img
«Мне пытаются помочь». Три истории молдавских заключенных, которые оказались в тюрьме из-за наркотиков 01 Noiembrie 2021

Три года назад в одной из тюрем Молдовы заработало терапевтическое сообщество «Катарсис» для заключенных, которые решили избавиться от наркотической зависимости. Люди, которые попадают туда, как правило отбывают наказание за преступления, связанные с наркотиками.  Кого-то тюрьма спасла от передозировки, кому-то разрушила семью. Но есть люди, для которых заключение стало вторым шансом на выздоровление. Журналист Елена Держанская поговорила с тремя заключенным, чтобы понять – лечит тюрьма или все-таки калечит.

Сергей, 46 лет

Я родился и вырос в столице. Наркотики попробовал в 17 лет. Сначала была марихуана, а потом начались тяжелые внутривенные наркотики. Мне нравилось то ощущение, которое мне давали наркотики – я как будто был всесильным, море было по колено, горы по плечу. Я был в употреблении почти 10 лет. Все это время не работал, а пытался заработать деньги криминальным путем. Воровал, по-простому.

Много раз пытался бросить самостоятельно: ложился в больницу, капался, выходил и снова возвращался к употреблению. Я бросал десятки раз и каждый раз возвращался к тому, с чего начинал.

В 2000 году я попал в тюрьму. Всего я отсидел 5 сроков, сейчас отсиживаю шестой. За что меня сажали? За то, что воровал. А воровал я для того, чтобы раздобыть деньги на наркотики. Каждый раз попадая на зону, я пытался справиться самостоятельно. Но все попытки терпели фиаско.

Несколько лет назад я познакомился с волонтерами общественной организации «Позитивная Инициатива». Там я увидел ребят, которые также, как и я, отсидели в тюрьме, но освободились и нашли в себе силы идти дальше. С их подачи я попросился на реабилитацию в терапевтическое сообщество «Катарсис», уже 8 месяцев я здесь, и мне очень комфортно. Здесь меня не осуждают, мне хотят помочь.

У меня есть семья, они всегда мне помогали, пытались вытащить. Мои родители образованные — инженеры, они и меня пытались мотивировать получить образование. Но не получилось. В подростковом возрасте они меня «отпустили», и меня воспитывала улица. Я, кстати, сам хотел стать инженером, как родители. Даже год проучился в институте. А потом пошли наркотики.

Мне еще три года до освобождения, я надеюсь на условно-досрочное. У меня есть четкий план, чем я буду заниматься после выхода из тюрьмы.

Я не считаю, что тюрьма или заключение могут помочь человеку избавиться от зависимости. Находясь за решеткой, человек просто на время прерывает употребление, точно также можно закрыться дома и «переболеть». Единственно что действительно помогает – это терапевтическое сообщество. Было бы здорово, чтобы в каждой тюрьме было такое сообщество, чтобы у ребят был выбор.

Человеку, который употребляет, нужно не осуждение, ему нужна поддержка и помощь. Если у него будет возможность обратиться за помощью, если его не будут осуждать, высмеивать, издеваться, – конечно он вылечится быстрее.

Максим, 30 лет

Я нахожусь в тюрьме почти полтора года. Меня посадили за употребление наркотиков, мне дали 4 года. Употреблять я начала в 18 лет, все было постепенно, сначала я курил травку, потом перешел на спайсы. На травке я просидел примерно 6 лет, только потом перешел на спайсы.

Я пытался просить помощи по телефону. У нас по всему городу висят объявления «Помощь в лечении наркотической и алкогольной зависимости». Я несколько раз звонил по номеру на объявлении, но там никто не брал трубку. И смех, и грех.

Много раз я пытался понять, почему я стал потреблять, но до сих пор не пришел к истинной причине. У меня обычная семья, родители занимаются земледелием, папа ездил на заработки заграницу. Мама домохозяйка, у меня есть старший брат. Родители пытались мне помочь так, как могли. Тема наркотиков была как будто запретная в нашей семье. Родители знали, что я курю, но не говорили со мной на эту тему. Может они просто не знали, как начать?

Я не хочу и не могу их осуждать, они как родители делали все возможное.

