребителей. Что-то получалось, что-то не очень. «Главное - не останавливаться», —  уверен Виталий. И мы так считаем.

*Интервьюер: Елена Держанская*

Виталий, давайте начнем интервью с акции, которую ваша ассоциация «PULS Comunitar» провела в центре Бельц в день Борьбы с незаконным оборотом наркотиков. Вы установили там фотовыставку со снимками знаменитостей и лозунгом «Их бы тоже наказал?» Это был крик души, накипело?

Конечно, вы же сами наверняка заметили, что и общество, и социальные сети пропитаны негативным отношением к потребителям наркотиков из-за их поведения. Но мы-то знаем, что деструктивное поведение проявляют не все потребители наркотиков, а лишь небольшая их часть. Аналогию можно провести с потребителями алкоголя, большинство людей пьют алкоголь цивилизованно. Мы тщательно изучали эту тему и выяснили, что потребители, которые проявляют деструктивное поведение составляют лишь до 10% от общего числа наркозависимых. На неадекватные действия их толкает болезнь и отношение общества. Что касается нашей акции, таким образом мы хотели показать, что часто отношение к наркопотребителям продиктовано стереотипами, которые создаются в самом обществе. Мы же не можем представить, как к звездам музыки, кино или эстрады подходит полицейский, просит вывернуть карманы, заламывает руки? Так почему же мы терпим и еще и одобряем, когда это происходит с обычными людьми? 

Согласна. Вы наверняка, также, как и я, читали недавнюю новость о том, что в Молдове задержали рекордную партию героина в прошлом месяце. Речь о 235 килограммов героина. Как вы относитесь к таким новостям?

Я думаю это нормально, когда мы видим новости о борьбе с коррупцией, которая влияет на наркотрафик. Что касается новости о рекордной партии героина, здесь нужно понимать, что речь шла не о производстве, а именно о поставках. И поставки эти были очень грамотно организованы. Поэтому новости о борьбе с наркотрафиком меня радуют. Но когда на их фоне появляются новости о том, что в очередной раз арестовали парня за потребление и хранение - это наводит на странные мысли. Ведь те, кто занимается наркотрафиком - это не обычные потребители, это те, кто может договориться с производителями, с несколькими таможнями, организовать фасовку, хранение, транспортировку. Это серьезные люди. Никто не будет играться с 10 килограммами, это нерентабельно. Настоящий наркотрафик - это тонны товара, а эти 235 кг - настоящая капля в море.

То есть подобные информационные вбросы делают намеренно?

Конечно, чтобы оправдать существование силовых структур, которые якобы занимаются борьбой с распространением. Эти силовые структуры получают огромные деньги из бюджета, которые надо отрабатывать.

Как вы считаете, декриминализация, а за ней и частичная легализация - помогли бы сделать эту борьбу более эффективной? Готово ли наше общество к этому?

Когда мы поднимаем этот вопрос на встрече с людьми, принимающими решение, они нам каждый раз говорят один и тот же текст как мантру - «общество не готово». Это неправда! Общество давно готово. Да, сейчас мы имеем декриминализацию, которая задекларирована в административном кодексе, о том, что употребление не является уголовным преступлением и не преследуется уголовно. Но в то же время, в уголовном кодексе само по себе наличие какого-либо запрещенного вещества, которое превышает допустимую норму в рамках административного права – уже является уголовной ответственностью. Но скажите, как может человек употреблять наркотики, если он не будет приобретать, перевозить и хранить? А за все эти манипуляции в Молдове предусмотрена статья в уголовном кодексе.

Нелогично как-то.

Ну конечно. Поймите, болезнь под названием наркотическая зависимость - это пытка. Человек, который испытывает абстинентный синдром - испытывает одновременно симптомы гриппа и интоксикации. И чтобы снять эту боль он пойдет на все. И конечно же он будет приобретать, транспортировать и хранить наркотики. Именно поэтому легализация, то есть контроль государством - это хорошая вещь, когда мы говорим о товаре, который обладает повышенным спросом. Существует множество доводов относительно легализации марихуаны. Во-первых, от нее не было зарегистрированных случаев передозировки и последующей смерти. Во-вторых, при легальном выращивании мы сможем контролировать активное вещество. И в-третьих, на стадии продажи государство может контролировать рекламу, цензуру, места употребления и продажи. Как это происходит в Голландии, например. Там оборудованы специальные места для употребления и продажи, куда не пускают людей младше 21 года. При приобретении человек должен предъявить паспорт, ему выдают чек и еще - ты не можешь купить больше 4 граммов в сутки, это примерно 2 сигареты. Чаще всего противники легализации приводят один и тот же аргумент - после выведения наркотиков на легальный рынок вырастет число наркопотребителей. Но это неправда, число наркозависимых во всех странах почти всегда одно и то же. И даже если в начале оно немного повысится, дальше все пойдет на спад. Это доказанный факт. Я уже молчу про очевидную пользу в виде снижения уровня инфекционных болезней и снижения криминогенности.

Думаете у нас в стране когда-нибудь будет также, как в Голландии?

Думаю, нет, точно также не будет никогда, потому что у нас все хорошее склонны извратить и сделать по-своему. Чтобы изменить какой-то закон нужно менять систему, это долгий процесс. Плюс ко всему у нас постоянно меняется власть, это тоже сильно тормозит процесс.

Только договорился с одним - наступили выборы, человека сняли с должности и привет. Так ведь?

Именно. У нас почти готов законопроект, который позволит постановлением правительства изменить пороговые величины для уголовной ответственности, чтобы хотя бы приблизится к тем величинам, которые установлены в Евросоюзе. Но мы ждем выборов, в который раз.

