img
Владимир Гайц: «Мне достался дар доверять людям». 27 Ianuarie 2020

Владимир Гайц стал живой легендой. Человек, который смог начать жизнь сначала — столько раз, сколько было нужно. Владимир прошел путь от дворового мальчика, а потом молодого человека, зависимого от наркотиков, к заключенному, а оттуда — к успешному бизнесмену, который помогает людям, прошедшим через те же самые проблемы. Но это, конечно, произошло не сразу. Владимир открыл свое дело спустя год после реабилитации. Сначала это была обычная коммерческая деятельность, а сегодня — успешное производство, которому больше десяти лет.

В этом интервью мы с Владимиром поговорили об итогах, о восстановлении себя, о несовершенстве жизни и о том, насколько это может мотивировать двигаться вперед.

 

— Расскажите, пожалуйста, о вашем детстве? Самые первые воспоминания, какие они?

 

— Самые первые, которые пришли на ум сейчас? Это сложно... У меня не было счастливого детства... Первое что я вспомнил, не знаю почему, это картина, когда пришел мой пьяный отец, а мне года три, и мне надо убегать из дома, потому что он бил всех и тому подобное…

 

— То есть, будучи таким маленьким, вы убегали из дома?

 

— Да, вот этот момент запомнил, что убежал к соседям, в пижаме, потому что папа пришел пьяный, и он был не в себе, была какая-то агрессия с его стороны, и мне пришлось это сделать. Это я помню. Ну а в основном детство — это дворовая жизнь, жизнь, которую я проводил на улице, с друзьями, соседями...

 

— Это было в Кишиневе?

 

— Да, я родился в центре, жил возле центральной бани, во дворах... Вот буквально до тридцати лет.

 

— Вы прожили уже довольно большую часть жизни, насыщенной, разной… Пришли в результате к какому-то выводу? Что думаете о том, как именно нужно прожить жизнь?

 

— Кто знает, как оно нужно, и как оно правильно? (вздыхает) Что это вообще за понятия: «правильно- неправильно», «нужно-не нужно»? Конечно, если мы не говорим о конкретных вещах, о которых ясно, что они неправильные… Грубо говоря, я понимаю, что воровать не нужно, потому что меня посадят в тюрьму. Но если говорить о правильности выбора… Откуда нам знать? Кто-то говорит: «Вот так правильно», кто-то говорит иначе. Я придерживаюсь идеи о том, что человек все равно должен двигаться, ориентируясь на собственное понимание, делать шаг и смотреть — правильно это или нет, работает это в твоей жизни или нет. Я думаю, что на самом деле каждый из нас именно так строит свою жизнь, потому что мало кто прислушивается, когда ему говорят, что «туда лезть нельзя». Конечно, хочется не ошибаться, но такого не бывает. Человек все равно должен сделать шаг, и потом должен анализировать — правильный это был шаг или нет, и если нет, то должен понять, какие шаги не надо делать, чтобы они не привели обратно в ту же ситуацию. Или наоборот — какие шаги надо делать, чтобы найти другое решение. Я, в принципе, так и живу. Никто не знает, как правильно. Ты должен прожить свою жизнь. Не чужую, а вот лично свою, пережить свой личный опыт. И вот твой личный опыт, он состоит из многих ошибок, падений и взлетов, и, если ты способен проанализировать, повернувшись назад, сказать себе: «Слушай, а вот как я прожил эту неделю, что у меня происходило? Какой выбор был правильным, какой — нет? И что мне теперь делать?», тогда ты управляешь своей жизнью. Но жить при этом надо здесь и сейчас, на сто процентов.

 

— Вы когда-нибудь чувствуете себя виноватым за то, что вы, условно говоря, испортили себе молодость? Есть ли у вас чувство вины перед самим собой?

 

— Нет, я не испытываю чувства вины. Просто жаль времени. Когда ты живешь по-другому и оглядываешься назад, понимаешь, что жаль именно времени, потому что, если бы я его потратил на другие вещи, я бы добился в жизни других результатов. А такого, чтоб винить себя и бичевать, у меня нет.