В тюрьме, как ни странно, я нашел себя настоящего. И за это я благодарен заключению. У меня здесь было достаточно времени, чтобы осмыслить свое поведение и разобраться в себе.

Когда меня только закрыли, у меня была огромная обида, я считал, что тюрьма – это плохо и здесь мне ничем не помогут. Но прошло время, и я понял, если бы не тюрьма – я бы, наверное, уже и не выжил бы. Заключение помогло оградить меня от плохой компании. Сегодня я нахожу в заключении только плюсы – я бросил здесь курить, у меня нет доступа к наркотикам, я много читаю, прошел компьютерные курсы, познакомился с хорошими людьми.

Я очень скучаю по родным и близким, и очень хочу на волю. Но что есть, то есть.

Думаю, что заключенным в нашей стране нужна альтернатива для людей, которые находятся в употреблении. Они заслуживают права выбирать – лечиться им, принимать метадон, проходить реабилитацию или продолжать употреблять, но безопасно и без вредя себе и окружающим.

Юра, 30 лет

В Терапевтическом сообществе я нахожусь уже год и три месяца. Я попал сюда случайно, долгое время пытался сам избавиться от наркотической зависимости, но не хватало силы духа.

Мне дали шесть с половиной лет. За распространение наркотиков. Мне всегда хотелось легких денег. На дядю я работать не хотел, вот и придумал себе занятие – выращивать марихуану. Позже я вошел во вкус и начал заказывать более тяжелые наркотики через интернет и там же их продавать.

Употреблять я начал в 14 лет, может даже 13. Наркотики давали мне уверенность в себе, принятие. Наркотики вообще дают человеку то, чего ему больше всего не хватает. Мне не хватало уверенности в себе, теперь я это осознаю.

Я из приличной семьи, бабушка и мама – хирурги. Они много работали, чтобы обеспечить меня всем необходимым. Папа в нашей семье умер, когда я был маленьким. Я не был прямо «конченным наркоманом», наверное, поэтому долгое время родные просто не замечали, что что-то не то. Мы, если честно, никогда даже и не говорили об этом на чистоту. Наверное, это одна из самых больших ошибок в моей жизни.

Когда меня посадили, это была настоящая трагедия для всей семьи, это был шок. Я отсидел месяц во время следствия, меня отпустили домой и у меня умерла мать. Я похоронил ее и снова вернулся в тюрьму.

Очень сложно не выброситься в окно, когда ты в тюрьме. Но у меня получилось сдержаться, потому что здесь были люди, с которыми я мог пообщаться, пошутить, это меня держало на плаву.

Тюрьма кого-то спасает от смерти, это я точно знаю. Но это все временно, ведь если у тебя есть деньги – ты можешь найти здесь все что хочешь, и наркотики тоже. Да, здесь есть метадоновая программа, но кому-то она подходит, а кому-то нет.

Мне повезло, и я попал в терапевтическое сообщество «Катарсис». Честно? Я не желаю, что я попал в тюрьму. Потому что сейчас мне это идет на пользу. Мне осталось до освобождения 2,5 года. Я надеюсь, что выйду в следующем году условно-досрочно. Первое что я сделаю, когда выйду – пойду гулять в парк. Знаешь, как происходят прогулки в тюрьме? Есть площадка на 20 квадратных метров, и ты каждый день ходишь из угла в угол, и так 6 лет подряд. А в парке можно ходить сколько душе угодно, это так круто!

Я не знаю, как сложилась бы моя жизнь, если бы можно было вернуть время назад. Я даже не хочу думать об этом. Я живу здесь и сейчас, и я хочу думать о будущем, а не о прошлом.

У меня есть план после освобождения – я хочу поступить в университет, меня интересует все, что связано с творчеством, мечтаю научиться профессионально рисовать.

Справка

По данным Национальной Администрации Пенитенциарных Учреждений, на 1 января 2021 года в тюрьмах страны отбывали наказание 5444 человек. Из них 708 были осуждены за выращивание и распространение наркотиков, а также за содержание притонов для потребления наркотиков или этноботанических средств.

Выражаем благодарность Национальной Администрации Пенитенциарных Учреждений за помощь в организации интервью.

Источник

Похожие статьи