У вас еще есть надежда, что что-то изменится после 11 июля? (11 июля в Молдове прошли досрочные парламентские выборы. - Прим.ред.)

Конечно. Надежда есть, веры нет. (Смеемся оба).

Думаете, этот закон примет новое правительство?

Я надеюсь, что в новое правительство придут молодые люди и они примут правильное решение. Но мы также прекрасно понимаем, что само по себе изменение пороговых величин абсолютное не изменит картину. Людей будут преследовать, но уже за другой граммаж. Нам надо менять подход в правоприменении и следующий этап – это практика применения закона, в рамках которого будут доказывать факт обогащения при хранении и распространении наркотиков. Это очень важно. Мы также параллельно работаем над альтернативами любому наказанию за потребление наркотиков. А под альтернативой мы подразумеваем множество вариантов, которые будут предлагать человеку, которого задержали за наркотик. Не две и не три, а целый ряд альтернатив, которые не будут унижать достоинство человека. Альтернативу, которую не навязали, к которой не принудили, а которую выбрал сам человек в виде поддержки вместо наказания.

За столько лет работы в сфере профилактики и снижения вреда вы видите прогресс в этой области?

Конечно, сегодня появились программы и услуги, которые позволяют людям не начинать употребление. Их можно критиковать, но они есть. Вторичная профилактика, программа снижения вреда, программы реабилитации и адаптации -  они тоже есть и это также позитивная практика. Но есть и ложка дегтя - это типичная принудительная политика силовиков и политиков, политика преследований и репрессий в отношении наркопотребителей, которая привела к появлению и распространению синтетических наркотиков. Политика уголовного преследования, о которой я уже говорил - она просто неприемлема. В год содержание одного человека в тюрьме обходится нам, налогоплательщикам в 3500 евро. А профилактика, психосоциальная поддержка, реабилитация и адаптация обходятся в три раза меньше – в 1300 евро в год на одного человека. Но людям надо это объяснять, это долгий, но важный процесс.

Что хорошего вам удалось сделать за время работы в этой области?

Я 15 лет работал в организации снижения вреда, а полгода назад мы открыли самоорганизацию людей, употребляющих наркотики «Puls Comunitar». В рамках нашей работы мы стараемся выявить потребности самих потребителей наркотиков. Наша цель - чтобы их жизнь становилась лучше, но таких как мы не становилось больше. Мы проводим мониторинг общественного здравоохранения и услуг снижения вреда. В ближайшее время мы планируем провести мониторинг удовлетворенности заместительной терапией метадоном, чтобы затем предложить конкретные шаги по ее улучшению.  Если же говорить о предыдущих 15 годах работы в организации по снижению вреда, то конечно же стоит отметить расширение и охват услугами, это, пожалуй, самое главное. Организации, которые их предоставляют, научились добиваться финансирования и устойчивости, и это очень важно. Если не будет денег, начнут пропадать организации, а пропажа НПО повлечет увеличение количества заболеваний и смертей.

Объясните обычным людям, не из этой сферы - почему вы сюда пришли? Это ведь не экономистом работать на предприятии.

Я в своей жизни пробовал себя в разных сферах и у меня всегда получалось добиваться успеха. В молодости у меня был кооператив, я ездил по республике с развлекательными аттракционами, которые имели успех. Затем было время, когда я занимался фермерским хозяйством и у меня тоже неплохо получалось. Но как-то находясь в Питере я познакомился с ребятами, которые помогали людям, которые попали в тяжелую жизненную ситуацию. Я имею ввиду наркопотребителей. А мне это было близко, потому что я на своем опыте некоторые вещи прошел, я знаю, как преследуют и наказывают ни за что. И я загорелся этим, я хотел быть частью тех, кто помогает. Мои друзья в то время умирали или сидели в тюрьмах, и я хотел сделать все, чтобы им помочь. После Питера я приехал в Молдову, у нас тогда особо ничего и не было. Я начал проводить классные часы и уроки в школах, потом одна неправительственная организация выделила мне помещение, чтобы мы проводили группы взаимопомощи. Я стал интенсивно изучать эту тему, но у меня ничего не получалось. И именно это меня еще больше мотивировало. Я стал сам изучать научные исследования, проходил тренинги и сегодня я уже достаточно в этому преуспел и хорошо разбираюсь. Несмотря на то, что высшего образования у меня в этой сфере нет. А почему я так долго в этом варюсь? Цель-то не достигнута, а чем больше не получается, тем больше у меня задора. И другой момент - ужасно приятно видеть людей, которым ты помог. Вот из последних случаев - парня остановили с небольшой дозой, отвезли в инспекторат, там раздели почти догола, начали оформлять уголовное дело. Все это без присутствия родителей. После того, как мы вмешались, дело закрыли из-за нарушения процессуальных норм. А недавно ко мне в магазине подошла пара и говорят: «Спасибо вам, Гриша вышел на свободу». Я говорю: «Какой Гриша?» Оказывается, я когда-то помогал этому Грише составить жалобу, и после этой жалобы человека досрочно освободили из-за нечеловеческих условий содержания в тюрьме. А потом еще и компенсацию выплатили. Конечно невозможно охватить всех.

Но вы стараетесь?

Конечно. Я возмущен этой несправедливостью. Все люди делают ошибки, но человеку надо давать шанс, ему нужно давать поддержку, а не наказывать только потому, что он выбрал не те вещества, что мы с вами. Мы ведь люди. И это странно унижать и уничтожать себе подобного. Вот почему я продолжаю заниматься этим.

Источник

Похожие статьи