 

— И никогда этого не было?

 

— Ну, возможно, было на начальных этапах. Сожаление было. А потом... Какой смысл жалеть о том, что нельзя исправить?

 

— Вы довольно часто даете интервью, где рассказываете о своей жизни, о том, как преодолели трудности... Вы не устали рассказывать эту историю?

 

— На самом деле я не люблю давать интервью. Я это делаю с одной целью — возможно, кому-то моя история даст надежду, вдохновение изменить жизнь.

 

— Как считаете, у вас жизнь изменилась потому, что повезло, или потому, что вы что-то сделали для этого? Многие ведь говорят: «У меня так не получится». Что можно посоветовать таким людям?

 

— Я думаю, что Бог дает возможности каждому человеку. А вот используешь ты их или нет, это уже твоя ответственность. Да, в моей жизни появилась возможность, возможность, за которую я зацепился — зубами, руками, ногами, чем только мог, и не упустил ее. А насчет везения... Когда человек говорит, что не знает, как это пришло, как он достиг этого, он просто должен повернутся назад и проанализировать: «А какие действия я совершал, что привело меня к этому результату?». За всем стоят определенные действия. Если рассматривать какие-то конкретные ситуации, это легко понять. В моем случае есть ряд действий, которые я совершил, чтобы достичь результата.

 

— Скажите, а как не упустить возможность? Как ее увидеть? Как понять, что вот именно это — возможность?

 

— Надо попробовать, вот и все. Опять же — это ведь не пришло просто так! Возможности — рядом. Есть люди, которых мы считаем возможностями для себя, и я просто пытался ухватиться. Пробовал, смотрел... Где-то не получалось, но это не разочаровывало меня, и я хватался за другую возможность, за третью возможность, за четвертую возможность, за пятую, за шестую... И, если ты не будешь останавливаться, какая-то одна из них по-любому принесет тебе результат.

 

— Вы, наверное, уникум для Молдовы, потому что берете на работу людей с прошлым, похожим на ваше. Как вы пришли к этому решению? Вы не боялись, что они вас, грубо говоря, кинут?

 

— Не боялся. Я об этом не думал даже. Просто в сердце было желание помогать таким людям, вот и все. Я помню эту мысль. Конечно, я доверял им. Я верю, что Бог наделяет каждого человека каким-то талантом и даром. Мне, наверное, достался дар доверять людям. Давать им возможности. Конечно же, не все оправдывают твое доверие, некоторые предают, разные вещи случаются, но моя позиция не меняется — я все равно верю в людей. Да, возможно, меняются подходы и принципы, которые я применяю. С годами понимаешь, что не всё добро есть добро, даже по отношению к людям. Родители порой проявляют такую любовь к своим детям, что портят их, то же самое и здесь — излишняя любовь и опека не приносит пользы.

 

— Как вы думаете, вам еще есть куда расти? В личностном плане, в профессиональном.

 

— Сейчас я прохожу такой этап жизни, что понимаю: мне нужно заново «пересобрать» себя, пересмотреть все, полностью обновиться, начать действовать по-другому. Это такой жизненный этап, когда понимаешь, что ты какое-то время ехал по этим рельсам, но сейчас пути устарели и вскоре перестанут работать. И чтобы встать на новые рельсы, надо сойти, во-первых, со старых, а во-вторых, нужно реально «пересобрать» себя, понять, что нужно принимать совершенно новые решения — в первую очередь по отношению к самому себе.

 

— И как вы будете «пересобирать» себя?

 

— Это процесс анализа. Я анализирую то, что было, и то, что сейчас происходит, почему нечто в моей жизни уже не работает, почему именно эти события или обстоятельства имеют место быть. Обычно у нас как? Большинство людей ищут причину в обстоятельствах. У меня другой подход: я всегда смотрю, что я делаю не так, что мне нужно поменять, чтобы изменить ситуацию. Возможно, нужно поменять взгляды или отношение к ситуации. И это принципиально новые решения, всё должно быть принципиально новым. Это я и называю «пересборкой». Это не просто взять что-то старое и применить, просто подчистив где-то там. Это другое — это разрушить и заново, по-новому строить.

 

— А нет риска, что в этом процессе от вас уйдут некоторые люди?

 

— Риск всегда есть, просто нет другого пути. Если оставить все как есть, ситуация не изменится.

 

— В нашем обществе есть мнение, что, когда человеку «стукнуло» определенное количество лет, жизнь практически заканчивается. Какие у вас ощущения по поводу вашего возраста?

 

— Для меня то, что сейчас происходит — когда появились сложные обстоятельства, когда ушли какие-то ключевые люди — выглядит вызовом. Это меня заставляет собраться и действовать по-другому. А если живешь и получаешь удовольствие от того, что происходит, зачем уходить на пенсию? Если я кайфую от своей жизни?

 

— Как передать этот кайф другим людям?

 

— Проблемы, они же всегда есть. Люди почему-то боятся проблем, а я сейчас понял, что проблемы вообще — это круто. Каждая проблема — это возможность. И когда ты вот так смотришь на вещи... У меня сейчас куча проблем. Возможно, больше чем у многих... Я, конечно, такой не один, у любого бизнесмена очень много проблем. Но когда ты меняешься, ты понимаешь, что это дает драйв, энергию — идти и решать эти вопросы, по-другому совершенно на них смотреть… Это как-то заводит, в этом и есть жизнь. Хотя да, она сложная, трудная, ты ночами не спишь, ты думаешь постоянно.

 

— Какую роль играет во всем этом жизненном процессе семья? В жизни человека, который преодолел такие сложные моменты, и в жизни человека, который занимается успешным бизнесом?

 

— Для меня семья — одна из ключевых ценностей в жизни, она играет огромную роль. Те, кто приходят к нам в компанию, всегда говорят, что у нас семейная обстановка. Я очень люблю свою семью и, конечно, моя жена, мой ребенок — это вдохновение. Семья — это жена и дети, потом семья — это круг близких мне людей, ребята мои — тоже семья, мы общаемся, проводим время вместе, хотя каждый имеет свои семьи, свои заботы, но мы находим время для общения. Семья — это отношения с близкими тебе людьми. Именно отношения.

 

— А где вы себя видите через десять лет? Каким будет ваш бизнес, каким будете вы?

 

— Я себя вижу, наверное, в том, что я делаю сейчас. Это то, чем я живу. Я не хочу менять то, чем занимаюсь. Возможно, бизнес видоизменится, даже — сто процентов. Потому что десять лет — это очень много, ситуация очень быстро меняется, меняется экономика, и эти перемены трудно спрогнозировать. Но я хочу, чтобы мое дело продолжало жить: чтоб я мог устраивать таких ребят, чтобы производство развивалось, ведь это даст еще больше рабочих мест.

 

— Вы хотите остаться в Молдове?

 

— Я не планирую уезжать. Я не знаю, что должно произойти, чтобы я уехал. Я чувствую себя здесь комфортно, я люблю Кишинев. Понятно, что у нас в стране многое хотелось бы изменить, но убегать — это не вариант. У нас же как: ну все, надо валить из страны. Я верю, что мы можем влиять на перемены в этой стране. И я один из тех людей, кто готов в этом участвовать.

 

— Чтобы бы вы хотели передать нашим читателям? Может, у вас есть совет для тех, кто готов опустить руки?

 

— За жизнь нужно бороться. Всегда. Я думаю, что одна из ключевых вещей в моей жизни — это то, что я никогда не сдавался. У меня были взлеты и падения, были моменты, когда люди в меня уже не верили, но было вот это внутреннее понимание, что никогда не надо опускать руки и неважно, сколько раз не получалось. Попробуй пятьдесят раз, попробуй сто. Попробовал сто, попробуй двести. Я помню, когда приехал на реабилитацию, сказал себе: «Что бы ни случилось, я буду идти по этому новому пути».

 

- Спасибо!

Диана Гужа

Похожие статьи